Захар Прилепин: АНТИСОВЕТСКИЙ РОМАН И РУСОФОБСКИЙ ГУРМАН

10 месяцев назад

Оуэн Мэтьюз, я его немного знаю, приятный в общении тип, автор омерзительной книжки «Антисоветский роман» (всё пытаюсь представить, что меня может побудить написать «Антибританский роман», но не могу придумать ни одной причины) – поговорил с Гребенщиковым.

Спрашивает в числе прочего:

– А какие представители русской культуры тебе сегодня нравится больше всего?

Гребенщиков, который минуту назад говорил, что нет ни украинской, ни африканской, ни русской культуры, а есть просто культура (типично либеральная благоглупость; если хочется так говорить – надо говорить: «Для меня нет»; на самом деле еще Лосев сформулировал множество форм отдельных культурных цивилизаций, отличающихся весьма радикально), отвечает, что ничем современным русским он не интересуется. То есть «мировая культура есть», но если там по-русски – то ему сразу не интересно.

При этом еще за минуту до этого он зачем-то сыпал в интервью именами Пушкина, Лермонтова, Достоевского и Гумилева (уверяю вас, что в целом Гребенщиков не понимает, о чем они писали, и я нисколько не преувеличиваю). Он не знает, что лежало в основании их миропонимания. Но имена всё равно называет. Так принято.

По собственному признанию, он читает только «Акунина и Пелевина, Пелевина и Акунина» – это и есть его Пушкин-Достоевский-Гумилев.

Но дальше самое смешное.

Гребенщиков решает выправиться.

– Я знаю несколько русских друзей, которые написали несколько песен, которые они по понятным причинам не могут исполнить.

– То есть так опасно? – понимающе интересуется Оуэн.

Гребенщиков мудро улыбается и ответствует:

– Напомню, у нас дали 7 лет пенсионеру за 2 коммента в «Фейсбуке»*.

Что здесь не так, давайте по пунктам.

1. Да, у нас неидеальная страна (но где идеальная?). Гребенщиков в идеале должен знать, что практически в любой стране мира пенсионер (и кто угодно) может получить срок за два определенных коммента. Но он не знает. В целом, он не может не знать, что на Украине реально могут убить за красный флажок, за портрет Ленина или Путина, что там закидывали яйцами и били, унижали на виду у правоохранителей сотни ветеранов, выходивших на святые для них праздники. Что там беззаконно отжимают русские храмы. Ты не видел этого, бородатый слепец, который шлет туда деньги и философствует потом с многомудрым видом на пустом месте про свою Родину? Ты можешь сказать, что это «твоя Родина», поэтому ты про нее и говоришь, но ты же врешь, ты же сто тысяч раз повторял, что «нет никаких границ» и «мир един»? Ну так если он един – говори про весь мир, ты же там живешь.

2. Гребенщиков как человек из «мира музыки» мог бы поинтересоваться у собеседника, как так вышло, что из мира всей западной музыки практически выключена антибуржуазная, «левая компонента» (которая еще 40 лет назад была сверхвлиятельной), что красные флаги, под которыми освобождали человечество (твой дед – сотрудник НКВД – и освобождал), уместны в современных клипах только в форме издевательства и фарса? Пионерки только голые, а вожди – только карикатурные? Спросил бы: «Оуэн, как вы умудряетесь снимать целые фильмы про Боба Марли, ни разу даже не упоминая, что он был «левый», ненавидел олигархию, американский полицейский беспредел, что он был социалист, что он имел огромное количество к претензий к США и Британии, которых почему-то нет у тебя? У всех вас? У всех нас?»

Почему ты, русский человек, сидишь с видом обвиняемого и позволяешь этим холеным снобам, убившим в двадцатом веке миллионы человек, допрашивать тебя, как какого-то второгодника?

Тебе нечего у них спросить?

Наконец, я знаю почти всех твоих действующих и бывших друзей из мира музыки и уверен, что если и есть там один музыкант, который «опасается» написать песню «про правду», то это не Шклярский, не Бутусов, не Галанин, не Скляр, не Сукачев, даже не Шевчук – это один печальный парень из группы на букву «С», но даже ему (как и никому вообще) не дадут здесь за песню никакие 7 лет, разве что расцелует Песков и возьмет огромное интервью Собчак. Так перед кем и зачем ты кривляешься, делая вид, что сидишь в 1937 году за 5 минут до приезда воронка?

Кого-то из вас объявили иноагентами? Ну так выйди на лондонскую или берлинскую площадь с портретом Дарьи Дугиной и плакатом «Мы против террора», и сразу станешь иноагентом там.

Ну и финальное. Уже не ему.

Я попросил бы читателей воздержаться от комментов в стиле «у него нет ни одной хорошей песни» (у него десятки отличных песен), «зачем о нем вспоминать» (он 25 лет собирал стадионы по всей стране»), «с глаз долой – из сердца вон» (в целом он никуда не делся).

Просто он оказался в какой-то удивительной степени неумён. Это открытие не перестает меня мучить. Он реально ничего не соображает. Как же это вообще возможно?

*признана экстремистской и запрещена на территории РФ

Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Лора Бочарова
Лора Бочарова
7 месяцев назад

Люди, живущие в фэндомах (виртуальных комнатах избранной реальности), а особенно их частично возглавляющие, не могут ясно оценивать жизнь за их границами, даже если однажды захотят. В деревне Васюки явь, за деревней сразу навь, волки и лешие. Конечно, БГ врет и соображать не хочет. Это вопрос сохранения лица («просветленный не от мира сего») и целостности психики))).

Vlad Ilas
Vlad Ilas
9 месяцев назад

Блестяще! Хлёстко и честно.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ