Одна надежда на войну

7 месяцев назад

Говорят, что пессимист – это хорошо информированный оптимист. Что ж, посмотрев вокруг, можно сказать, что пессимист – это еще и оптимист, который немного подождал.

Фото: Виктор Толочко / РИА Новости

Даже у самых развеселых оптимистов, кажется, не может оставаться иллюзий, будто это все ненадолго. Надолго.

Как и предполагали пессимисты с самого начала, в том числе и ваш покорный слуга, нас втянули в войну по сирийскому сценарию – войну на истощение, войну композитную, войну как бизнес. Сразу на боевом, информационном, экономическом и бог знает еще каких уровнях.

Впрочем, пока еще оптимистов – хотя и в другом смысле оптимистов – хватает. Многие возлагают на войну надежды. Война нужна, и до тех пор, пока она не перестанет быть нужна, она не закончится. При этом, как ни смешно, но правда: война нужна практически всем, но ничьих надежд война не оправдает.

Скажем, американский правящий класс лелеет надежды, что война поможет вытянуть экономику из затяжного кризиса, заново запустить производство, поможет финансовому сектору выйти из пике, но пока все происходит ровно наоборот: бешено скачет инфляция, в пике входят цены на все самое необходимое, от бензина до жилья, а вместо производства запускается опять печатный станок. Учитывая, что уровень бедности в США и так был на уровне 25%, трудно представить себе сценарий, при котором и политическая система страны остается стабильной.

Российский капитал, надо думать, рассчитывает на то, что он вернет в орбиту своего влияния украинский рынок и доли в украинских предприятиях, но на примере «Азовстали», кажется, уже понятно, в общем, что будет с украинскими предприятиями, а рынок… Похоже, еще очень долго на украинских рынках будут торговать разве что гуманитаркой. Впрочем, само собой, свои бенефициары есть и тут.

Есть и еще один аспект: логика экономической экспансии становится тут заложницей ей же и инспирированной политической логики. Грубо говоря, сохранение Украины в любом виде в нынешней ситуации уже будет выглядеть для России как поражение, а сценария, при котором Украина перестает существовать, пока не разглядеть днем с огнем.

Война нужна и украинской правящей элите, для которой она – единственное оправдание того, что они у власти и у кормушки, и они, разумеется, надеются достаточно заработать, чтобы потом, так сказать, выйти в кэш, чтобы хватило на спокойную старость на Лазурном берегу, но не сбудутся, конечно, и эти надежды: рано или поздно они перестанут быть полезны, и тогда западные хозяева выкинут их безо всякого сожаления на помойку, предварительно обобрав до нитки.

Но что же мы все о политической да бизнес-элите; можно подумать, больше никто не надеется что-нибудь хорошее получить с войны. А что же культурная общественность? Культурная общественность бывает разная, зеленая и красная, но на что-то свое надеются и там, и там.

Одни надеются, что в новых условиях потеряют наконец свое влияние прежние хозяева дискурса, и вместо Зулейхи с Теллурией с базара понесут что-то другое, но едва ли эти надежды оправдаются. О закрытии «Вечернего Урганта» сначала сообщили, а потом сообщение опровергли, и все Макаревичи и Оксимироны мира с нами навсегда; государственной пропаганде они нужны как антисоветчики, а аргумент всегда будет один: посмотрите, сколько у них просмотров.

У вас столько есть? То-то же. Из «Большой книги» убрали шило, заменили мылом, и никаких других людей там никогда не будет, потому что эта машина обслуживает именно государственную идеологию, как бы печально при этом ни становилось хоть левым, хоть патриотам. Зулейха – это наша государственная идеология. И пока не поменяется государство, никуда не денется и она.

С другого лагеря рассказывают, что они против войны и вообще за мир – некоторые даже искренне в этом убеждены, но в действительности, увы, они за вид с другого бока на те же яйца, то есть попросту за войну до победы Украины. Их надежды – на то, что поражение сбросит ненавистного Путина, а они встретят радостно у входа Навального и вместе с Кацем и Соболь шагнут в прекрасную Россию будущего. Тут, кажется, разочарование может оказаться наиболее серьезным. Если, не дай бог, такой сценарий начнет воплощаться в жизнь, запрос, про который так любят говорить политологи, в России может оказаться не на условного Навального – это как раз очень трудно себе представить, а на условного Кадырова, и что вы тогда будете делать?

Безмолвствует, как принято, народ, у него тоже надежды – что верхи не смогут, что царь разгонит бояр-компрадоров и устроит наконец левый поворот. Увы, трудно представить себе исполнение и этих трогательных надежд.

Одним словом, пока война нужна всем, все возлагают на нее надежды. И тогда, когда жестокая реальность вернет всех на землю, только тогда появится возможность всерьез говорить о том, как война может закончиться.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ