Милые бранятся

10 месяцев назад

И противно думать про Путина с Сокуровым, и не хочется, и выбросить из головы хочется — и не получается ни выбросить, ни не думать. Не только потому, что изо всех утюгов про них, как ты эти утюги ни выключай. И тебе еще пишут в мессенджерах друзья-товарищи: видал? Так-то в гробу я их видал. А потому что никак не можешь понять, от чего именно противно и почему такое чувство, будто испанский стыд.

Фото: AP Photo/Pavel Golovkin

К Сокурову у меня как-то меньше всего претензий. Он как птичка. Не в том смысле, что не сеет и не жнет, хотя и это тоже. А в том смысле, что поет одну и ту же песенку. Как синички у меня за окном, когда хотят семечек: сядут там на веточки припорошенной снегом ивы и чирикают, меня будят. Мне нравится. Встанешь, откроешь окно, засыплешь в кормушку семечек, а на улице потеплело, и течет, течет с крыш декабрьская капель… Впрочем, я отвлекся.

Сокуров, стало быть.

Никогда не понимал, что такого в Сокурове. Разве для того, чтобы тебя считали большим режиссером, нужно обязательно снимать уныло, скучно и отменно длинно, длинно, длинно? Без романтических затей? Впрочем, про это отдельно. Или потому что Сокуров что-то такое в своих фильмах хочет сказать о природе власти? Так ведь мало хотеть сказать, надо чтобы было что сказать. А с этим у Сокурова напряженка…

Впрочем, я не смотрел всего. Смотрел ранние «Дни затмения». Там в одной из сцен герой листает фотоальбом с фотографиями Третьего рейха, а в это время транслируют по радио заседание Съезда народных депутатов СССР. Высказывание прозрачно: мол, нет никакой разницы между Третьим рейхом и СССР. Глупость, и вредная глупость — но основное содержание фильма все-таки не в этом. Основное содержание фильма — это красивые мужские задницы. Они там весь фильм в кадре; камера с наслаждением подолгу их рассматривает в разных ракурсах.

Большая ошибка советской власти была — запретить Сокурову снимать гей-муви. Очевидно же, что именно этого хотелось. Разрешили бы — и был бы, может, хороший режиссер, светлый и жизнерадостный, этакий советский Франсуа Озон, и кому бы было плохо? А так — борьба с режимом, размышления о природе власти, больная совесть и вот это вот все.

В этом, кстати, урок для современных левых — отстаньте вы уже от людей, кто как с кем хочет спать — и будет вам счастье…

Впрочем, я ж говорю, к Сокурову у меня претензий нет. Я все понимаю. У него работа такая — транслировать коллективное бессознательное. Ну не всё целиком, а одной группы. Интеллигенции. Той самой, которая с фигой в кармане. Транслировать ее мифы. Там сплошные мифы. И очень мало знаний.

Там считается еще с позднесоветских времен, что если страну распустить и каждый самый маленький народ заживет в своей собственной – пусть самой маленькой – стране, то всем будет только лучше. Разумеется, это не так. По многим причинам. Ну вот две. Во-первых, современная экономика устроена так, что эффективны могут быть только большие образования с собственными полными промышленными циклами и с собственным большим внутренним рынком. Пикетти вот считает, что не меньше 300 миллионов человек нужно. У нас и без того в два раза меньше. Во-вторых, хотим мы того или нет, реальность такова, что маленькое независимое (а на самом деле зависимое слишком от много) государство просто не может существовать — оно объективно вынуждено будет встраиваться в орбиту влияния больших образований. По политическим причинам — но это во вторую очередь. А в первую — по опять же экономическим: поставки сырья, энергоресурсов, комплектующих, промышленных товаров и далее везде.

Ладно, давайте еще проще скажу: не зря ведь люди на протяжении всей человеческой истории не разъезжаются жить по своим маленьким хуторам и деревенькам, а, наоборот, собираются в города, мегаполисы и городские агломерации — по отдельности жить хреново, а всем вместе лучше.

Ну миф – он на то и миф, чтобы быть страшно живучим. Давайте распустим страну, все наши беды от того, что мы такие большие — и всё тут. С места не сдвинешь. Ну и Сокуров садится на веточку и поет. Путин отчитывает его, как нашкодившего школьника. Тактично, но строго.

Не, правильно отчитывает, но у меня все-таки остаются вопросы. Ну или так, недоумение.

Всегда где Путин — там Сокуров, Солженицын, Ельцин, наследие проклятого совка и, главное, священное право частной собственности и свобода движения капитала.

Вы там из-за чего ссоритесь? По всем главным вопросам у вас полное взаимное согласие. Как говорилось в известном анекдоте, я рад, что по первому пункту возражений не имеется.

Даже смешно спрашивать, почему так получается, что когда президенту нужно продемонстрировать общение с интеллигенцией, там всегда Сокуров и солженицынская вдова и никогда – Владимир Бушин, например, или вдова Балабанова.

Наверняка случайно так получается.

И все-таки закрадывается страшное подозрение: не борьба ли это нанайских мальчиков? Медиапространство так устроено, что требует от тебя встать на ту или на другую сторону, за кого-то из двух половинок этой фигуры болеть. Но ведь это, по Пелевину, не что иное как возгонка баблоса в твоей отдельно взятой голове.

А еще проще — насильственный половой акт с твоей головой в пассивной роли.

Кажется, именно поэтому так противно об этом думать и не хочется думать, и хочется выбросить из головы.

Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Василиса
Василиса
9 месяцев назад

Так вот в чем дело.
«В этом, кстати, урок для современных левых — отстаньте вы уже от людей, кто как с кем хочет спать — и будет вам счастье…»
Это они вообще-то сами по квартирам с терпимометрами своими ходят. А потом в блогах пишут, что им не открывали и приставали, и от этого очень низкая терпимость на всей территории, а некоторые регионы надо отпустить, потому что они не хотят)))

«Ну миф – он на то и миф, чтобы быть страшно живучим.»

Станислав
Станислав
9 месяцев назад

Из большого текста, написанного автором я понял, что претензий у него к Сокурову нет, его фильмы он не понимает и поэтому они ему не нравятся и что Сокуров имеет всё таки право транслировать во внешний мир своё мнение.
Слава Богу, с этим разобрались, ну а какие претензии у автора к Путину? «Всегда там где Путин, там Сокуров, Солженицын, Ельцин», разве всегда? Очень жаль, что Балабанова или Немцова нет в живых, я думаю, у них бы нашлись жесткие слова для Путина.
А пока Путина окружают Песков, Роттенберги, Ковальчуки, Грефы и прочие личности, которые приближены из-за личной преданности, с которыми и говорить особо не о чем, потому что они всегда «за», это одна группировка, тесно сплоченная на криминале 90х годов.
Так какие претензии к Путину у автора?

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ