Очередной триумф ЛГБТ

1 год назад

Скорость жизни, иначе – само время (в том плане, что на ее, времени, единицу теперь приходится куда больше событий, научных открытий и проч., чем это было раньше) ускорилось. Причем ускорилось значительно и в ряде случаев по не совсем, скажем так помягче, оправданным/рациональным направлениям. Например, ну кто бы еще четверть века тому назад мог бы подумать, что в коммунистической Кубе легализируют однополые браки (это случилось осенью прошлого года), а англиканская церковь разрешит благословлять однополые браки (голосование Генерального синода Церкви Англии прошло несколько дней назад)?

Нет, кто-то (по крайней мере, из числа тех, кто имеет отношение к планам по глобальному переустройству мира), разумеется, предполагал, что события найдут такую развязку. Однако для стороннего наблюдателя сложившееся положение дел, если вдуматься, конечно (эту способность многие – и здесь Запад лидирует – увы, потеряли) не может не вызвать удивления. Особенно, что касается двух вышеприведенных примеров.

Но если с Кубой все более-менее ясно (такой шаг, в принципе, был закономерен после того, как «остров Свободы» подпал под влияние США), то вот с Церковью Англии – огромный знак вопроса: с чего бы это? Ведь если следовать Писанию, мужеложство и прочие сексуальные девиации являются грехом. С этим даже пытаться спорить бесполезно. Ибо сказано: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле»(Бытие 1:28). То есть изначально, согласно библии, смысл полового союза был в размножении, а последнее возможно только в результате соития между мужчиной и женщиной. Следовательно, все иные формы сексуальных взаимоотношений (мужеложство, лесбиянство и проч.) автоматически приобретают негативный, то есть дьявольский заряд. Таким образом, как бы это ни было парадоксально, получается, что Генеральным синодом Церкви Англии было одобрена дьяволоугодная инициатива. Из чего вывод делается однозначный: на одну конфессию в христовом воинстве стало меньше.

Тут, конечно, можно сказать, что английская церковь – это все-таки не католичество и ее влияние весьма ограничено. Однако все же следует держать в голове ряд моментов. Во-первых, учитывая политические амбиции Лондона в сфере международной политики, не стоит недооценивать влияние его церкви. Во-вторых, это уже далеко не первый такой прецедент. До этого дали добро на венчание однополых пар старейшая протестантская конфессия в США Объединенная Церковь Христа, Евангелическая лютеранская церковь США, Епископальная церковь США, Объединенная церковь Канады, Евангелическая церковь Германии, Лютеранская церковь Швеции, Протестантская церковь Нидерландов и проч. Но решение Английской церкви, если брать общую тенденцию, все-таки выделяется на обще фоне, так как она существенно ближе к исходному, каноническому течению, являясь, по сути, неким веревочным мостиком от протестантизма к католичеству – самой влиятельной христианской конфессии на Западе. И в этом плане становится очевидным, что при усилении ЛГБТК+-тренда последнему, католичеству то есть, не останется ничего другого, как пойти на шаг с венчанием однополых браков (не стоит забывать о конкуренции между церквями: что тоже является значительным фактором в контексте того, что в принципе сейчас авторитет церкви падает). Тем более что все идет к этому.

Можно сказать, что «загвоздка» с благословением однополых браков для католической церкви – это не более чем вопрос времени. Так, в первых числах февраля во время пресс-конференции после посещения Южного Судана папа Франциск еще раз повторил, что католическая церковь не может разрешить брак однополых пар, но при этом подчеркнул, что поддерживает легализацию однополых браков в законодательной плоскости, добавив, что законы, запрещающие гомосексуальность, являются «проблемой, которую нельзя игнорировать». Кроме того, самый главный католик в мире отметил, что «люди с гомосексуальными наклонностями – дети Божьи. Бог любит их. Бог сопровождает их… осуждать человека таким образом – грех».

Так что, думается, в скором времени руководство католической церкви дожмут, и она вынуждена будет выдать согласие на благословение однополых браков. Тем более что отдельные прецеденты уже были: вспомним историю со взбунтовавшимися немецкими священниками, которые еще в позапрошлом году начали благословлять однополые браки. Так что ой как не за горами то время, когда альтернативная (дьявольская, если следовать Писанию) точка зрения станет официальной. А это, в свою очередь, будет означать, что бастион традиционного брака на Западе рухнул. И мир стал еще на один шаг ближе к новому порядку – перевертышу прежнего. В котором гетеросексуальному мужчине (особенно белому) будет отведена крайне малая и незавидная роль – представителя класса бывших «угнетателей», которому предстоит смыть свой позор. То есть, собственно говоря, исчезнуть.

И тут вопрос: а какое отношение это имеет к России? В российской конституции черным по белому записано, что «брак – это союз мужчины и женщины». К тому же недавно был принят закон, криминализирующий пропаганду ЛГБТК+. Православная церковь строго и непоколебимо стоит на страже традиционных ценностей. Чего бояться-то?

На самом деле, есть чего. Поскольку все очень сильно зависит от конъюнктуры. Взять тот же закон о запрете пропаганды ЛГБТК+. Нужно понимать, что принят он был, во-первых, как ответ Западу в контексте прокси-войны с РФ, во-вторых, больше для повышения политического контроля, наличия дополнительных рычагов в борьбе с инакомыслием (СВО вскрыла немало внутренних проблем, и не только экономического характера) и, наконец, в-третьих, есть немало сомнений в твердости данных убеждений самих народных избранников, которые не столько проталкивают свою повестку, сколько легитимируют волю Кремля.

Это – что касается закона. Теперь к позиции РПЦ. Да, вряд ли она изменится, но дело в том, что влияние и авторитет православной церкви нынче не столь высоки, как, скажем, в царской России. Будем честными, РПЦ обладает определенным влиянием по одной простой причине: в Кремле видят в ней резон. А что будет, если Владимира Владимировича сменит человек сугубо атеистических взглядов? А будет то, что сфера влияния РПЦ значительно сузится, после чего говорить о ее какой-то заметной роли в функционировании социума будет по меньшей мере неуместно.

Что остается – конституция? Ну и она не является чем-то незыблемым: поменяли один раз – значит, можно и еще. И кто даст гарантию того, что в следующей редакции пункт о браке как о союзе мужчины и женщины не исчезнет вовсе? В том-то и дело, что никто.

И все это при том, что законодательный запрет не является адекватным ответом на идеологический тренд. Идеологии (а внедрение ЛГБТК+ – это именно идеологическая диверсия, мировоззренческая) должна противостоять идеология. Есть ли в России такая идеология? Вопрос, понятно, риторического характера. Идеологии нет. Есть какие-то отдельные messages о традиционных ценностях, патриотизме и проч., которым нет четких определений и часть которых в немалой степени дискредитирована самой властью (как это может быть, что у патриота России куча недвижимости за рубежом, приобретенная на средства, превышающие его официальные доходы?). И это все, что мы имеем на сегодняшний момент.

Какие отсюда следствия? А следствия такие: «По статистике, до трети подростков в России уже не видят ничего дурного в том, что однополые пары будут усыновлять детей. Их кто-то уже таким образом воспитал и продолжает воспитывать в постоянном режиме. Усыновления эти и браки в кавычках, как мы видим, не предел, а пролог. У нас и фантазии не хватит вообразить то, что там придумали и для нас приготовили», –отмечает писатель и политик Захар Прилепин («Уроки русского», выпуск 132).

И тут надо понимать, что закон о запрете ЛГБТК+ пропаганды мало что изменит. Уже есть эта треть, и со временем, поскольку мы живем не в изоляции, как Северная Корея, их не станет меньше. То есть почва для смены идеологической парадигмы – она готовится и в РФ (СВО несколько затормозила этот процесс, но что будет после, когда СВО закончится и когда отношения с Западом в том или ином виде будут восстановлены? – на это ответ никто не даст).

И Прилепин в этом смысле совершенно прав, когда заявляет, что «поэтому мы не про них говорим, а про нас говорим. Это наша крыша в Пскове, и ее тоже надо чинить». Только в Кремле, такое чувство, то ли не знают, как это сделать, то ли, как обычно, думают, что пронесет (или вообще не думают на эту тему). Одним запретом этот узел не разрубить. Нужна целостная мировоззренческая концепция, которая может синтезировать в себе традицию и постмодерн. Но вот с этим в РФ – большие проблемы. Ждать от кремлевских идеологов новой мировоззренческой концепции – все равно что ответа от статуи.

Поэтому вся надежда только на самих себя. «Мужчина, соберись, ты же – мужчина», – говорит Прилепин.

Не поспоришь. Другого – не дано.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ