О святых царях и ненавистной советской власти

10 месяцев назад

В конце прошлого года на канале был размещен комментарий юриста Ивана Миронова относительно «Закона об эвакуации». Пару недель назад был размещен еще один ролик с канала Ивана Миронова, где он делает разбор законов, которые были приняты в РФ накануне старта «Перезагрузки».

На прошедших выходных была возможность посмотреть еще один ролик с канала Ивана Миронова, где он интервьюирует своего отца – Бориса Сергеевича Миронова.

Борис Миронов в этом интервью рассказывает о достижениях дореволюционной России. Приводит разные экономические показатели, сыплет цифрами и т. д. Изложенные данные я не проверял и готов все цифры принять на веру. Тем более что я и сам в ряде статей, в частности здесь, писал о том, что к началу Первой мировой войны Россия по многим экономическим показателям находилась где-то на четвертом-пятом месте в мире. Поэтому у меня нет оснований не доверять всему тому, о чем говорил Борис Сергеевич.

Кстати, стоит пару слов сказать о том, кто такой Борис Сергеевич Миронов. А то мало ли в нашей стране всяких городских сумасшедших, которые дорвались до «Ютуба» и несут там разный бред. С чего это вдруг я взялся комментировать каждый чих на «Ютубе». Так вот, Борис Миронов – это первый председатель Комитета РФ по печати. Эту должность он занимал с 22 декабря 1993 по 2 сентября 1994 года. Думаю, не нужно пояснять, что в правительстве Ельцина априори не могло быть людей, симпатизирующих Советскому Союзу. Вот и Борис Сергеевич Миронов исключением не является. Типичный ярый антисоветчик. Так что бывшего министра вполне можно и прокомментировать. Тем более что это несложно, т. к. вся аргументация у Бориса Сергеевича типичная, как у всех антисоветчиков. Рассчитанная на аудиторию, мягко говоря, не слишком подготовленную. Наверное, для школьников вещает.

Все подобные антисоветчики, рассказывая о достижениях дореволюционной России, забывают сказать о том, что:

–к 1914 году по размеру внешнего долга страна находилась на первом месте в мире;

– размер долга достигал величины 8,5 млрд золотых рублей;

– страна находилась под жестким внешним управлением и рисковала окончательно утратить свой суверенитет.

Конечно, можно сказать о том, что журналист не должен разбираться в вопросах экономики (Борис Миронов заканчивал факультет журналистики МГУ) – и с этим действительно трудно спорить, ведь не должен же человек знать все обо всем. Только вот в чем штука. Если я не разбираюсь в ядерной физике, то я не высказываю свое мнение по поводу того, как Росатому строить атомные электростанции. Если я не разбираюсь в молекулярной химии, то у меня хватит ума воздержаться от публичного оспаривания трудов Ломоносова. И так далее. Но все что касается политики – тут каждый суслик в поле агроном.

А ведь невозможно разобраться в политике, в социальных процессах и, разумеется, в истории, если угол зрения через призму экономики для вас недосягаем. Уже не раз говорил, что без понимания экономики в картине мира всегда будут оставаться белые пятна. Ранее размещал список литературы к пониманию экономики и мира.

Но бог бы с ней, с экономикой. Раз уж эта область знания находится за пределами компетентности Бориса Сергеевича, то и в самом деле человек может просто не рассматривать вопросы внешнего долга и т. п. То есть, перефразируя Козьму Пруткова, сфера экономики просто не входит в круг понятий Бориса Сергеевича.

Но к такого рода антисоветчикам, которые имеют право не разбираться и не вникать в экономику, которые мыслят исключительно категориями территорий, строительства заводов, БАМов и т. д., есть один простой вопрос: а чье все это было? Кому принадлежало? Фабрики, заводы, пароходы, чьи они были?

И здесь у царепоклонников, антисоветчиков и прочих сектантов сначала возникает стандартное невнятное блеяние, а когда они сами начинают смотреть источники (в тех случаях, когда редкие представители этих сект оказываются на это способны), то возникает ступор и начинается диалог с самим собой. Но это большая редкость. Основная масса членов секты «Святых Романовых» читать источники не способна. Как любым сектантам, им достаточно того, что в РПЦ (некоторые представители которой совсем недавно агитировали за участие в медицинских экспериментах) сказали, что царь – святой. Все. Дальше ничего изучать не нужно. А тот факт, что церковь как любой общественный и государственный институт неоднородна и там тоже есть как друзья русского народа, так и враги – это, судя по всему, тоже находится за пределами понятий всей этой чудной публики.

Так что же мы увидим, если попытаемся найти ответы на вопросы о собственности? Кому принадлежали российские предприятия и вся российская экономика?

Действительно, накануне Первой мировой войны в России уже начался процесс индустриализации. Но несмотря на все перечисленные Борисом Мироновым достижения, экономически Россия оказалась не готова к войне. Индустриализация была однобокой, промышленность в России была преимущественно добывающей, а машиностроение и оборонная промышленность, необходимые для успешного ведения войны, находились в зачаточном состоянии. Ничего не напоминает? Нет ощущения дежавю?

Уже в ходе войны в спешном порядке создавались предприятия (или перепрофилировались имевшиеся заводы) для производства боеприпасов. Но эти меры были запоздалыми. До начала 1916 года на фронте был острый дефицит патронов и снарядов.

Почему?

А потому, что российские оборонные (!) предприятия находились в частных руках (в том числе принадлежали иностранному капиталу).

Об этом журналист Борис Миронов, судя по всему, тоже не знает. Этот факт тоже не входит в круг его понятий.

Еще раз: оборонные (!) предприятия принадлежали иностранному капиталу!

Если даже предприятия оборонной промышленности принадлежали иностранному капиталу, то надо ли говорить о том, кому принадлежали предприятия, выпускающие продукцию гражданского назначения?!

Да, друзья, вся экономика страны фактически принадлежала иностранцам.

Эти оборонные предприятия заламывали двойные и тройные цены за выпускаемую военную продукцию. Лишь с 1916 года началась национализация некоторых военных предприятий.

О том, что вся банковская система страны (за исключением Волжско-Камского банка Василия Кокорева) принадлежала иностранному капиталу, я также уже писал.

К чему же все это привело?

В связи с катастрофической нехваткой оружия Россия была вынуждена закупать его у «союзников» по Антанте и у нейтральных государств (у США).

В 1914 году военная промышленность США была в зачаточном состоянии, но Америка, которая сама не участвовала в войне, готова была быстро организовать производство и поставки любого вооружения. Для американских капиталистов возникла уникальная возможность заработать на войне. Естественно, в этом процессе участвовали банки США (как минимум тем, что кредитовали создание военно-промышленных предприятий).

В 1914 году золотой запас России превысил 1 300 тонн, но в связи с реалиями проведенной в 1897 году денежной реформы Витте он был необходим для поддержания внутреннего денежного обращения в стране, и, соответственно, его нельзя было использовать на закупку вооружения (подробно о денежной реформе Витте я писал в статье о главных причинах революции). В этом случае, опять же, оставалось обратиться к «союзникам» за кредитами, и Британия с удовольствием откликнулась на нашу просьбу, но были выдвинуты три требования:

– во-первых, кредиты были целевые и могли расходоваться только на закупку вооружений у США (!);

– во-вторых, обеспечением по кредитам должен быть золотой запас;

– в-третьих, золото должно быть перемещено из хранилищ России в хранилища Британии.

На последнее Россия согласиться не могла (но позже часть золота все же пришлось вывезти), рискуя полностью потерять его, но первые два были исправно выполнены. Более того, деньги по этим кредитам даже не заходили в Россию, оплата производилась напрямую от британских банков в США.

Данный пример финансового сотрудничества внутри Антанты объясняет послевоенное отношение «союзников» к России как к побежденной державе, хотя формально Россия победила в Первой мировой войне.

К окончанию Первой мировой войны сумма военных займов, полученных Россией, составила 7 223 млн золотых рублей (более 70% военных долгов России были перед Британией), и это без учета процентов. С процентами к концу 1917 года получалось более 8 млрд рублей.

Война к моменту ее завершения удвоила внешний долг России.

Накануне революции 1917 года Россия стала абсолютным чемпионом мира по внешнему долгу.

Борис Сергеевич обо всем этом, очевидно, тоже не знает. Все это, очевидно, не входит в круг его понятий, но он берется публично, с умным видом рассуждать о величии дореволюционной России.

А что же сразу после Октябрьской революции сделали ненавистные Борисом Мироновым большевики?

А большевики выпустили декрет об отказе от долгов довоенного и военного времени.

Об этом Борис Сергеевич тоже не знает? Вообще-то это курс средней школы. А может, дело все же не в полном отсутствии знаний у Бориса Миронова? Может, дело в ангажированности?

Так вот, всем нам, если мы хотим выжить, сохранить страну и сделать Россию великой, необходимо учиться смотреть на исторический процесс непредвзято. И поменьше слушать ангажированных провокаторов и глупцов.

У разного рода зомбированных сектантов как со стороны монархистов, так и со стороны советчиков (о которых я писал в статье о «гражданах СССР») есть базовый набор нелепых аргументов, которыми они оперируют в ходе дискуссий и споров.

У антисоветчиков одним из таких нелепых аргументов является вопрос: так ты одобряешь всю ту кровь, которая была пролита в ходе гражданской войны? И это еще не самый глупый аргумент.

Так вот, если мы будем смотреть на исторический процесс непредвзято, трезвым взглядом, то придем к выводу, что при всех ужасах и последствиях, которые довелось пережить стране и русскому народу после 1917 года, тем не менее Октябрьская революция явилась неким целительным лекарством, очень горьким, очень неполезным, которое очень сильно подрывает здоровье, но при этом излечивает основную болезнь.

Экономика дореволюционной России была хронически и смертельно больна. Она была в критическом, предсмертном состоянии.

Для тех, кто изучает историю по видеороликам таких деятелей, как Борис Миронов, напомню, что большевики, конечно, были бы рады свергнуть царя, но это сделали до них в ходе Февральской революции. Уже в марте 1917 года Николай II отрекся от престола (было отречение или нет – это отдельный вопрос), после чего находился вместе с семьей под домашним арестом в Александровском дворце Царского Села. Летом 1917 года по решению Временного правительства (не большевиков) был отправлен вместе с семьей и приближенными в ссылку в Тобольск. И только весной 1918 года уже большевиками был перемещен в Екатеринбург.

Кстати, сам я никаких симпатий к большевикам, разумеется, не испытываю. Троцкисты-ленинцы героями нашей страны точно не являются и уж точно ничего хорошего русскому народу они не принесли. Можно ли было по-другому? Возможно. Но не факт. По поводу закладок, которые содержит главный труд основоположника марксизма, я тоже уже писал.

Итак, возникает логичный вопрос: а кто же довел экономику страны до такого плачевного, катастрофического состояния? Ведь у каждого события есть фамилия, имя и отчество. Неужто тоже большевики?

Если рисовать картину максимально жирными мазками, то обнаружим следующее: Петр I, как известно, прорубил окно в Европу. Вот только прорубил он его не столько «в» Европу, сколько «из» Европы.

А что же происходило в Европе?

А в Европе, напомню, давно уж минула Реформация и с 1694 года в Лондоне работал первый в мире частный Центральный банк – Банк Англии.

Здесь «журналисты» и люди других специальностей скажут: ну вот, опять про банки и про экономику. И я снова отвечу: да, друзья мои, снова про банки!

Если вы не понимаете суть Реформации, то вы никогда не поймете логику всей дальнейшей истории.

Именно Реформация и учреждение банка Лондона в 1694 году как кульминационный момент, как цель Реформации положили начало новому этапу развития современной цивилизации. Это было начало эпохи капитализма, в основе которого лежит ростовщичество (кредит).

Так вот, именно для проникновения в Россию этих идей распахнул окно в Европу Петр I (Романов). Все, кто правил Россий после него, в большей или меньшей степени тоже придерживались прозападного либерального курса, втягивая Россию в Новый дивный капиталистический мир.

Из особо отличившихся можно выделить Петра III. Он не успел натворить особых бед, поскольку через полгода царствования, в июле 1762 года, был свергнут и ликвидирован. Это было сделано заботами об Отечестве таких людей, как канцлер Российской империи Алексей Петрович Бестужев-Рюмин, братья Орловы, офицеры Измайловского полка, князь Михаил Никитич Волконский (род Рюриковичей), граф Кирилл Григорьевич Разумовский и др. Но Петр III успел издать ряд указов, в частности: Указ о свободной внешней торговле (т. е. в «ВТО» нас пытались втянуть уже в то время), ряд других и в т. ч. Указ об учреждении Центрального банка (по аналогии с банком Англии), который после ликвидации государя, к счастью, был аннулирован.

Правда, некоторые диверсии все же прошли и впоследствии дали о себе знать. В частности, государственная служба для дворян стала необязательной, а по желанию (Манифест о вольности дворянства). С этого момента дворянство как класс стало разлагаться и деградировать. А главное – дворянство перестало выполнять свою основную функцию по защите Отечества и народа от внешнего врага. В связи с этим к началу ХХ века у крестьянина сформировался резонный вопрос: а зачем же тогда я батрачу на своего барина, если он не выполняет свою сословную функцию? Вместо этого ведет праздный образ жизни и никак не участвует в судьбоносных для Отечества делах. И в 1917 году крестьянин адресовал этот вопрос дворянству. Некоторые очень страстно хотели получить на него ответ и поэтому очень старались. Причем без разбору. Все это, конечно, радовало врагов России.

То, что не удалось сделать Петру III, через 100 лет с лихвой компенсировал другой Романов – царь Александр II. В 1860 году он подписал Указ об учреждении Государственного банка России. То, что банк был государственный, никоим образом не меняло его сути, поскольку проведенная финансовая реформа наделяла его всеми ростовщическими функциями. Все остальные реформы Александра II так же носили исключительно либеральный характер и явились для России миной замедленного действия. Диверсионно-подрывную деятельность Александра II можно сравнить с хрущевской десятилеткой сплошных диверсий или с горбачевской перестройкой. Значительная часть интеллигенции, а также ряд государственных деятелей той эпохи оценили реформы Александра II крайне отрицательно. Так, К. П. Победоносцев (государственный советник и обер-прокурор Святейшего синода) на первом совещании правительства Александра III 8 марта 1881 г. подверг резкой критике и крестьянскую, и земскую, и судебную реформы Александра II, прямым текстом назвав их «преступными реформами», и Александр III, вступивший на престол несколькими днями ранее, фактически одобрил его речь. Конечно, стоило бы это сделать двадцатью годами ранее, но и оценке деятельности Александра II постфактум тоже спасибо.

Ну а завершил процесс либеральных реформ министр финансов Сергей Юльевич Витте при Николае II.

С 1897 года (после денежной реформы Витте) у России было два пути: либо тот путь, который мы знаем, либо страна становилась полной колонией мировой буржуазии (олигархии).

При всех, мягко говоря, недостатках большевиков, они смогли основательно подготовить встречные требования к кредиторам России и в ходе Генуэзской конференции 1922 года послать всю мировую олигархию, которой принадлежала вся дореволюционная Россия, на три буквы. Таким образом, в один миг были перечеркнуты все вековые старания Романовых на благо мировой буржуазии (банковской олигархии).

Но это был еще не конец войны за суверенитет России. Проблемка была в том, что у пламенных революционеров – тогдашних руководителей Советской России (Ленина и Троцкого) и, разумеется, у тех, кто за ними стоял, были свои планы на Советскую Россию. Как известно, Россия должна была стать хворостом для мировой революции. И никто из мировых олигархов не собирался добровольно расставаться с российскими активами. К счастью, внутри страны были силы, которые возражали против такого развития событий. Именно эти силы привели к власти Сталина, и к 1928 году эта группа смогла перехватить управление страной. Был принят план на Первую пятилетку индустриализации, и страна начала подготовку к отражению очередной агрессии со стороны мировой капиталистической олигархии.

Вот она, реальная истории страны, не с голыми фактами (заводы, пароходы), которыми можно манипулировать в любую сторону, а в контексте общего мирового исторического процесса и с выявлением причинно-следственных связей между событиями.

Не правда ли, другая картина получается? Совсем не та, которую нам рисуют «журналисты» ельцинского кабмина, ангажированные историки и прочие сектанты.

Если мы хотим выжить в текущей войне, если хотим сохранить страну, то мы должны научиться смотреть на историю не в черно-белом цвете, а во всем многообразии цветов и оттенков. Мир не черно-белый. Он разноцветный. И люди не черно-белые. Как сказал один парень пару тысяч лет назад: «Кто без греха, пусть первым бросит камень».

Исторический процесс не делится на части. Он непрерывен. Если мы хотим понять логику исторического процесса, если хотим увидеть причинно-следственные связи между событиями, то лучше смотреть на историю с позиции интересов глобальной олигархии. Так будет понятнее.

Ближайшая точка, от которой есть смысл рассматривать исторический процесс – это Реформация 1517–1694 года. Учреждение ФРС в 1913 году, мораторий Никсона в 1971 году и Ямайская конференция 1976 года – это лишь кульминация, апофеоз эпохи ростовщического капитализма.

Все остальное: царский (романовский) период, советский период, современная Россия – это разделение для идиотов. Очень точно это выразил Збигнев Бжезинский: «Не надо морочить себе голову, мы боролись не с коммунизмом, а с Россией, как бы она ни называлась».

Пора переставать быть идиотами. Это опасно для жизни, как мы могли убедиться за последние два года.

Теперь давайте посмотрим на то, как вся эта деятельность святых царей Романовых отразилась на международной обстановке и соотношении сил в мировой геополитике.

К началу Первой мировой войны экономика США уже была самой развитой, но в 1914 году США, наряду с Россией, еще являлись крупнейшим чистым должником в мире. Но уже к концу Первой мировой войны позиция США кардинально изменилась. США, наряду с Британией, превратились из крупнейшего в мире должника в крупнейшего в мире чистого кредитора.

До войны в США практически не было военной промышленности. Благодаря нашим военным заказам Соединенные Штаты стали главным торговым партнером России на период войны. США на наших заказах укрепили свою экономику и построили десятки крупных военно-промышленных предприятий.

Российские заказы, оплачиваемые кредитами британских банкиров, положили начало формированию военно-промышленного комплекса США.

То есть святой царь Николай II своей экономической политикой если не взрастил, то как минимум способствовал появлению геополитического конкурента России, с которым мы находимся в состоянии перманентной войны уже больше века.

Так на чью мельницу льет воду бывший ельцинский министр печати Борис Миронов, рассказывая доверчивым согражданам про великие достижения России романовской эпохи?

Интересно, Борис Сергеевич вообще знает о реальных причинах вступления России в Первую мировую войну?

Предполагаю, что нет. Ведь экономика не входит в круг его понятий. Как и многие недалекого ума историки, он, наверное, искренне считает, что причиной войны были выстрелы в Сараево (убийство 28 июня 1914 года эрцгерцога Франца Фердинанда). Но нет, реальной (а не формальной) причиной был все тот же внешний долг. У России просто не было иного варианта, кроме как вступить в войну, одержать победу и погасить долг за счет контрибуций.

Обыватель воскликнет: «Не может быть! Россия – это благородная страна! Мы не могли вступить в войну, жертвуя миллионами жизней солдат ради каких-то меркантильных интересов! Святой государь не мог на такое пойти!»

Так вот, мог и пошел.

Внешний долг и плачевное состояние экономики – это единственные причины, по которым Россия вступила в Первую мировую войну.

Миллионы жизней русских солдат. Уничтожен генофонд страны. Можно ли, осознавая этот факт, называть Николая II святым?

С точки зрения царепоклонников – можно. Ну им ведь в РПЦ так сказали. А то что часть РПЦ (агенты влияния в РПЦ) в той или иной степени обслуживает интересы существующего строя и глобальной олигархии – это неважно. Эти вопросы тоже не входят в круг понятий царепоклонников и «журналистов» ельцинского кабмина.

Но с точки зрения любого здорового, трезвомыслящего, православного человека, очевидно, что Николай II может быть кем угодно, но только не святым. «По делам их…»

А если почитать дневники, которые писал святой государь, находясь под домашним арестом в Царском Селе в Тобольске и в Екатеринбурге, то волосы встают дыбом и становится очевидно, что во главе огромного государства стоял вырожденец, который совершенно не вникал в важнейшие вопросы государственного управления и которого абсолютно не интересовала судьба страны и уж тем более судьба русского народа. Но зачем об этом говорить? Лучше просто помолиться за святого государя.

Борис Сергеевич в ходе своего яркого эмоционального рассказа не раз акцентировал внимание на том, что строительство Транссибирской магистрали (годы строительства 1891–1916 г.) было осуществлено до советского периода, и БАМ также был спроектирован отнюдь не советской властью, а до нее. Это все так. Но вот в чем штука.

Развитие железнодорожного транспорта – это очередная диверсия святых царей романовской породы.

Дело в том, что в России еще с допетровских времен (т. е. еще при Рюриковичах) существовал план развития водного (речного) транспорта. Этот план, претерпев множество изменений, дожил до времен правления Александра II. В период его реформ была развернута масштабная кампания по дискредитации водного транспорта. Средства на развитие речной сети урезалось в пользу развития железных дорог. Каналы и речные пути строились, но в крайне скудных масштабах. А где-то по причине недофинансирования каналы и вовсе приходили в негодность. Для этого достаточно просто не следить за водной артерией. Что и делали лоббисты железнодорожного транспорта во властных кабинетах.

Аргументация и технико-экономическое обоснование умнейших инженеров о том, что в первую очередь нужно развивать именно речной транспорт, не принимались в расчет. Сами инженеры подвергались дискредитации и выдавались в СМИ за иностранных агентов влияния. Хотя агентами были как раз те, кто лоббировал строительство железных дорог. В частности, уже при Николае II к этому приложил руку Сергей Юльевич Витте. Перед тем как стать министром финансов, он успел непродолжительное время посидеть в кресле министра путей сообщения.

А что такое водный транспорт? Каково его значение?

Как известно, водный транспорт – это самый дешевый способ транспортировки грузов. Развивая сеть каналов и соединяя реки в единую сеть, в России планировали проложить речной «шелковый путь», соединяющий Восток и Запад.

Но британское лобби при Александре II, а затем и трудами все того же С. Ю. Витте помогло склонить чашу весов в пользу строительства железных дорог. В эти стройки были закопаны немыслимые деньги (что также подрывало экономику страны), которых хватило бы не то чтобы каналы построить, а второе озеро Байкал где-то в районе Перми вырыть. И бог бы с ними, с закопанными деньгами, если бы они в стране были. Но после денежной реформы 1895–1897 годов (после перехода на золотое обеспечение рубля) денег в стране катастрофически не хватало.

За период с 1856 по 1905 год общие затраты на путейско-транспортный комплекс России (по оценке Н. П. Пузыревского, 1909 г.) составили 6,3 млрд рублей. Из них:

– на оборудование водных перевозок – 353,3 млн руб.;

– на строительство железных дорог – 5 897,4 млн руб.

Внимательный читатель, которому не чужды вопросы экономики, может обратить внимание на то, что речь идет о капитальных вложениях, но ведь есть еще эксплуатационные расходы. И вот они, вполне возможно, у железнодорожного транспорта ниже, чем у водного. И поэтому мудрые цари Романовы считали нужным развивать ж/д транспорт.

Сумма общих издержек на эксплуатацию составила 1 млрд руб. Из них:

– на эксплуатацию водных путей и флота – 200 млн руб.;

– на эксплуатацию железных дорог, включая платежи по займам, – 801,1 млн руб.

Вот это поворот! И здесь мудрые цари не посчитали. И капитальные затраты выше, и эксплуатационные расходы несопоставимы.

Также был подсчитан ущерб, нанесенный народному хозяйству России в результате первоочередного развития железнодорожного транспорта. За период с 1856 по 1905 годы сумма ущерба составила 15,55 млрд рублей.

Если бы приоритет был отдан водному транспорту, то за эти же 6 млрд рублей можно было проложить не 66 тысяч, а 173,9 тысячи верст железнодорожного полотна. Т. е. если вначале стали бы развивать водные пути, а уж затем железнодорожные.

Наверняка найдутся царепоклонники, которые и здесь скажут: «Не может быть!» Так вот, может.

Дело в том, что святые государи Романовы руководствовались примерно той же логикой, какой руководствуются некоторые чиновники современной России: если проект недорогой, если эксплуатационные издержки минимальны, то такой проект неинтересен. Банкирам нужны затратные проекты, чтобы выдать больше кредитов. Ведь вся эта сумма, которая была закопана в железные дороги, пополнила сумму все того же внешнего долга.

А сумма нанесенного хозяйству страны ущерба легла на плечи тех самых разоренных крестьянских и помещичьих хозяйств. Это было массовое явление, счет разоренных хозяйств шел на тысячи.

Иными словами, святые государи любыми способами вгоняли страну в долговую кабалу, обслуживая интересы глобальной олигархии.

Если вы думаете, что это весь объем нанесенного ущерба, то вынужден вас разочаровать.

Строительство Транссибирской магистрали велось с 1891 по 1916 год. Курировал эту стройку все тот же С. Ю. Витте. На ее строительство был потрачен 1 млрд рублей!

На строительство Обь-Енисейской водной системы, которую начали строить еще до Витте, было заложено в бюджете 7 млн рублей, но уже в процессе строительства проект удешевили до 3,5 млн рублей.

Как говорится, почувствуете разницу: 1 000 млн и 3,5 млн рублей.

Стоимость строительства водных путей была сокращена за счет уменьшения размеров шлюзов. В результате система могла пропускать лишь лодки грузоподъемностью 500 пудов (8 с лишним тонн). В то время как по Оби и Енисею плавали баржи грузоподъемностью 120 тысяч пудов (около 2 000 тонн). Это привело к тому, что для перевозки грузов по Обь-Енисейской системе их приходилось перегружать с одной баржи на 240 лодок, проводить их поодиночке через шлюзы и затем вновь грузить на баржу.

Даже Борис Сергеевич Миронов должен понимать, что все это не что иное, как целенаправленная диверсия. Ах да, он ведь об этом даже не в курсе. У него все просто: построена железная дорога – это хорошо, не построена – плохо; работает завод, плавит чугун – это хорошо, нет завода – это плохо. А кому принадлежит этот завод, экономическая целесообразность железной дороги, правильно расставленные приоритеты при распределении бюджета – это все неважно. Это не входит в круг понятий Бориса Сергеевича.

Логичным результатом (т. е. целью) этой диверсии стала закупорка Транссибирской магистрали во время Русско-Японской войны 1904-1905 года. Это поставило всю Сибирь в голодное положение, не говоря уже о медленной доставке войск и военных грузов. А это опять же ежедневные потери человеческих жизней на фронте. Вот он, результат деятельности Николая II, которого Борис Сергеевич возводит на пьедестал.

ЧП на железной дороге, голода в Сибири и колоссальных потерь в войне можно было бы избежать, если своевременно были бы выделены средства (25 млн рублей) на устройство водного пути между Тюменью и Байкалом под суда грузоподъемностью 100 тысяч пудов (1 600 тонн) и расчистку порогов на Ангаре. Только лишь одно удешевление перевозки строительных материалов для строительства той же Транссибирской магистрали с избытком окупило бы эти 25 млн рублей, не говоря уже о неисчислимых убытках сибирской промышленности и жертвах войны.

Вот чем на самом деле является то, что Борис Миронов, по причине своей неосведомленности и некомпетентности, выдает за великие достижения дореволюционной России.

Последний гвоздь в крышку гроба проекта развития водного транспорта вбил Никита Сергеевич Хрущев, который к романовской породе никакого отношения не имел, но обслуживал интересы все тех же хозяев – глобальных банкиров. Именно в их интересах в течение 10 лет своего правления он осуществлял диверсии, которые заложили основу и сформировали предпосылки к развалу экономики Советского Союза.

Речной транспорт России мог бы составить серьезную конкуренцию главной торговой державе того времени и главному геополитическому противнику России – Великобритании. Развивая водный транспорт, Россия без войны, без похода на Британскую Индию (несостоявшийся при Павле I совместный с французами военный поход) могла бы просто обескровить Британию, лишив англичан основного источника дохода.

Так вот, до тех пор, пока в нашей стране у таких людей, как Борис Сергеевич Миронов, будут слушатели и почитатели, ни мира, ни народного согласия, ни нормальной жизни у нас не будет.

Только объективный, целостный взгляд на исторический процесс и адекватная оценка текущих событий позволят нам выжить, сохранить страну и, возможно, построить то самое светлое будущее, о котором мы пока еще помним и на которое надеемся!

P. S. В данной статье дан разбор не личности Бориса Сергеевича Миронова, а конкретных его воззрений на дореволюционный и постреволюционный период нашей истории, которые он выразил в указанном видеоролике. Вполне возможно, что другие его взгляды, например, на текущее положение дел в России, мне будут близки.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ