До Киева идти уже отдумали?

2 недели назад

Едва ли не с самого начала спецоперации на Украине, когда стало ясно, что блицкриг провалился и с цветами российских солдат встречать никто не собирается, стало очевидно, что с ее целями есть определенная проблема, а именно: нет их точного определения. Демилитаризация, денацификация и даже защита граждан Донбасса – все это весьма общие и размытые формулировки, напрочь лишенные конкретики.

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Пока СВО шла первые несколько месяцев – это было не так страшно, но когда военный конфликт перебрался за полугодовую отметку с весьма реалистичной перспективой продлиться еще столько же или даже больше (некоторые – преимущественно зарубежные – эксперты называют срок в два-три года), четкое определение целей СВО стало уже насущной необходимостью. А после отвода российских войск с ранее уже взятых под контроль территорий Харьковской области, сначала замалчиваемого Минобороны РФ, а после тактично названного «перегруппировкой» для «наращивания усилий на Донецком направлении» (с важным – особенно в данном контексте – уточнением: «для достижения заявленных целей специальной военной операции по освобождению Донбасса») – необходимость конкретной формулы уже переползла за критическую – красную! – линию.

«Сейчас в ТГ очень много крика и истерики. Разумного, как всегда, мало. Те, кто в феврале и марте кричал про взятие Киева, сейчас визжат о том, что все пропало. Не надо было их слушать тогда, не надо слушать и сейчас. Самое важное и главное – прекратить двусмысленность и четко сформулировать цели и задачи этой спецоперации. Без того, чтобы Генштаб говорил одно, МИД другое, а Владимир Соловьев третье. Понятно, что надо забыть все великие программы-максимум и ясно понять, от чего мы можем отказаться без потери лица, а от чего отказаться не можем. Нам нужен ясный и убедительный нарратив происхождения этой СВО, аналогичный тому, что представила “Вашингтон пост”, но, разумеется, отражающий нашу позицию. Когда Z-патриоты говорят о “воле к победе”, они явно мыслят под ней что-то вроде “Триумфа воли” или “Воли к власти”. На самом деле нужна не какая-то иррациональная воля, нужно понимание собственной правоты. Когда у тебя три ведомства говорят о трех разных целях операции, сознание своей правоты исчезает само собой. Или мы ликвидируем Украину, или мы отрезаем ее от Черного моря, или мы ее денацифицируем, или мы защищаем Донбасс. Я бы выразился еще более жестко – надо в этой истории выбрать программу-минимум, всеми силами добиться ее выполнения и запретить себе и другим трындеть о чем-либо еще. Если уж нужна мобилизация, то мобилизация ради защиты того, от чего действительно нельзя отказаться, а не ради химер», – пишет философ и политолог Борис Межуев, комментируя ситуацию с отступлением наших войск из Балаклеи.

Насчет программы максимум, или минимум, или еще какой – это вопрос, конечно, спорный. Но в том, что когда три ведомства транслируют различные точки зрения на один и тот же вопрос, – такая ситуация, тем более когда речь идет о СВО, абсолютно не допустимая – здесь политолог прав совершеннейше.

Однако в Кремле по этому поводу – точно воды в рот набрали. Тишина абсолютнейшая. Отчего? Ну это понятно: Кремль оставляет за собой поле для маневров. То есть работает от ситуации. Как всегда, тактически. Что говорит о том, что стратегии – нет. И это вызывает большие опасения, поскольку свидетельствует о том, что даже в самых высоких кабинетах нет точного преставления о целях СВО. Более того, несмотря на громкие заявления о прокси-войне с Западом, в Кремле (по крайней мере, некоторые «башни») на самом деле лелеют надежду на то, что отношения удастся как-то нормализовать (на это, в частности, указывает, что Россия не будет симметрично отвечать на ужесточение визового режима в страны ЕС). А если не выйдет их нормализовать, то хотя бы добиться снятия санкций: «Газовый шантаж рассчитан на то, что привыкшие к комфорту граждане Евросоюза “поднимут на вилы” свои власти из-за высоких цен на энергетику. Расчет, прямо скажем, слабоватый. Сродни тому, когда рассчитывали, что в Киеве на броню танков полетят цветы благодарных киевлян. Запад уже включил пропагандистскую машину. Алгоритм пропаганды простой: надо одну зиму перетерпеть, чтобы выйти из энергетической зависимости. И, судя по всему, они перетерпят. Хранилища заполнены, запасов должно хватить. Будут, конечно, плохие сопутствующие потери: режим экономии, падение темпов производства и т.д. Но специалисты утверждают, что до сверхкритичных показателей дело, по всей видимости, не дойдет. Что даст этот шантаж России? Дальнейшее сплочение антироссийских сил в мире. Потерю газового рынка навсегда – назад нас не пустят. Но это еще ладно. Мы понесем очередные репутационные потери и вот в чем. Кремль заявил, что санкции России не страшны и мы плевали на них с высокой колокольни. И тут же Москва объявляет газовый ультиматум: либо газ в обмен на отмену санкций, либо отключаем поставки. На Западе тут же объявили: Россия на грани краха, санкции ее дожимают, поэтому надо давить дальше! В итоге сегодня создалась ситуация – Россия против всех. Предпринимая столь резкие меры, мы сами признаем, что санкции для нас представляют угрозу. Цель рукотворного энергетического кризиса – максимально стимулировать переход к новой энергетике. И мы в этом процессе – всего лишь инструмент в руках глобального планировщика», – отмечает руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности, полковник в отставке Александр Жилин (причем этот текст публикует работающий в тесной связке с АП телеграм-канал «Незыгарь»!).

Как-то это плохо вяжется со всей грозной официальной риторикой (особенно с той, что льется с телеэкрана!). А происходит это потому, что, по всей видимости, в Кремле не понимают, как выстраивать линию поведения не то что в дальнесрочной, но и в среднесрочной перспективе. Поэтому, если верить СМИ, была даже спущена директива, чтобы патриотически настроенные блогеры, журналисты, военкоры и прочие люди, влияющие на информационную повестку, вели себя потише, без радикальных заявлений (Кремль, допустим, на сегодняшний день даже не озвучил новых требований к Украине по возможному мирному договору; лишь ряд спикеров указали на то, что в отличие от «стамбульской версии» список будет расширен). А то бегут впереди паровоза, понимаешь ли… не дай бог, еще решив, что они и есть сам паровоз…

И да, приглушить проблему, по всей видимости, удастся. Но решить? С этим большие вопросы. Поскольку то, что изначально цели СВО не были прописаны точно и четко, превратило их в материал для интерпретаций, одной из которых была та, что войска РФ дойдут до Киева (и, надо отметить, что данная интерпретация целей СВО активно подпитывалась с ТВ, что создавало эффект, будто это и есть официальная позиция Кремля). А если в Кремле не думают доходить до Киева? Чем это грозит? А грозит это обманутыми ожиданиями определенной части населения.

Считается, что сторонников интерпретации «дойти до Киева» в РФ не так уж и много: по мнению политолога Ильи Гращенкова, «рассерженных патриотов» в стране около 1%. Но так ли это? Согласно опросу RussianField, проведенному в конце июля, 17% россиян «определенно не поддержат» решение Владимира Путина, если завтра он подпишет мирное соглашение и остановит СВО. 17% – это весьма значительная цифра, надо сказать. И большинство из этих 17% – далеко не диванные патриоты, а люди активные, пассионарии. Но это еще не все: 11% заявили, что «скорее не поддержат» данное решение, если оно будет принято. То есть в сумме получается 28%. Почти одна треть российского общества! И, думается, среди этой почти одной трети немало военных, которые вполне могут подумать, что государство их предало. Надо ли объяснять, чем это может аукнуться?

Сознают ли эту угрозу в Кремле? Надо полагать, что да, сознают (на что указывает уже спущенная директива о снижении «воинственного пыла»). Вопрос в другом: а в том ли объеме? Или опять же надеются, что пронесет и русский человек против решения начальства бунтовать не будет? Что-то подсказывает, что именно так и думают. Тем самым совершая очень серьезную ошибку: допуская – по крайней мере, теоретически – повторения опыта некоторых стран, в которых некогда возобладали «воинственно-реваншистские» настроения. И если такое произойдет – последствия будут очень и очень печальными. И вот чтобы не подтолкнуть ситуацию к такому исходу, Кремлю нужно определиться с тем, что конкретно входит в цели СВО. И чем быстрее это будет сделано, тем лучше. Во избежание как минимум дестабилизации политической обстановки, а как максимум – катастрофы мирового масштаба. То есть уже не прокси, а самой настоящей третьей мировой.

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
игорь
игорь
15 дней назад

Каковы политические намерения СВО на сегодняшний день? Что является целью? «Война же только средство, а никогда нельзя мыслить средство без цели»

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ