США будет больно: ядерные подлодки у Майями, стратегические бомбардировщики у Вашингтона, русские базы в Венесуэле, военный «блок» с Китаем. Что ещё?

4 месяца назад

До времени обещанного письменного ответа США и НАТО на требования гарантий безопасности, выдвинутых Россией в конце декабря, остаются считанные дни. Большинство экспертов сходятся во мнении, что США отвергнул российские предложения как неприемлемые и политическое противостояние перейдёт на новый уровень.

Фото: Федеральное агентство новостей

Россия уже предупредила Америку и НАТО о том, что в случае отказа принять российские условия последует жёсткий военный и военно-технический ответ. Но детали этого ответа до сих пор не раскрыты. Так каким же может быть ответ России?

Нет смысла уходить в детали и рисовать, как это делают сейчас недалёкие диванные эксперты, какие-то псевдовоенные карты с нанесёнными на них стрелами вероятных русских ударов. Это «томклэнсивщина» в чистом виде!

Правильнее обозначить «сектора», в которых Россия способна ответить США так, что эти ответы станут крайне болезненными для Америки её союзников по НАТО.

Прежде чем перейти к списку вероятных российских ответов, необходимо отметить несколько важных моментов.

Первый: несмотря на нынешнее жёсткое политическое противоборство, сегодня нет прямого противостояния США и России. Наши армии нигде не стоят друг против друга в состоянии полной боевой готовности. И в этом главное отличие сегодняшнего кризиса от того же Карибского в 1962 году.

Второе: также нигде нет прямого военного противостояния России и любой из стран НАТО.

Фактически ареной противостояния является территория Украины – государства вне какого-либо военного блока, что чрезвычайно затрудняет любое прямое военное вмешательство сюда как армий НАТО, так и армии США без серьёзного военного повода. При этом на востоке Украины уже 8 лет с большей или меньшей интенсивностью продолжается крупномасштабный военный конфликт с отказавшимися признавать легитимной пришедшую в результате переворота в Киеве власть республиками Донбасса.

Киев дважды попытался добиться военной победы над «мятежниками» и оба раза потерпел сокрушительное поражение. Итогом последнего стали подписанные при посредничестве Германии и Франции Минские соглашения – план мирного урегулирования конфликта. Очень скоро стало понятно, что Киев, подписавший этот план, не способен его выполнять и использует договорённости с единственной целью – укрепляет свою армию и готовится к новому этапу войны.

Республики Донбасса, со своей стороны, так же больше не возлагают никаких надежд на мирные соглашения и так же готовятся к войне.

Всё это делает Украину исключительно взрывоопасной политической субстанцией и взведённым капканом для любой сторонней силы, готовой в него вмешаться.

Весь прошедший год прошёл в балансировании на самой грани очередной войны. Сначала Киев непрерывно нагнетал ситуацию. Непрекращающиеся перестрелки, обстрелы ВСУ приграничных посёлков и городов, действия диверсионных групп – эту резко возросшую активность в феврале-марте были вынуждены отметить даже международные наблюдатели расквартированной здесь миссии ОБСЕ, обычно слепые к украинским нарушениям.

Сегодня уже известны военные планы Украины того периода: создав численное и техническое преимущество, стремительно атаковать республики в одном или двух направлениях и, захватив кусок территории, например, отбив дебальцевский «карман», занять оборону, после чего максимально быстро привлечь США и Германию с Францией к политическому давлению на Россию с целью недопущения дальнейшей эскалации. Расчёт строился на том, что Россия просто не успела бы среагировать на такое стремительное наступление, а затем не решилась бы на многодневные тяжёлые бои по вытеснению ВСУ с занятых позиций и смирилась бы с потерей части территории Донбасса. Вырванный таким образом кусок территории республик был бы сразу объявлен «великой перемогой» – победой, но главное – были бы «обнулены» Минские соглашения, которые Украина выполнить просто не в состоянии, и начались бы новые переговоры.

На это Россия ответила недвусмысленной угрозой: в случае начала агрессии против Донбасса «обнулить» не только этот замысел, но и всю нынешнюю украинскую государственность. Согласно худшему прогнозу, сделанному американскими военными аналитиками, за три недели такой операции Украина потеряла бы восемь своих южных областей, которые могли быть объединены в новое государственное образование Украинскую республику. В лучшем случае такой «освободительный поход» завершился бы полным разгромом существующей военной инфраструктуры и заключением мира на условиях многократно худших, чем Минские соглашения – с обязательной федерализацией Украины, приднестровским транзитом, внеблоковым статусом страны и денацификацией – фактически крахом нынешнего проекта создания унитарного националистического государства Украина.

Подтверждая эту угрозу, Россия начала масштабные военные учения на границе с Украиной, задействовав в них почти 100 тысяч своих военнослужащих.

Такая перспектива настолько испугала Вашингтон, что, начиная с марта, Россия подверглась просто-таки ошеломляющему политическому давлению. Ей обещали не только всё более масштабные санкции, но и вообще полную политическую и экономическую изоляцию, а также масштабную военную помощь Украине.

Проблема США и Запада состояла в том, что американское военное присутствие на Европейском ТВД на этот момент было весьма ограниченным – фактически это одна 173-я бригада в Италии и несколько «лёгких» бригад из состава аэромобильных и десантных дивизий, которые ещё нужно было перебросить в Европу. Причём не на территорию «нэзалэжной», где просто нет соответствующей инфраструктуры, а скорее всего в Германию, откуда их ещё надо перебросить на восток Украины. Даже с учётом «европейских» батальонов стран НАТО – Германии, Польши, Великобритании эта группировка едва ли смогла бы вступить в бой раньше чем через две недели после начала конфликта и уж точно не могла нанести военное поражение российской армии.

За следующие шесть месяцев США и НАТО радикально изменили ситуацию. Под видом борьбы с нелегальными мигрантами части польской армии были развёрнуты по границе с Белоруссией, так же на восток были сдвинуты и силы быстрого реагирования НАТО, часть из них была переброшена в Прибалтику. По ротации на европейский ТВД было переброшено несколько батальонных тактических групп из состава «тяжёлых» дивизий США. И к концу ноября США и НАТО посчитали себя готовыми к любому развитию событий в случае военного конфликта на востоке Украины, сосредоточив на востоке в общей сложности более 50 тысяч своих солдат.

Фактически Украина стала тем, чем в начале 20 века были Балканы – бомбой и детонатором нового мирового конфликта, пока ещё «холодного», но в любой момент способного стать «горячим», с той только разницей, что вместо Германии на роль врага была назначена Россия…

В этих условиях Россия и выдвинула свои условия разрядки напряжённости, официально доведя их до руководства США и ЕС. Такой «ультиматум» оказался чрезвычайно неудобен и некомфортен для американцев и их союзников по причине того, что:

во-первых, дипломатически фиксировал ситуацию на уровне «предконфликта», когда он ещё не перешёл в горячую фазу;

во-вторых, демонстрировал готовность России избежать негативного сценария развития и сесть за стол переговоров;

а в-третьих, фактически, перекладывал на плечи США и НАТО ответственность за дальнейшее развитие ситуации на континенте.

При этом условия, выдвинутые Россией, при всей их геополитической «скромности» – гарантиях нераспространения НАТО дальше на Восток и внеблоковом статусе Украины – были для них, очевидно, невыполнимы. Начатая «большая игра» по загону России в украинский капкан не могла быть остановлена. Но отказ их принять перекладывал всю ответственность за дальнейшее развитие конфликта на плечи американцев. И на Западе началась дипломатическая эквилибристика – состязание в искусстве отвечать, не отвечая, и затягивание переговоров на как можно более длительный срок.

Но эта «затяжка» на руку России.

Во-первых, она позволяет ей не спешить с военным ответом и выбрать удобный для него момент. Этим же она «подвешивает» в неопределённости и Украину, нагнетающую до форменной истерики тему нападения России. Подвешивает и НАТО, которое сосредоточилось в ожидании «русской агрессии», и США, уже раскрутивших пращу «ответных на агрессию санкций».

Во-вторых, она позволяет ей резко сместить вектор своего воздействия с самой Украины на куда более глобальный уровень, обозначенный ею как «военно-технический» ответ. Что это такое – на Западе могут только гадать. И это не добавляет спокойствия и уверенности США и их союзникам. Слишком широкий спектр мер находится в распоряжении России.

Так что же может сделать такого Россия, что станет чрезвычайно болезненным для США? Определим «сектора» таких возможностей.

Первый и самый очевидный – перемещение нашего ракетно-ядерного арсенала непосредственно к границам США. Это можно сделать как с помощью наших стратегических атомных подводных ракетоносцев, так и с помощью нашей дальней бомбардировочной авиации. С учётом принятия на вооружение новейших систем типа «Посейдон», гиперзвуковых ракетных комплексов, крылатых ракет дальнего радиуса действия, перенос районов патрулирования непосредственно к границе Америки станет очень серьёзной угрозой для США.

Не менее эффективным ответом станет дальнейшее развитие гиперзвуковых заатмосферных блоков типа «Авангард» с ядерной боевой частью, развёртывание противоспутниковых систем.

Второй «сектор» – создание российских военных баз в непосредственной близости от США. В качестве вероятных «кандидатов» называют Кубу, Венесуэлу, Никарагуа. Военно-морская и военно-воздушная база России станут настоящим «фурункулом» для американского седалища, забыть о котором нельзя будет ни на день. С ними ВМФ и ВКС России переместятся прямо под бок Америки, сделав Карибское море и Мексиканский залив своим оперативным регионом.

Нужно ли России отдельно «отвечать» Европе?

С одной стороны, над ухом надоедливым слепнем вьётся долговязый Расмуссен, обещая от имени НАТО России кары небесные в случае её вторжения на Украину. С другой – ни одна европейская страна, включая вечно «воинствующую» против России Польшу и даже Великобританию, не горит желанием посылать войска на Украину и умирать в украинских степях за Киев. В случае крупномасштабного военного конфликта России и Украины Европа, вероятнее всего, ограничится лишь военно-технической помощью. По крайней мере, если конфликт будет развиваться стремительно и не войдёт в фазу длительного военного противостояния. Во втором случае можно ожидать появления войск НАТО, прежде всего авиации, систем ПВО, «спецназа». Ведение же сухопутной войны при всех раскладах европейцы и американцы предоставят самим украинцам.

В этих условиях наиболее болезненным для Европы станет понижение порога ядерной угрозы и размещение в Калининградской области ядерного оружия и самых современных средств его доставки, а также общее усиление армейской группировки здесь.

Третий «сектор» вероятного ответа – военно-дипломатический. Это создание новых военных союзов – например, заключение оборонительного договора с Китаем. Военно-техническая помощь странам, противостоящим США в Африке, Латинской Америке, на Ближнем Востоке.

И, конечно, особая тема – военный ответ Украине в случае развязывания ею новой войны на Донбассе. Его масштабы и цели. Полное «переформатирование» Украины или раздел её на два независимых государства? Тут все гадания сейчас бессмысленны.

Но одно очевидно. Сегодня США и их союзники стоят перед очень непростым выбором: пойти на уступки России и попытаться договориться с нею о новых правилах политической игры или выбрать жёсткое противостояние с совершенно непредсказуемым исходом…

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ