Шампанское по утрам

Итак, в России были приняты поправки в российский закон о госрегулировании оборота алкоголя. Особенный интерес у нас, алкоголиков, вызвали те, что разрешают использовать термин «шампанское» в РФ только в отношении продукции, произведенной на территории России. Все же остальные шипучки, в том числе ввозимые непосредственно из Франции и самой Шампани, будут теперь категоризироваться как «игристое вино».

Фото: web.kpi.kharkov.ua

Разумеется, в определенных кругах начали раздаваться некоторые хлопки в тыловой области организма. Потому что простая логика как бы подсказывает, что шампанским может называться только игристое, произведенное в Шампани, и при чем тут Крым?

Меня как человека циничного (и алкоголика, что немаловажно, это укрепляет цинизм) это решение не сильно напрягает. Модного Moët ни я, ни мои друзья (алкоголики) не пьем, поэтому, в общем, данная конкретная свадьба, посверкивая и похлопывая, пролетает мимо нас.

Страдания производителей Moët тоже нисколько не трогают: эти ребята ни разу не похудеют и поставки в Россию не прекратят, как бы ни пугали. Это же бизнес, бизнес любит деньги, а деньги диктуют правила. Money talks bullshit walks, и по большому счету совершенно неважно, что там написано на этикетке, важно, что находится внутри.

Если законы страны, которая покупает у тебя миллион литров шмурдячка в год – это примерно 10% французского шампанского на российском рынке, – требуют переклеить этикетки, то будьте уверены, они будут переклеены. Тем более, что изменение надписи «Шампанское игристое вино» на «Игристое вино из Шампани» чисто филологический выверт, суть не меняется, больше крику.

Кстати, никто и не запретил зарубежным производителям писать на этикетках «шампанское», если только оно реально из этого региона. Просто теперь надо указывать дополнительно вид продукции («игристое»), ну и поменять сертификаты, бгг. А поскольку производители из какого-нибудь Эльзаса будут писать «Игристое из Эльзаса», то новые поправки только больше защитят интересы именно шампанских производителей и роль географического происхождения.

Шумиха поднялась, скорее, не из-за поправок. Дело в том, что вследствие пандемии производство шампанского в Шампани сократилось втрое, и исполнить свои обязательства перед российскими покупателями поставщик в полном объеме не сможет.

Мы, алкоголики, выпиваем тут больше шампанского, чем они успели набодяжить. А срыв объема поставок – это штрафные санкции, а штрафные санкции прижимистый француз платить не хочет, а поскольку он, француз, не только прижимист, но и хитер, то ищет подходящую форс-мажорную лазейку в договоре. Вот она и нашлась, можно потянуть, а там либо шах сдохнет, либо шампанское выдохнется.

Хайпующий Moët, как уже упоминалось, занимает всего 10 процентов от рынка французского в России, остальные производители своего гласа почему-то не возвысили. Всего же французы (все скопом) ввозят в страну около 7 млн литров игристого вина, а сама Россия производит (и с нашей, алкоголиков, помощью потребляет) примерно вдесятеро больше.

Как бы понятно, что можем и вообще обойтись, если что.

Опережая комментарии о сравнительном качестве, скажу, что да, «Советское шампанское» (зарегистрированный товарный знак) лично мне (и моим друзьям… ну про них вы уже все знаете) нравится куда больше, особенно ценой, гг.

Да и вообще, географическое наименование – это, конечно, да.

Но так-то если на термин «шампанское» законно претендуют производители из Шампани, то само изобретение игристого «шампанского» вина принадлежит вовсе не французам, а англичанам. Еще до Дома Периньона британец Кристофер Меррет в начале семнадцатого века экспериментировал с производством шипучего вина, добавляя в готовое вино для вторичной ферментации сахар.

Англичане же изобрели бутылки с толстым дном, чтобы избежать его выдавливания, а также систему закупорки дубовой пробкой. Если бы в Англии был более подходящий климат, возможно, британцы бы и сами наладили производство шипучего, но из-за печальных погодных условий они довольствуются виски и пивком, что, в общем, тоже неплохо. А игристое бритты в итоге стали ввозить из наиболее близкого винодельческого региона, ведь Шампань – что для многих является открытием – это северная Франция.

В самой же Франции игристое первоначально спросом не пользовалось. Шампанские вина ценили, да, но – без пузырьков. А обратная мода на игристое пришла во Францию обратным путем, опять же из Британии, где его полюбили именно как заморское вино. Кстати, путешествие в трюмах через пролив тоже каким-то там благотворным образом сказывалось на вкусе вина, и когда игристое стало входить в моду во Франции, «настоящим» считалось только то, что было ввезено из Британии, бггг.

Это потом уже все завертелось… Но мировой пиар шампанскому сделали именно англичане, во как бывает.

А по большому счету, игристое вино – это всего лишь сорт винограда и технология производства. Между прочим, Крым и Шампань находятся примерно в одних широтах, Крым еще и поюжнее. Климатически же условия во многом схожи, и потому крымское шампанское не уступает ни в чем ни французскому, ни даже – на мой взгляд – более крутому итальянскому.

Основная же задача, как я понимаю, это защита собственного производителя, и это я всячески поддерживаю. И пусть Моёт рыдает, я останусь холоден, как вынутый из холодильника бокал для шампанского.

Отдавая должное сплоченности и способности к лоббированию российских виноделов, тихонько вздыхаю только о том, что еще нас бы, российских музыкантов, кто бы защитил, может, и в этом плане ситуация выправилась бы.

Рейтинг статьи
5 8 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии