О таблетках от всех болезней и прививках – хороших и разных

Сказать, что я всегда выступала за прививки – ничего не сказать. Став мамой двоих детей, я с ястребиной зоркостью регулярно проглядывала их «Дневник здоровья» – так называется во Франции многостраничная тетрадь в синей обложке, выдаваемая всем родителям при рождении ребенка.

Газета.ру

В нее педиатр скрупулезно вносит даты сделанных прививок. И как же облегченно я вздыхала каждый раз, когда в «Дневнике здоровья» появлялась новая запись. Вот мои дети защищены от туберкулеза, вот им уже не страшны дифтерия, полиомиелит, коклюш, краснуха. Ура, мы сделали прививку и от столбняка! Менингит болезнь коварная. Тоже хорошо от нее защититься. Ничего, если всю ночь дети красные, с температурой под сорок, метались в кроватях. Лучше одна бессонная ночь, чем реальный риск для жизни. В то время во Франции обязательными для детей были четыре вакцины, но я так хотела уберечь моих отпрысков от всех возможных хворей, что сделала им значительно больше прививок.

Когда в начале 2000-х педиатр посоветовал недавно разработанную знаменитым Пастеровским институтом и выпущенную компанией «Санофи Пастер» вакцину от гепатита Б, мы с мужем не раздумывая сделали детям и ее. Первую дозу, потом вторую. Оставалось третья. И тут в прессе появились сообщения о ее возможном страшном побочном эффекте. У десятков привитых людей стремительно развился рассеянный склероз. Некоторые из них подали иски. Французские суды, не обвинив открыто прославленный институт и знаменитую фармакологическую компанию и опираясь не на научные аргументы (по странному стечению обстоятельств большинство научных исследований не углядели связи между вакциной и появлением у привитых неизлечимой болезни), а исключительно на юридические, многие иски удовлетворили.

Увы, выигранные истцами крупные суммы не могли вернуть им здоровья. Их ждали усталость, нарушение рефлексов, головокружение, замедленная речь, снижение двигательной активности и, в конечном итоге, мучительная смерть. Долгие годы после этого я с леденящим сердце страхом и неизбывным чувством вины приглядывалась к моим детям – не проявился ли и у них симптом неизлечимого аутоиммунного заболевания. А еще корила себя за слепое доверие фармакологическому бизнесу. Вот уж поистине благими намерениями вымощена дорога в ад. К 2018 году каждый третий француз уже не доверял вакцинам, но это не помешало французским властям к четырем обязательным для детей вакцинам прибавить еще 7. Итого, 11 вакцин, без которых ребенок не может пойти ни в детский садик, ни в школу. Родители рассерженны, многие врачи растеряны. И, самое тревожное, в этом длинном списке фигурирует и сомнительная вакцина от гепатита Б.

Фармакологические лаборатории и компании… Государства в государстве, ворочающие миллиардами гиганты, которые реально спасали и спасают своими препаратами миллионы жизней. Но что случилось с ними в последние десятилетия? Неужели те, кого мы считали нашими защитниками, теперь ратуют о наживе больше, чем о нашем здоровье и безопасности, а порой даже сознательно нам вредят? Верить этому не хочется, но факты вещь упрямая.

В 2012 году фармакологическая компания «ГлаксоСмитКляйн» (Glaxo Smith Kleine, сокращенно GSK) признала свою вину в подделке клинических исследований и миллионных взятках врачам для рекламы и распространения лекарства «Паксил» (Paxil) не по назначению. Компания рекламировала его для лечения депрессии у пациентов младше 18 лет, хотя Управление по санитарному надзору за качеством медикаментов и пищевых продуктов, знаменитое FDA, никогда не одобряло его в педиатрии. GSK подготовила и распространила вводящую в заблуждение статью в медицинском журнале. В ней сообщалось, что клиническое испытание «Паксила» продемонстрировало эффективность в лечении депрессии у пациентов в возрасте до 18 лет.

На самом деле исследование ее не продемонстрировало. GSK утаила данные двух других исследований, в которых «Паксил» также не продемонстрировал эффективность в лечении депрессии у юных пациентов. Компания спонсировала программы ужинов, обедов и спа-программ, направленных на популяризацию использования «Паксила» у детей и подростков. Щедро заплатила докладчику за выступление перед аудиторией врачей и оплатила питание и санаторно-курортное лечение всем присутствующим медикам. А ведь «ГлаксоСмитКляйн» было прекрасно известно, что этот антидепрессант повышает у подростков риск суицидального мышления и поведения. Прищученная американским правосудием компания признала себя виновной и заплатила штраф в 3 миллиарда долларов.

Фармакологический гигант «Джонсон и Джонсон» (Johnson & Johnson, сокращенно J&J) и его дочерние компании заплатили в 2013 году штраф более 2,2 миллиарда долларов для избежания уголовной и гражданской ответственности. Проблема возникла из-за нескольких рецептурных препаратов, в частности Risperdal и Invega. Эти лекарства предназначались исключительно для лечения шизофрении, но компания широко рекламировала их использование в других целях и платила взятки врачам, чтобы они выписывали эти лекарства пожилым людям с деменцией, а также пациентам в состоянии депрессии, тревожного состояния, возбуждения и агрессивного поведения.

«Эти действия поставили под угрозу здоровье и безопасность пациентов и нанесли ущерб общественному доверию. Министерство юстиции намерено и далее предотвращать все формы мошенничества в сфере здравоохранения и бороться с ними. Мы привлечем к ответственности любую корпорацию, которая нарушает закон и увеличивает свою прибыль за счет американского народа»,

– заявил тогда генеральный прокурор Эрик Холдер.

«Когда компании ставят прибыль выше здоровья пациентов и злоупотребляют долларами налогоплательщиков, мы требуем ответа. Помимо значительных денежных санкций, мы обеспечим наличие надежных мер, которые будут способствовать изменению корпоративного поведения»,

– сказал заместитель генерального прокурора Тони Уэст.

А помощник генерального прокурора по гражданским делам министерства юстиции Стюарт Ф. Делери заверил:

«Как пациенты и потребители мы имеем право полагаться на утверждения фармацевтических компаний о своих препаратах. Как налогоплательщики мы имеем право проверять, что федеральные средства на здравоохранение расходуются надлежащим образом. Мы продолжим настойчиво преследовать те компании, которые коррумпируют нашу систему здравоохранения».

Думаете, с тех пор «Джонсон и Джонсон» ведет себя идеально? Ошибаетесь.

В 2019 году после двух месяцев судебного разбирательства в штате Охлакома в отношении «Джонсон и Джонсон» был вынесен вердикт: фармацевтической компании было приказано выплатить штату 572 миллиона долларов. На судебном процессе прокурор говорил о настоящем кризисе, спровоцированном этой фармацевтической компанией и унесшим с начала 2000-х годов десятки тысяч жизней. Производителя таблеток Nucynta и пластыря Duragestic обвинили в злоупотреблении при распространении этих сильных обезболивающих. Компания не предупредила об их побочных эффектах и риске тяжелой зависимости, а ведь они содержат фентанил, синтетический опиоид, в десятки раз сильнее героина и морфина.

Опиоидный кризис разрушил штат Оклахома. Его необходимо немедленно остановить!

– сказал судья Тад Балкман.

По его мнению, речь идет о создании угрозы общественной безопасности, так как «Джонсон и Джонсон» использовала методы «лживого маркетинга и продвижения опиатов» и опровергала информацию об эффекте привыкания. Результат – опиоидный бум, затронувший в первую очередь белых людей в сельской местности этого штата и спровоцировавший тысячи передозировок и смертей. По самым скромным подсчетам, с 1999 по 2017 годы от них в США умерло более 400 тысяч человек.

Лекарство Zyprexa было одобрено FDA только для лечения шизофрении, но компания «Эли Лилли» (Eli Lilly) рекламировала его для лечения слабоумия, болезни Альцгеймера, агрессии, нарушения сна и депрессии. Руководство фирмы разработало рекламу препарата для использования его не по назначению и поручило сотрудникам игнорировать закон и продвигать «чудо-лекарство». Результат – суд и штраф в полтора миллиарда долларов. Это случилось в 2009 году.

Тогда же американская фармацевтическая компания «Пфайзер» (Pfizer) согласилась выплатить 2,3 млрд долларов с тем, чтобы вне суда урегулировать дело о мошенничестве. Гигант фармакологии был признан виновным в незаконном рекламировании своих лекарств: утверждал, что они помогают при болезнях, на которых не тестировались и, соответственно, на лечение которых не имели лицензий. «Пфайзер» платил взятки и гостеприимно принимал представителей органов здравоохранения, чтобы они прописывали пациентам лекарства их фирмы. Речь идет о четырех препаратах: противовоспалительном Bextra, антиэпилептических Geodon и Lyrica, а также антибиотике Zyvox.

Одно из подразделений компании признало себя виновным в ребрендинге лекарств «с намерением ввести в заблуждение».

«Мы сожалеем о некоторых действиях, совершенных в прошлом, – заявило тогда руководство фирмы, – но гордимся действиями, которые предприняли с целью ужесточения нашего внутреннего контроля».

Концерн обещал подписать соглашение о корпоративной этике и размещать на интернет-сайте компании детальные данные о ее деятельности. Окружной прокурор штата Массачусетс Майк Лаукс отметил:

«Гигантский штраф отражает серьезность преступлений, совершенных фирмой Pfizer».

А заместитель директора Федерального бюро расследований США по уголовным расследованиям этого штата заявил:

«Хотя расследования такого рода часто длительны и сложны и требуют больших ресурсов для достижения позитивных результатов, это не помешает ФБР продолжать делать все, чтобы фармацевтические компании действовали на законных основаниях».

Коронавирус напугал самых смелых. Тех, кто продолжал сомневаться в степени опасности новой заразы, «дожали» СМИ тревожными репортажами из переполненных больниц. Я и сама, обзванивая для очередного интервью друзей и знакомых, с печалью узнавала, что еще кто-то загремел в госпиталь, а то и на аппарат ИВЛ. Безответственны те, кто утверждает, что вируса не существует. Переболела им достаточно тяжело и со всей мерой ответственности говорю: Еще как существует! Хотя, будем честны, по степени заразности и смертности – это не холера, не оспа и не чума.

Если у нас в России с начала эпидемии сердобольные фармацевты облегчили жизнь до предела загруженным из-за эпидемии врачам, советуя заболевшим ковидом нужные и эффективные лекарства, то во Франции произошло нечто странное, чтобы не сказать страшное. Фармацевты отказывались продать натужно кашляющим ковидным больным – зараза уже явно атаковала бронхи и легкие, люди задыхались – антибиотики. Ведь во Франции антибиотики выдают строго по предписанию врача. А правительство дало указание врачам не принимать заразившихся. «Сидите дома и пейте парацетамол», – говорили своим пациентам лечащие терапевты по телефону. Конечно, госпитали очень быстро заполнились тяжелобольными.

В этой ситуации западным фармакологическим компаниям и лабораториям представилась уникальная возможность защитить человечество от опасного вируса. Забыты были их старые грехи, все поверили, что они обеспечат людей надежной вакциной. Как же ее ждали во Франции! Как считали недели, а потом дни до появления панацеи! С какими радостными лицами шли на долгожданный укол и терпеливо стояли в очереди! Прошло всего несколько месяцев, и ситуация изменилась. Во-первых, оказалось, что вакцина недолгосрочна.

Сперва производители обещали два года защиты, потом год, а теперь лишь шесть месяцев. Во-вторых, французы стали сомневаться в ее эффективности, ведь вакцинированные продолжают заболевать и заражают других. В-третьих, граждан напугали множащиеся побочные эффекты. О них говорят и рядовые французы, и знаменитости, которых эмоции просто захлестывают.

Актриса Анни Дюпере заявила еще в начале программы вакцинации:

«Считаю, что необходимо подождать, так как это средство экспериментально и никогда не было использовано ранее. Его лживо называют вакциной, но это скорее генная терапия, и никто не знает об ее отдаленных последствиях. – И добавила печально. – Конечно, практично вакцинировать сперва самых пожилых! Так, если возникнут побочные эффекты, мы о них не узнаем – старики умрут раньше!»

«Вакцинироваться? Ни за что! – отрезала Брижит Бардо. – Мы не знаем побочных эффектов. Это лишь начало денежного марафона для фармакологических лабораторий и компаний, ведь вирус будет мутировать».

«Мы живем в мире единой мысли, – с горечью заметила противница обязательной вакцинации Жюльетт Бинош, – и теперь каждого, кто пытается задавать вопросы, заносят в списки заговорщиков. Это способ заставить людей замолчать».

А громкоголосый юморист Жан-Мари Бигар сердито басил на площади Трокадеро на очередной манифестации противников обязательной вакцинации и санитарного паспорта, содержащего QR-код:

«Нет санитарному паспорту! Почему бы им сразу не пришить нам на одежду желтую шестиконечную звезду, а?! Так будет сподручнее нас вычислять!»

Каждую субботу во всех городах Франции на улицы выходят граждане с требованием отменить обязательное для представителей ряда профессий вакцинирование и санитарный паспорт. На плакатах отчаянные надписи: «Лучше умереть свободным, чем жить в тюрьме !», «Нет цифровому концлагерю!»

Так что это – излишняя мнительность темпераментных французов или обоснованные опасения? К сожалению, второе. Ведь та же компания «Пфайзер», похоже, не извлекла уроков из прошлых ошибок и опять поставила во главу угла сбыт своей продукции, а не здоровье людей. Недавно выяснилось, что во время клинических испытаний ее вакцины от коронавируса грубо нарушались общепринятые нормы и правила подобных исследований. В частности, часть данных была сфальсифицирована, раскрывались личности добровольцев и утаивались тяжелые побочные эффекты. Клинические испытания проводила по поручению «Пфайзер» компания «Вентавия».

Когда одна из высокопоставленных сотрудниц «Ветавии» Брук Джексон осенью 2020 года сообщила в головное управление компании об этих нарушениях, то ее уволили. Джексон обратилась в редакцию одного из самых престижных медицинских изданий – «Британского медицинского журнала», предоставив в качестве доказательств нарушений фотографии, документы, видео – и аудиозаписи. Сотрудники «Вентавии» анонимно подтвердили журналистам верность слов Джексон и признались, что нарушения продолжаются. Расследование было опубликовано. Европейцы заговорили о Пфайзергейте.

Заставило это задуматься западные правительства? Увы, нет. А ведь жалобы на тяжелые осложнения после этой вакцины и других вакцин нового типа множатся. Тромбозы, инсульты, онемение лица и конечностей, исчезновение менструального цикла у юных девушек. Политики могут не особо доверять отчаянным сообщениям рядовых французов на страницах «Фейсбука», хотя большая часть из них и аргументирована. Могут скептически смотреть на выступления онлайн жертв «новаторских» прививок в передачах редких западных СМИ, которые еще пытаются «дойти до самой сути». Но по меньшей мере странным видится игнорирование ими свидетельств профессиональных медиков. А ведь они констатируют тревожное. Так, в интервью телеканалу голландские врачи Лайзен и Детерс сказали:

«Теперь в нашем отделении интенсивной терапии все больше привитых от ковида».

Им вторит австрийский врач и политик г-н Фиала в интервью «Франс Суар»:

«Новая технологическая платформа, используемая производителями этих вакцин, запрограммирована на провоцирование процесса саморазрушения наших клеток. Поскольку они будут носителями спайкового белка, то наш организм начнет атаковать их, как чужеродное тело. Каковы политические мотивы тех, кто поддерживает производство этих новых вакцин? Почему не используется старая технология создания вакцины с дезактивированным вирусом?»

21 ноября на французском канале «С НЬЮС» выступил профессор Кристиан Перрон, специалист по инфекционным болезням и прививкам и ярый сторонник вакцин в прошлом:

«Сейчас гражданам насильно навязывают не вакцину, а экспериментальное вещество, находящееся в стадии разработки, что противоречит всем законам и Нюрнбергскому кодексу! Оно не защищает от вируса и не мешает его распространению. В Англии, где провели массовую вакцинацию, умирает больше вакцинированных, чем невакцинированных».

Лауреат Нобелевской премии и знаменитый вирусолог Люк Монтанье видит возможную связь между смертью пятерых человек от редкой болезни Крейтцфельдта – Якоба, при которой мозг превращается в подобие губки, и вакциной «Пфайзер». Все умершие привились ею весной, и по мнению ученого, это не простое совпадение и требует проверки.

«Вся эта история с вакцинами нового типа – чистая коммерция, там нет науки»,

– считает Люк Монтанье.

Допустим, вышеуказанные специалисты кажутся бдительным политикам шарлатанами. Но неужели министры и депутаты настолько ослеплены неожиданно озарившим их человеколюбием и желанием любой ценой, пусть даже угрозами и запретами, уберечь человечество от ковида, что даже не консультируют международную базу данных нежелательных реакций при применении лекарственных средств VIGIBASE? Она признана ВОЗ, уже несколько лет открыта для общественного доступа и помогает ученым, пациентам и работникам здравоохранения при выборе терапии. Каждый человек может ознакомиться на VIGIBASE со случаями негативных эффектов лекарственных препаратов. 12 ноября на ней можно было увидеть, что с 1999 по 2021 годы ивермектин, например, вызвал 5 705 случаев негативных эффектов.

Гидроксихлорохин с 1968 по 2021 годы спровоцировал более 32 тысяч нежелательных реакций. Вакцина от гепатита Б с 1984 года вызвала более 104 тысяч осложнений. Безобидный аспирин с 1968 года плохо подействовал на 184 тысячи людей. Вакцина от пневмококка с 1980 года вызвала негативную реакцию у 272 тысяч привитых. Вакцины от коронавируса (речь идет о вакцинах, выпускаемых вне России) с 2020 года и до 12 ноября текущего года вызвали уже 2 миллиона 457 тысяч 386 случаев осложнений. Из них более миллиона расстройств нервной системы, 721 тысяча заболеваний опорно-двигательного аппарата, 134 тысячи сердечных расстройств, 112 тысяч нарушений репродуктивной системы и молочной железы.

Глядя на происходящее ныне в Европе и США, мне невольно вспоминаются слова Шекспира: «Прогнило что-то в Датском королевстве». Фармакологические гиганты, неоднократно привлекавшие внимание правоохранительных органов из-за подкупов, коррупции, мошенничества и заплатившие миллиардные штрафы, продолжают нечестную игру и задают тон набирающей скорость кампании вакцинации. Об их «шалостях», стоивших жизни множеству людей, никто не вспоминает. Более того, их поддерживают главы государств и правительства, на рассмотрение выносятся откровенно антиконституционные меры, и жители «свободного мира» обязаны получить сомнительный укол, чтобы не потерять работу, иметь право зайти в кафе или посетить музей. В обществе растет напряжение, экономическая ситуация ухудшается, настроение французов тоже.

Мои привитые множеством прививок и давно выросшие дети живут своей жизнью. Созвонившись на днях с сыном, я узнала от него, что его коллеги-музыканты, ученики Зальцбургской консерватории, называемой еще Мозартеум, решили собраться на площади Моцарта и принять участие в манифестации против локдауна и обязательной вакцинации в Австрии. Как же допекли людей власть имущие, что даже эти самые миролюбивые и аполитичные жители Европы – а музыканты славятся своим спокойствием и дружелюбием – решили выйти с протестом. В конце разговора сын печально сообщил, что его хороший товарищ, будущий дирижер двадцати лет на манифестацию не придет. Неделю назад он сделал прививку вакциной «Пфайзер» и уже дважды обращался в больницу с приступами – тяжелейший кашель и постоянная боль в груди. Ранее абсолютно здоровый и энергичный паренек теперь не то что дирижировать, даже ходить не может. Поистине, мир отражается в капле дождя.

Мой отец, писатель Юлиан Семёнов, как-то сказал:

«Мир живет по законам логики и долго терпеть безумия не сможет. И дело тут не в личностях, а в некой надмирной системе, управляющей нами по своим, неизменным законам».

Автор Штирлица был мудрым человеком и редко ошибался. Хочется верить, что и тут он окажется прав.

 

Автор Ольга Семёнова

Ялта – Париж

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии