Иван Андреев: КАК ЕВРОСОЮЗ ВЕРБОВАЛ «ВАШИ НОВОСТИ». ЗАМЕТКИ ГЛАВРЕДА

2 месяца назад

Несколько раз в год некая медийная служба Евросоюза устраивает весёлый трип российским региональным журналистам по какому-то европейскому городу. Мне достался финский Хельсинки.

Памятник Тысячелетию России в Великом Новгороде. Фото: ВН

Отбирали руководителей СМИ оппозиционного ряда. Из Оренбурга в нашей группе из 30 человек поехала руководитель местного филиала «Эха», из Перми – редактор местного аналога «Новой», из Нижнего – совладелец местного злого антипутинского паблика.

Да, мы тоже ругали местную власть. Недавно одному из депутатов, который стоял на наших баррикадах, дали пять лет, другого руководителя выдавили из Новгородчины с клеймом уголовного преследования, два предпринимателя, на чьи средства мы существовали, свой бизнес в Новгородской области больше не ведут. Поэтому мы благодарны обстоятельствам и тем людям, которые десантировали нас в Москву в очень удачное время.

В Хельсинки нас встречала улыбчивая Лучия и болезненно низкорослый Куртц. Лучия была туповата, но сносно говорила по-русски. Куртц был поклонником Набокова и женат на русской, живут в Брюсселе.

Хельсинки – милая окраина бывшей российской империи, построенная русскими царями, «деспотами, убийцами, тиранами», мило добавляли Лучия-Куртц. Европейцы сочувствовали нам, что мы из России. Рассказывали, как классненько в Финляндии сортируют мусор, а в рашке, мол, срут в ведро на улице. Как прелестно финны сотрудничают с «Гринпис» в области сохранения природы, когда в России – напомним (см. предыдущее предложение).

Фото: pixabay.com

Нас кормили лучшими блюдами в лучших ресторанах, мы жили в самой крутой центральной городской гостинице, за три дня нас сводили во все бани и сауны Хельсинки, их немного, кстати. Лучия-Куртц восторженно потчевали нас европейскими ценностями. Наши региональные борзописцы печалились «Да, мы из России, у нас такого нет». 

Я тогда тащился от Хаски, выбрал для себя мотивом строчки из композиции «Пироман-17»: «обезглавить, обоссать и сжечь». Я был зол на них всех. Мы жили на улице Маннергейма. Хельсинки – чудесный уютный город, где подавляюще мало людей и кучи пожилых мужчин и женщин. Всё это пахло фешенебельным старьём.

В последний день нам задавали прямые вопросы «А ведь Крым аннексирован, правда?», «А ведь Путин тиран?», «А Россия ведь это Европа? Согласны?», «Ну а Татарстан не совсем русская земля, ведь так?».

Все радостно кивали. Такое весёлое сборище доморощенных сепаратистов. У меня спросили что-то про свободу СМИ, я ответил как думал. Я был доволен собой. На меня смотрели косо. 

Все эти 30 человек разъехались по своим регионам, поклонники Гельмана и независимой Сибири. Хороший журналист и редактор в российской провинции – это порой действительно четвёртая власть. Несколько ярких и неполживых борзописак могут разогнать по городу любую волну. Многих из них крышуют или патронируют местные олигархи или силовики. 

Алексей Венедиктов, признан в РФ иноагентом

Все журналисты, с кем я был, категорически не поддержали СВО. Они продолжают работать там, где и работали.

Главный редактор «Ваших Новостей»

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ