«Турецкий капкан»: как Россия стала «младшим братом» Турции

3 недели назад

Многие (разумеется, из сильных мира сего) сейчас очень завидуют президенту Турции Реджепу Эрдогану.

Фото: AP Photo / Darko Vojinovic

Например, бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони, который, по словам замминистра культуры Витторио Сгарби (тот считается его доверенным лицом), уже метит во «всемирные герои», так как полагает, что только он сможет усадить Россию и Украину за стол переговоров.

Или папа римский Франциск, который неоднократно пытался вклиниться в «украинский кейс» в качестве мирного посредника.

Или тот же Эмманюэль Макрон, который президент Франции, тоже мечтающий о статусе «великого миротворца» (ну не зря же он провел, по его собственному признанию, с июня по декабрь прошлого года 100 часов в телефонных переговорах с Владимиром Путиным!).

Или экс-канцлер Германии Герхард Шредер, который даже прилетал в Москву и лично встречался с российским президентом, по всей видимости, тоже с целью приблизить мирный договор между Незалежной и РФ (как мы знаем, безрезультатно).

Или еще один немецкий экс-канцлер – Ангела Меркель, без устали намекающая в своих последних интервью, что готова поучаствовать в урегулировании «украинского конфликта» под сетования, что только вот никто не зовет…

Можно вспомнить и американского бизнесмена Илона Маска, и экс-госсекретаря США Генри Киссинджера, и много еще кого. Но только у Эрдогана что-то выходит на этом поприще.

Нет, и у него не получается усадить РФ и Украину за стол переговоров, но тем не менее только у него выходят определенные шаги по этому направлению, обеспечивающие ему статус «миротворца международного масштаба». И это факт. Достаточно вспомнить, где проходили последние переговоры российской и украинской делегаций (а проходили они в Стамбуле). Кто принял деятельное участие в обмене пленных «азовцев»* на Виктора Медведчука? Кто сделал возможной реализацию «зерновой сделки», прогарантировав ее дальнейший ход после недолгого выхода РФ?

То-то же. И Реджеп Эрдоган не собирается останавливаться на достигнутом. Так, на днях в Стамбуле состоялась встреча российского омбудсмена Татьяны Москальковой с ее украинским коллегой Дмитрием Лубинцом, в ходе которой стороны обсудили вопрос об обмене ранеными военнопленными. Окончательного решения еще не принято, но – списки переданы. И, такое чувство, что эти планы будут воплощены в жизнь. По крайней мере, все идет к этому. «На встрече, на которой я присутствовал, украинский омбудсмен передал российской стороне список из 800 человек. Российский омбудсмен передал украинскому список из 200 человек», – цитирует CNN Turk турецкого омбудсмена Шерефа Малкоча.

Помимо этого, Малкоч сообщил, что украинская и российская стороны обдумывают механизм «Стамбульской платформы» для дальнейшей координации по вопросам обмена.

Более того, по словам украинского уполномоченного по правам человека, власти Турции предлагают использовать территорию страны для гуманитарного коридора. Об этом, кстати, несколькими днями ранее говорил и сам турецкий президент, правда, без уточнения конкретных координат, то есть по чьей территории этот коридор будет проходить. При этом, по его словам, Турция готова взять на себя их лечение.

С этим, конечно, куда больше сложностей, чем с обменом ранеными, но если это получится – котировки Эрдогана на международной арене взлетят чуть ли не до небес. И понтифик, и Макрон, и Маск, и иже с ними – могут утереться.

И в перспективе не один раз: по крайней мере, в том случае, если Турции удастся продавить план по реализации «локальных перемирий» (о чем в конце прошлой недели заявил представитель Эрдогана Ибрагим Калын). Здесь, впрочем, все будет зависеть, по всей видимости, от украинской стороны.

Почему? Ну для ответа на этот вопрос достаточно вспомнить призыв Эрдогана, обращенный к Путину, о прекращении огня в одностороннем порядке. Что за этим последовало? Верно: «рождественское перемирие» с российской стороны.

Нет, конечно, тут можно возразить, что ранее с подобным призывом к российскому президенту обратился патриарх Кирилл, и вполне можно подумать, что Владимир Владимирович ответил именно на его просьбу. Но, будем честными, нынче вес и авторитет православной церкви в РФ далеко не такой уж большой, как хотелось бы патриарху. Количество верующих неумолимо снижается: православная церковь медленно, но верно проигрывает битву за умы. Поэтому полагать, что решение Путина связано с просьбой патриарха Кирилла, вызывает большие сомнения. Но вот если на его место поставить Эрдогана, то сомнения даже не возникают. Тем более для внутренней аудитории версия именно с просьбой патриарха выглядит вполне себе ничего.

Единственно, что в тот раз планы Эрдогана нарушила Украина, которая не согласилась на «временное прекращение огня». С этим, думается, и будут связаны проблемы, если Кремль поддержит турецкое предложение.

А что касается мирных переговоров – о них речи пока не идет. По словам Калына, это связано с тем, что, во-первых, «в мире превалирует настрой на продолжение конфликта, а в таких условиях невозможно обсуждать мирное соглашение», а во-вторых, «у мирового сообщества нет достаточного желания для создания условий для „серьезных переговоров“ между РФ и Украиной». Причем все поползновения, которые возникают у Запада и Украины, когда речь заходит о мирных переговорах, не учитывают интересы России, алюбой мирный план по Украине, как отметил официальный представитель Эрдогана, будет обречен на провал, если в нем не будет учитываться мнение России.

И теперь к самому интересному: почему только Турции удаются отдельные инициативы мирного и гуманитарного характера? Потому что она призывает «учитывать мнение России»?

Ну эта позиция очень наивная. Эрдоган получает свои политические гешефты только по одной простой причине: у него есть рычаги влияния на РФ.

Не будем забывать, что Турция является единственной страной НАТО, которая не ввела против РФ санкции. То есть сейчас она, по сути, главный экономический партнер России (в том числе и того, что касается экспорта углеводородов, за которые Эрдоган хочет получить не только 25% скидку, но и преференции по Сирии; и, думается, учитывая геополитическую конъюнктуру, получит и то, и другое). Кроме того, если вдруг Турция примет сторону Украины, то это, по всей вероятности, крайне осложнит дальнейший ход СВО для РФ. Не только в экономическом плане, но и в военном (допустим, приведя к резкому обострению в Черном море). А воевать на два фронта, да еще и с Турцией – перспектива малоприятная в принципе, а беря во внимание экономический фактор, скажем так помягче, крайне затруднительная.

И да, турецкий лидер таким положением дел очень умело пользуется, даже беспринципно, регулярно показывая, кто «в доме хозяин» (достаточно вспомнить только «зерновую сделку», дальнейшую реализацию которой гарантировала турецкая сторона после выхода из нее РФ). Но это еще не все, потому что такое положение, надо полагать, сохранится (если Турция не изменит свою политику, в частности, если на предстоящих президентских выборах Эрдоган не сумеет переизбраться) на долгое время. Причем при любом варианте развития событий: будь это «корейский сценарий» или победа/поражение РФ в конфликте. Без разницы. Ибо, как вчера заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг в интервью Handelsblatt,«так, как раньше, не будет. Даже если в Украине замолчат пушки, не следует ожидать, что наши отношения с Россией нормализуются».

В пользу этого говорит и то обстоятельство, что Европа уже вовсю занимается проблемами переориентировки поставок углеводородов, пытаясь заместить российские из других стран. Пока в экономическом плане она сильно теряет, это да, но «апокалиптический сценарий», согласно которому Европа должна была превратиться в глыбу льда, пока в жизнь не воплотился(и что-то подсказывает, что не стоит этого ожидать и в будущем).

В общем, тот рынок, что у России был в Европе, он (по крайней мере, в дофевральских объемах) потерян навсегда. Поэтому роль Турции в плане экономическом приобретает черты чуть ли не главной (Китай и Индия ведут очень осторожную политику в отличие от Турции, которая поднимает ставки раз за разом). И вследствие этого Анкара может (и активно этим пользуется) диктовать России свои условия, отказаться от которых Кремль не имеет никакой возможности.

И здесь только одни вопрос: как «кремлевские стратеги» умудрились довести ситуацию до такого поворота, когда уже (ладно бы хоть КНР) Турция (!) занимает позицию «старшего брата» и периодически отвешивает «младшему» «воспитательные» оплеухи?!

*экстремистская и террористическая организация, запрещенная на территории РФ

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ