ЛИТЕРАТУРА ПО ТЕМЕ: (АНТИ)БЛУМСДЕЙ

10 месяцев назад

Каждое 16 июня лента вашего «Инстаграма»* – он запрещен в России, поэтому вы этого не видите; мы тоже не видим, но нам рассказали компетентные люди, им можно верить – наполняется фотографиями и селфи многомудрых интеллектуалов, отмечающих Блумсдей. Это типа праздник в честь романа «Улисс» Дж. Джойса, действие которого происходит в этот день в Дублине в 1904 г. Дублинцев можно понять – у них маркетинг, продактплейсмент, туристическая привлекательность, вот это вот все. Что касается интеллектуалов из «Инстаграма» (Барнаул! Алтайский край!), на поверку чаще всего выясняется, что «Улисс» – это та единственная ОЧЕНЬ УМНАЯ книга, про которую они слышали, и слышали, что ей надо восхищаться, а Блумсдей обязательно праздновать.

Джеймс Джойс

Джеймс Джойс

Примерно так семиклассники из «Твиттера», прочитавшие за всю жизнь только «Гарри Поттера», уверены, что они познали последнюю истину мира. Что ж, в этот знаменательный день «Ваши Новости» призывают почитать, наконец, ДРУГУЮ КНИГУ и советуют еще 5 заумных романов – таких, читая которые, можно сломать к едрене фене все мозги, зато поймать лютый приход и потом хвастаться, что ты осилил ТАКОЕ, ЧЕГО НИКТО НЕ ЧИТАЛ.

  • Андрей Белый. Серебряный голубь. – Любое издание.

Андрей Белый – ключевая фигура Серебряного века, а значит, и всего русского модернизма, а значит, и мирового модернизма. Поэт и теоретик искусства, ближайший друг Блока, главный фрик своего поколения, ну и до кучи еще один из величайших русских прозаиков. Наиболее известен он романом «Петербург» – но там по крайней мере при всех наворотах еще можно проследить сюжет: покушение на крупного чиновника и участие в этом покушении родного сына того самого чиновника.

Андрей Белый

Андрей Белый

Что касается «Серебряного голубя» – мы не беремся пересказать, что в этом романе происходит. Что-то связанное с русским сектантством (Белый им занимался). Впрочем, Белый – заклинатель змей: совершенно неважно, что там в романе происходит; автор сплетает слова так, что читателю, как змее, остается только раскачиваться из стороны в сторону.

  • Макс Фриш. Назову себя Гантенбайн. – Любое издание.

Фриш – швейцарец середины века и считается, что бы это ни значило, одним из основателей постмодернизма в литературе. Вообще-то у него есть еще замечательный роман Homo Faber – там как раз есть внятный сюжет и понятные герои. Но главным его достижением все-таки считается вышедший в 1964 г. «Назову себя Гантенбайн».

(Русский перевод Апта и Лунгиной появился через десять лет.) Рассказчик «Гантенбайна» все время придумывает заново, кто он такой, чем он занят и что и зачем он нам вообще рассказывает. Рано или поздно мозг читателя вскипает, но так и было задумано.

  • Натали Саррот. Золотые плоды. – Любое издание.

А вот Саррот считается основателем такого чисто французского явления, как «роман нуво», то есть, как нетрудно догадаться, «нового романа». Идея была в том, что рассказывать правдоподобные истории про выдуманных персонажей – это для слабаков, а роман нового времени («Золотые плоды» вышли в 1963-м) должен быть чем-то вроде картографирования бессознательного, или записи сновидения, или дикой неструктурированной природы, или всем этим сразу.

Натали Саррот

Натали Саррот

Ни хрена не понятно, но очень красиво. На русский роман переведен не кем-нибудь, а Ритой Райт-Ковалевой.

  • Роберт Музиль. Человек без свойств. – Любое издание.

Музиль, что называется, писатель одного романа. Нет, то есть кое-что еще он написал, но читали все только «Человека без свойств» (ну или говорят, что читали). Незаконченный, этот громадный, 1 000 страниц в переводе Апта, роман начинается вроде бы с понятных вещей: герой входит в некий комитет, который должен подготовить какое-то там празднество, но дальше начинается сумасшедший дом – появляются все новые герои и все новые истории про них, и уже непонятно, какая из них важнее другой и как они все друг с другом соотносятся.

Роберт Музиль

Роберт Музиль

Зато ощущение такое, будто побывал в Австро-Венгрии накануне Первой мировой – видимо, тогда такой сумасшедший дом был вообще везде.

  • Александр Ильянен. И финн. – Тверь: Kolonna Publication, 1997.

Напоследок надо бы подобрать и что-нибудь из более-менее современного. Вот, пусть будет Ильянен. Последние лет двадцать немодно вот это вот все – и нечто, и туманна даль. Читателю подавай конкретную историю про конкретных людей – чтоб как в сериале и можно было просто пересказать, о чем книжка, что там происходит. В девяностые это считалось для лохов. «И финн» написан как раз тогда. Бог его знает, что там происходит.

Александр Ильянен

Александр Ильянен

Герой где-то гуляет и о чем-то переживает. Но написано так, что душа разворачивается, а потом заворачивается обратно. Говорят, что тот, кто прочитает «И финна» не отрываясь целиком, просветляется и на полчаса обретает способность летать. Тот же, кто прочитает все пять книг (ну и, конечно, Джойса с Прустом), – получает любую сверхспособность на выбор.

*Принадлежит Meta, экстремистской организации, запрещенной в РФ



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ