«Это не ГУЛАГ!»: во ФСИН предложили активнее привлекать заключенных к работе

На координационном совете уполномоченных по правам человека в Красноярске руководитель предложил предоставить право заключенным на работу там, где ранее использовались трудовые мигранты.

Понятно, что такое предложение сразу вызывает нехорошие ассоциации с не самыми светлыми страницами советской истории. Однако Калашников сразу заявил, что «это не будет аналогом ГУЛАГа».

Фото: kolyma.ru

К слову, эту инициативу и глава Совета по правам человека Валерий Фадеев:

Если заключенным предложена работа, на которую они согласятся – пусть работают. Это не замена мигрантов. Если нужна рабочая сила – надо ее где-то брать, можно зарплату хорошую предлагать местным жителям, можно подумать о труде для осужденных, потому что далеко не во всех колониях есть цеха, возможность заработать.

Здесь, конечно, стоит подчеркнуть, что в данном случае речь идет именно о замене трудовых мигрантов, которых в силу закрытых границ во время глобального карантина в России стало значительно меньше. И понятно, что речь идет действительно не о «ГУЛАГе», а о добровольном выборе заключенных, с одной стороны, и о некоей социализации во время тюремного заключения – с другой.

Однако, как всегда, в подобных историях есть ряд нюансов. Во-первых, даже несмотря на то, что заключенным очевидно будут платить меньше, захотят ли работодатели обращаться к таким трудовым ресурсам? Если учесть ситуацию, когда даже вышедшему из мест лишения свободы человеку тотально не доверяют, то есть все основания сомневаться в том, что данный «проект» получит широкую практическую реализацию.

Ряд других негативных аспектов этого возможного начинания озвучил заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Владимир Гутенёв.

По словам депутата, «привлечение как мигрантов, так и людей, пребывающих в местах лишения свободы, тянет за собой риск дальнейшего отсутствия мотивации для бизнеса по внедрению современных технологий». Но в случае с заключенными и использованием их труда – это только вершина айсберга.

Дело в том, что если все же соответствующие условия работы будут сформированы, а заключенные массово будут использоваться таким образом, то очень скоро это может превратиться в бизнес. Бизнес, который будет требовать увеличения количества этих самых заключенных.

И в этом смысле можно посмотреть на «передовую» в данном отношении страну – США. Там вообще с пятидесятых годов используется довольно ехидный термин «тюремно-промышленный комплекс». Это целая система, в которой функционируют частные тюрьмы, которые получают за содержание заключенных деньги из федерального бюджета и которые предоставляют этих самых заключенных в качестве рабочей силы или просто торгуют товарами, которые эти самые заключенные создают.

Практика работы в российских тюрьмах тоже имеет место. Во многих местах лишения свободы у нас есть цеха по производству той или иной продукции, но в российской системе ФСИН нет такой погони за прибылью, как в США. И поэтому там подобные вещи поставлены на поток.

А поток этот отражается в цифрах. Например, в 2021 году в тюрьмах Соединенных Штатов сидит 2 094 000. Это примерно четверть всех заключенных в мире. В России, для сравнения, сейчас отбывают наказания в местах лишения свободы 477 515. То есть даже меньше чем полмиллиона.

Но что будет, если начнется целенаправленное использование заключенных в качестве трудового ресурса? Более дешевого, подконтрольного, готового идти на «гражданскую работу», лишь бы хотя бы на время выйти с территории «зоны»?

Что касается американской системы правосудия, то ряд экспертов – ну или конспирологов, как хотите, так и называйте, утверждает, что она сознательно «заточена» под то, чтобы упечь в тюрьму максимальное количество человек. Поскольку и это тоже бизнес. И бизнес довольно прибыльный.

Российскую систему правосудия тоже довольно часто критикуют. В том числе и за коррупцию. И есть опасение, то если у нас в стране начнет реализовываться подобная программа, то такой критики станет значительно больше.

Да и если говорить с экономических позиций – кто и как будет охранять таких работников и не будет ли это в итоге дороже обходиться всей системе ФСИН, чем нынешнее «стационарное» тюремное заключение?

В общем, понятно, что глава ФСИН Александр Калашников предложил довольно смелую инициативу, но, кажется, минусов в ней не меньше, чем плюсов.

 

 

Рейтинг статьи
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии