Шольц строит оппозицию США, или Зачем Медведев встречался с Си Цзиньпином

4 недели назад

Поездка Дмитрия Медведева в Китай стала прямо-таки плодоносной почвой для разных конспирологических теорий – вплоть до того, что это были смотрины преемника. То есть Дмитрия Анатольевича (впрочем, была версия, что им может быть и секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак). И да, эта гипотеза на первый взгляд может показаться самой логичной, особенно если поместить ее в контекст поездки Владимира Зеленского в Вашингтон. Иначе сложно объяснить, почему Си Цзиньпин провел личную встречу с политиком столь, скажем так помягче, «декоративного статуса» (совершенно очевидно, что Дмитрий Анатольевич не является политическим тяжеловесом и от его мнения/воли мало что зависит).

Фото: Liu Weibing/Xinhua via AP

Однако все равно, даже если принять то, что Владимир Владимирович решился на «рокировку 2.0», какие-то сомнения (и довольно сильные, отметим) остаются. Поскольку сложно придумать более проигрышный вариант, чем «президент Медведев», так как фигура Дмитрия Анатольевича отторгается практически всеми, а его политический вес измеряется чуть ли не в граммах. Не стоит думать, что граждане РФ забыли ему пенсионную реформу, а силовики и патриоты-консерваторы – его либерализм (и тут, как ни переобувайся, этим делу не поможешь, тем более что кроме «неоднозначных» постов в «Телеграм» Дмитрий Анатольевич себя за последнее время ничем не проявил). Так что картинка не складывается – с какой стороны ни смотри и какими спецсредствами ее ни обрабатывай.

Но что если изменить контекст? Зачем все привязывать к Зеленскому и операции «Преемник», которая, по всей видимости, нынче поставлена на паузу и не будет, скорее всего, вновь запущена, пока не будет хоть какой-то ясности по СВО? Абсолютно не за чем. Зарубежную поездку надо встраивать в международный контекст. А что там предшествовало встрече Медведева и товарища Си? Верно: телефонный разговор президента Германии Франка-Вальтера Штайнмайера с председателем КНР, в ходе которого первый призвал второго содействовать урегулированию «украинского конфликта». Как сообщает пресс-служба МИД Китая, «стороны обменялись мнениями по украинскому кризису. Си Цзиньпин подчеркнул, что Китай настаивает на примирении и продвижении переговоров и считает, что затягивание и усложнение кризиса не в интересах каждой из сторон».

Что тут надо иметь в виду? Прежде всего то, что это уже не первое обращение к товарищу Си со стороны высшего немецкого руководства. Не будем забывать, что канцлер Германии Олаф Шольц был первым из мировых лидеров, кто совершил поездку в Китай после переизбрания Си Цзиньпина на третий срок. Причем не как представитель Евросоюза, а именно как нацлидер, пусть и одной из стран, входящих в ЕС (на это, в частности, указывает негативная реакция Парижа, который обвинил его чуть ли не в предательстве интересов ЕС). И ехал он почти с тем же посылом: уговорить Си Цзиньпина, чтобы тот повлиял на Кремль в плане урегулирования конфликта на Украине и недопущения ядерного удара (тогда эта тема стояла во главе всей повестки). Об этом, кстати говоря, заявил сам Шольц на совместной пресс-конференции с главой китайского правительства Ли Кэцяном. Так что никаких секретов тут нет: информация открытая. А также известно и то, что Шольц ездил не один, а в компании с представителями крупного немецкого бизнеса, которые вследствие энергокризиса в ЕС рассматривали/рассматривают Китай как новую локацию для своих производственных мощностей. Что, в свою очередь, выступает в качестве серьезной предпосылки к укреплению и развитию экономических отношений между Германией (а через ее посредничество, возможно, и с другими странами ЕС) и Китаем. И все это происходит – внимание!– на фоне ухудшения американо-китайских отношений и активизации агрессивной политики США в отношении КНР (тот же «тайваньский кейс», допустим). Можно сказать, Шольц действует в пику США, стремящихся превратить ФРГ в своего послушного сателлита.

Но при чем здесь Россия? А притом, что, во-первых, «украинский конфликт» крайне негативно влияет на экономику Германии, а во-вторых, ФРГ совершенно не хочет раз и навсегда рвать все экономические связи с РФ. Об этом говорит как и недавнее заявление Шольца о том, что «после войны Россия останется крупнейшей страной на европейском континенте. Поэтому очень важно, чтобы мы подготовились к этому времени», так и откровения британского экс-премьера Бориса Джонсона, поведавшего, что «в какой-то момент немцы считали, что если это должно было случиться (спецоперация на Украине – прим. авт.), что было бы катастрофой, то было бы лучше, если бы все это закончилось быстро и чтобы Украина рухнула». То есть ФРГ как часть западного мира, скорее, была вынуждена присоединиться к общему «антироссийскому тренду», чем сама хотела этого – в отличие от тех же Штатов, которым выгодно ослабление РФ . Поскольку союз Германии с Россией создает угрозу американской гегемонии (при таком раскладе Германия во многом снижает свою зависимость от американцев, а вместе с ней – и ЕС).

Но в данных реалиях одного союза с РФ уже недостаточно. Исходя из прежней биполярной геополитической модели, трансформировавшейся в модель многополярную, но с сохранением лидерских позицией США и Китая, залогом развития и экономического роста становится союз либо с Америкой, либо с КНР. Но Штаты нынче исподволь ведут политику по ослаблению ЕС: мощная и субъектная Европа – это помеха на пути возвращения американской гегемонии, а вот слабая и зависимая – это то что надо. И Германия как крупнейшая экономика ЕС играет ключевую роль. Именно поэтому снижение экономической мощи ФРГ – это одна из главных целей США. И не сказать, что для Берлина это является секретом. Там все прекрасно понимают, на что направлены действия американцев (нефть втридорога, закон о снижении инфляции, предусматривающий крупные инвестиции в климатически и экологически чистые источники энергии, что создает угрозу миграции немецкой промышленности в США, и проч.). Поэтому весьма вероятно, что Шольц склонился к модели «Германия – Россия – Китай» в противу США (поэтому, кстати говоря, Германия не слишком усердствует в наращивании военной мощи, предоставляя на всякий случай эту почетную миссию Польше).

И действительно, такой союз (а к нему присоединились бы, надо полагать, и некоторые страны ЕС, та же Австрия, например) вполне мог бы составить США реальную угрозу. Но есть одна существенная проблема, которая не дает приступить к реализации данной стратегии (разумеется, если мы допускаем, что такая имеется). И ее имя – «украинский конфликт». Вот если бы его разрешить, да еще и силами только Германии и Китая, тем самым поставив на место и США, и не в меру амбициозного Эрдогана, который, почувствовав силу, начинает уже конкурировать и с КНР, тогда можно было бы не только приступить к формированию такого союза, но, что самое главное, на тех правилах, что будут диктовать Германия и Китай на правах миротворцев.

Вот в чем заключается «план Шольца». И звонок Штайнмайера Си Цзиньпину был следующим шагом в направлении «тройственного союза», как бы такой подготовкой к контакту с «третьей» стороной, то есть с Россией. И визит Медведева стоит рассматривать именно в этом контексте. Поэтому то объяснение, которое дал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, – оно, как ни странно, в общих чертах, думается, соответствует реальному положению дел: Медведев передал Си Цзиньпину послание от Путина. Что было в нем – сказать сложно. Но можно предположить, что это послание касалось разрешения «украинского конфликта».

И, видимо, китайская сторона нашла определенные пункты весьма интересными, судя по тому, что Си Цзиньпин заявил о том, что: а)«Китай готов идти на сближение с Россией ради более справедливого глобального управления»; б) касательно «украинского кейса» выразил надежду, что «стороны сохранят рациональность, сдержанность и проведут всеобъемлющий диалог». Другим подтверждением заинтересованности Китая в «плане Шольца» является то, что спустя несколько дней состоялись переговоры Владимира Путина и Си Цзиньпина в онлайн-формате, в ходе которых китайский лидер подтвердил установку на глобальное сотрудничество с Россией: «Перед лицом непростой, далеко неоднозначной международной обстановки мы готовы наращивать стратегическое взаимодействие, предоставлять друг другу возможности для развития, быть глобальными партнерами на благо народов наших стран и в интересах стабильности во всем мире», – заявил. Это – во-первых. А во-вторых, не прошел мимо и переговорного процесса: «Мы обратили внимание, что российская сторона никогда не исключала возможности урегулирования конфликта на Украине путем проведения дипломатических переговоров. КНР одобряет такую позицию», – подчеркнул Си Цзиньпин.

Какие бы то ни было окончательные выводы делать, без сомнения, рано. Китай – очень осторожный и даже хитрый «партнер», что называется, себе на уме (так, на днях на тот момент еще глава банка «Открытие» Михаил Задорнов (он покинул свой пост 1 января 23-го) констатировал, что «китайские банки полностью соблюдают все санкционные ограничения, установленные американским Минфином. Например, они не работают с санкционными российскими банками»).Но нельзя не отметить, что «план Шольца» постепенно находит свою реализацию: Китай становится связующим звеном между Германией и Россией. И более того: Си Цзиньпин выступает за мир («украинский конфликт» не выгоден и КНР) не на условиях Вашингтона или Украины, а на условиях России. На это указывают как готовность Си Цзиньпина к стратегическому партнерству с РФ, так и, допустим, тот факт, что в ООН Китай проголосовал против резолюции о выводе российских войск с Украины.

Как будут развиваться события дальше – все равно что гадать на кофейной гуще. Однако общие рамки, которые можно определить как противостояние за лидерство в новом мире, видятся довольно отчетливо. Так, США очень негативно и даже нервически отреагировали как на разговор Штайнмайера с Си Цзиньпином, так и на встречу последнего с Медведевым. О чем, в частности, свидетельствует звонок госсекретаря США Энтони Блинкена министру иностранных дел КНР Вану И (на данный момент – уже бывшему)после отъезда Дмитрия Анатольевича из Китая. И то, что содержательного разговора не получилось, – еще один сигнал в пользу того, что Си Цзиньпину приглянулся «план Шольца».

Но так же очевидно, что Вашингтон не будет сидеть сложа руки и смотреть, как формируется «тройственный союз», которому однозначно будет под силу свалить гегемонию Штатов. Это – еще один «темный» и крайне плохо прогнозируемый момент. Тем более совершенно непонятно, как КНР перенесет очередную волну коронавируса, не перейдет ли она, эта волна, на другие страны и как они будут справляться с напастью, в случае если такое произойдет. К тому же неизвестно, как будут развиваться события на поле боя на Украине – что тоже является очень существенным фактором в «плане Шольца». Но ясно одно: события по этому треку будут развиваться. С высокой степенью вероятности можно предположить, что мировую геополитическую архитектонику ждет еще один тектонический сдвиг, чьи контуры могут как совпасть с «планом Шольца» (по крайней мере, что касается «тройственного союза»), так и вылиться в иную конфигурацию. Тот – условно – порядок, который можно констатировать на сегодняшний момент – он явно ненадолго. И вот это – единственное, что можно заявлять практически со 100%-й уверенностью.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ