Кремль капитулировал перед Лукашенко

А вот и закономерное разрешение истории с белорусской редакцией «Комсомольской правды» и журналистом Геннадием Можейко, разрешение без интриг и неожиданностей: газету в «братской республике» прикрыли (правда, по инициативе столичной «КП», таким образом выразившей свой протест), а Можейко – арестовали. Переводя все в политическую плоскость, можно сказать, что (нелегитимный) президент РБ Александр Лукашенко предсказуемо не «услышал», точнее, услышал, но проигнорировал Кремль, а у последнего не хватило политической воли, чтобы внятно, то есть так, чтобы быть «услышанным», донести свою позицию.

Фото: VASILY FEDOSENKO / POOL / EPA / Scanpix

С другой стороны, а разве кто-то сомневался, что Кремль в очередной раз «прогнется» под «последнего диктатора Европы»? Тем более, будем честными, в данном случае Фемида (все же отметим, сильно изуродованная и вообще не похожая на саму себя) на стороне белорусских властей. Поэтому, когда пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отказывается комментировать ситуацию, ссылаясь на то, что «де-юре это все-таки белорусское СМИ», он душой не кривит. И тут, в принципе, не может быть даже никаких вопросов, если бы не история с арестованным журналистом.

А что тут может быть такого уж необычного, переворачивающего все с ног на голову, если г-н Можейко – гражданин Белоруссии? А то, что до сих пор неясно, на чьей территории – России или Белоруссии – его задержали.

Мы просто не знаем, где и кем он был задержан. Мы такой информацией не располагаем,

– заявил г-н Песков, добавив, что «дело в том, что мы не имеем никаких юридических оснований заниматься защитой интересов этого журналиста, потому что он является гражданином Белоруссии. И мы никоим образом не имеем права вмешиваться в его отношения с белорусскими властями».

А вот тут г-н Песков несколько лукавит, поскольку если г-н Можейко был задержан на территории России белорусскими силовиками, то это уже никак не внутренние дела Белоруссии. Это, во-первых, в принципе нарушение законодательства Российской Федерации (ну где это видано, чтобы спецслужбы одного государства по отмашке сверху без ведома официальных представителей другого государства задерживали на его территории людей?!), а во-вторых, то, что было сделано белорусскими силовиками (в противном случае, то есть если бы г-н Можейко был задержан на территории РБ, то всей этой, скажем так помягче, неразберихи просто бы не было), называется «похищением». Кстати говоря, в пользу этой версии, которую мы и рассматриваем как основную, говорит и крайняя сомнительность объяснений белорусского МВД, согласно которым «гражданин Можейко выехал с территории Белоруссии в Российскую Федерацию, где предпринимал попытку вылететь в третью страну. Однако с учетом принятого ранее российскими правоохранительными органами решения о нежелательности пребывания на территории этой страны, ему было отказано в выезде с территории РФ и предписано убыть с территории данного государства. Можейко выехал в республику Беларусь, где и был задержан». Но дело в том, что, как пишет «Независимая газета, ссылаясь на Еврорадио, «в российской базе “нежелательных” его нет, а если бы и был, то на то, чтобы покинуть страну, у него было три дня». Странно, что он выехал в Белоруссию чуть ли не сразу, не так ли? Неужто совесть замучила? Решил поскорее принять «справедливое» наказание?

И тут не надо обладать какими-то сверхъестественными умственными способностями, чтобы понять, что российские власти де-факто позволили провернуть такую операцию, ибо без уверенности г-на Лукашенко в лояльности Кремля белорусский диктатор на такое бы не пошел. Себе дороже. Вы только представьте, что было бы, если бы некоего журналиста, пусть даже не гражданина РФ, выкрали бы латвийские, польские или украинские спецслужбы. Тут бы все уже на ушах стояли, танки к границе неслись бы (и совершенно правильно неслись бы, отметим), а вот в случае с г-ном Лукашенко Кремль закрывает глаза на правовой беспредел и устами г-на Пескова лепечет что-то о том, что это дела Белоруссии. Иначе как проявлением слабости такое поведение назвать не получается ни при каких натяжках.

Ну да, понятно, что Кремль заинтересован в Белоруссии. Во-первых, российские власти продолжают носиться с идеей интеграции, хотя очевидно, что г-н Лукашенко ни на какое объединение не пойдет, поскольку оное будет означать конец его беспредельной власти, к которой он за десятилетия настолько привык, что уже не мыслит себя без нее.

Помните его сенсационное признание?

Я не знаю другого образа жизни. Хотелось бы бросить, если б я знал что-то другое. Я даже не представляю: я не президент, а что делать с утра? Вся моя сознательная жизнь с 38 лет – в этом,

разоткровенничался Александр Григорьевич чуть больше года назад.

И этими словами он, по сути, все разъяснил по вопросу Союзного государства, которое – как действительно государство, а не объединение по принципу того же ЕС – может быть возможно только в единственном случае: если Верховным правителем станет сам Александр Григорьевич. При прочих раскладах – даже надеяться не стоит. Но в Кремле убеждены, что смогут «додавить» «строптивого батьку» (который после жесткого подавления протестов, вспыхнувших после фальсифицированных президентских выборов – на них он победил чуть ли не с северокорейским результатом – и дальнейшей репрессивной внутренней политики оным называться без кавычек уже не может), наступая на те же самые грабли уже несчетное количество раз. Ну что тут скажешь? Надежда умирает последней…

А во-вторых, для Кремля идеологически неприемлемо поддержать хоть кого бы то ни было, кто хоть по касательной соприкасается с оппозицией, кто хоть как-то выступает против режима, в открытую намекая на то, что все то, что происходит, в действительности далеко от того, как это представляется в официальных СМИ (напомним, что в Белоруссии других уже и не осталось, Александр Григорьевич постарался на славу, позакрывав все издания и пересажав наиболее принципиальных журналистов). Ведь это камень в собственный огород, как-никак. Да, Россия до уровня Белоруссии покамест не дошла, но курс взят, это видно невооруженным глазом. И согласитесь, как-то некорректно, а для Кремля даже противоестественно укорять в перегибах эталон.

Однако тут дело не столько в поддержке оппозиции, сколько – предположительно – в пособничестве международному преступлению, которым похищение г-на Можейко и является (подчеркнем еще раз: никаких доказательств обратного представлено не было, а незнание Кремля явно указывает на то, что это именно похищение). И при желании, надо думать, у Кремля нашлись бы рычаги влияния на г-на Лукашенко. Если бы «старший брат» потребовал бы у «младшего» спустить на тормозах эту историю, то есть не препятствовать работе белорусской редакции «Комсомольской правды» и отпустить г-на Можейко, то последний бы ослушался? Ну поерепенился бы для проформы, повозмущался бы, разобиделся бы вдрызг, но в итоге сделал бы так, как велел Владимир Владимирович. И это совершенно точно. Поскольку подобный прецедент уже был.

Помните историю из далекого 1997-го о журналисте Павле Шеремете, которого Александр Григорьевич решил проучить за репортаж о контрабанде на белорусско-литовской границе? Что тогда сделал Борис Ельцин, которому тоже до чертиков надоели выходки белорусского коллеги? Верно: запретил принимать самолет г-на Лукашенко, у которого были запланированы визиты в Липецкую и Ярославскую области. И даже не стал как-то маскироваться, а прямо сказал: «Он пусть Шеремета сначала отпустит!» И, как мы все помним, Александру Григорьевичу не осталось ничего другого, как «наказ» «старшего брата» выполнить. Даже несмотря на то, что в том случае речи о похищении журналиста с территории России не было.

Так что же получается, что у г-на Ельцина хватило политической воли «приструнить» потерявшего берега «младшего брата», а у г-на Путина не хватило?

Ну да, можно, конечно, сказать, что Владимир Владимирович стал заложником собственных геополитических амбиций и идеологических установок, но выглядит это так, увы, что просто не хватило политической воли. Что г-н Лукашенко взял реванш за «позор» с Шереметом, а Кремль лишь развел руками да утерся.

И это показатель того, что подобные прецеденты будут повторятся и впредь. А отчего бы и нет, если Кремль все спускает с рук, не решаясь на то, чтобы показать, кто в Союзном государстве хозяин? Или с хозяином уже определились – так надо понимать вседозволенность г-на Лукашенко и кроткую позицию Кремля?

И здесь встает только один вопрос: а если Александр Григорьевич удумает «расправляться» и с российскими журналистами, которые «плохо» о нем пишут, то российские власти будут так же бездействовать и смиренно сносить все сумасбродства «последнего диктатора Европы»? Мол, только бы интегрироваться не передумал, только бы не бросить тень сомнения на «правовые основания» «режима Лукашенко», ведь тут и до нас самих – один шаг…

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии