Уэльбек и конец Запада

1 месяц назад

Мишель Уэльбек – возможно, самый знаменитый современный французский писатель и уж, во всяком случае, самый парадоксальный. В своих книгах (см., например, «Покорность», переведенную на русский) он не боится рассуждать о вопросах, которые его коллеги предпочитают вообще не трогать: об изменении состава населения Франции, о ее исламизации и о том, чем это может грозить в будущем.

Мишель Уэльбек. Фото: Lionel BONAVENTURE / AFP

До поры до времени такая откровенность считалась частью имиджа enfant terrible – этакого «ужасного ребенка», которому все позволено. Взглядов своих Уэльбек никогда не скрывал и охотно развивал их в своих интервью. 29 ноября вышел специальный номер журнала Front Populaire («Народный фронт»), в котором на 45 страницах писатель обсуждал будущее западного мира с Мишелем Онфреем, журналистом и левым философом. На красно-черной обложке рядом с именами собеседников красовался заголовок интервью: «Пришел ли Западу конец?».

В интервью (которое, по словам Онфрея, длилось 6 часов и было скорее обменом мнениями, так как по многим пунктам собеседники мыслят в одном направлении), Уэльбек затронул множество вопросов и, в частности, заметил, что при нынешнем темпе исламизации Франции неизбежны «покушения и стрельба в мечетях, в кафе, которые посещают мусульмане».

Люди вооружаются. Они покупают ружья, тренируются в тирах. И это вовсе не какие-то горячие головы. Когда целые территории перейдут под исламский контроль, я думаю, что будут попытки сопротивления.

Однако и на этом он не остановился, заявив, что «коренное французское население не требует, чтобы мусульмане ассимилировались. Оно лишь хочет, чтобы его перестали обкрадывать и оскорблять. Есть, впрочем, и другое решение – пусть они убираются» (имеется в виду — из Франции).

Также в беседе с Онфреем Уэльбек рассуждал о «замещении» коренного населения приезжими мусульманами, которое, по его словам, приведет к тому, что прежняя Франция попросту исчезнет. «Великое замещение – это не теория, это свершившийся факт». Современный мир «сам готовит свое уничтожение». Поскольку в западном мире везде происходят аналогичные процессы, неудивительно, что оба собеседника смотрят на будущее чрезвычайно пессимистически, и знак вопроса в заголовке на обложке был поставлен только из вежливости.

Само собой, номер журнала, в котором рискнули затрагивать такие непростые проблемы, стал разлетаться, как горячие пирожки, и его пришлось допечатывать. Однако, учитывая затронутые в интервью темы, нет ничего странного в том, что большая часть СМИ предпочла его проигнорировать, ограничившись вялыми замечаниями о «популизме» автора, о его «крайне правых» взглядах и о том, что «не стоит терять время на то, чтобы комментировать неудобоваримый диалог… Уэльбека и Онфрея» (Liberation).

Но Уэльбек все-таки слишком популярный писатель, чтобы с ним можно было справиться одним замалчиванием. Рискнем предположить, что после соответствующего обсуждения было решено все же наказать строптивого автора, и для начала на него подал в суд имам главной парижской мечети. Тотчас же самый популярный новостной канал BFM предоставил слово господину Хафизу, подавшему в суд на Уэльбека. Обратите внимание – канал не предоставил слово ни самому Уэльбеку, ни его представителям: только обвинителю.

Хафиз – который, кстати сказать, является адвокатом, что чувствуется даже по его речи – объявил, что Уэльбек занимается «дискриминацией», что он говорит о «гражданской войне», которой в реальности не существует, и фактически обвинил писателя в разжигании ненависти по национальному и религиозному признаку, с которой Хафиз обязан бороться, «как гражданин». Вскоре появились сообщения о том, что представители нескольких мусульманских и антирасистских объединений также готовят иски к Уэльбеку с аналогичными обвинениями.

Открыто заступиться за Уэльбека и свободу мысли рискнул только Гэвин Мортимер, колумнист The Spectator, который не побоялся провести параллели между Уэльбеком и Салманом Рушди и показал, как тот же Хафиз, который сейчас нападает на Уэльбека, защищал Рушди и воспевал толерантность и свободу слова. «Подав в суд на Уэльбека, Хафиз проявил себя не только как лицемер, – чеканит Мортимер, – но и словно подтвердил главную мысль Уэльбека: что ислам несовместим с либеральным Западом. Хафизу следовало бы устроить публичные прения с Уэльбеком… но он явно хочет заставить автора замолчать».

И последняя, но крайне любопытная деталь. Процессы из-за разжигания ненависти – не единственное, что угрожает Мишелю Уэльбеку. Аккурат в эти дни во французской прессе стал муссироваться некий франкоязычный автор Хаджи Диагола, по происхождению сенегалец. Он утверждает, что роман Уэльбека «Покорность» является плагиатом его собственной книги, которую не приняло ни одно издательство и которую он в итоге был вынужден опубликовать за свой счет.

В мае прошлого года его иск был отвергнут за отсутствием доказательств, но мсье Диагола не унывает. Он подал новый иск и обозначил сумму морального ущерба — 132 миллиона 800 тысяч евро. Сумма вовсе не взята с потолка, а высчитана исходя из того, что «Покорность» была переведена на 42 языка и только во Франции была издана тиражом в 931 тысячу экземпляров. Первое заседание суда должно состояться в феврале, и вряд ли Уэльбеку удастся легко отделаться – слишком уж удобный противник у него внезапно нашелся.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ