Кнопка апокалипсиса

6 месяцев назад

«Новая ядерная эра» – такова передовица, наделавшая много шума и вынесенная на обложку издания The Economist. На картинке – ракета, прорывающая красную линию.

Фото: economist.com

Речь идет о том, что «своими угрозами применить бомбу президент России отменил ядерный порядок».

Этот порядок, по крайней мере в восприятии Запада, на самом деле изменился. СССР, а после Россия оставляли за собой лишь право на ядерную ответку. Всегда четко проговаривалась и аксиоматической была мысль о том, что наша страна никогда первой не нажмет на кнопку апокалипсиса. Этим подчеркивался миролюбивый характер государства, а также то, что военная конфронтация не ее выбор. Но кроме подобной репутационной составляющей эта ситуация производила массу колоссальных проблем, начиная с того, что страна изначально ставила себя в ранг жертвы, пусть и сопротивляющейся.

Страна добровольно отдавала право первого хода и из этого исходила. Другим догматом ядерной эры стал постулат о взаимном гарантированном уничтожении. После падения СССР и деградации России стали возникать многочисленные сомнения на этот счет: если все-таки это не так, какова может быть планка допустимого ущерба? Что, если удар возмездия не в полном объеме достигнет цели?

Опять же, если принимаешь роль жертвы, то есть ли смысл в возмездии, то есть мести? Не лучше ли просто достойно отойти в мир иной и не создавать громадных проблем для всего прочего мира? Не лучше ли устроить собственный апокалипсис и запустить механизмы распада, запустить перестройку, раз все равно жертва и к мысли о погибели, собственно, готовы?..

Вся эта ситуация загоняла Советский Союз в ловушку, из которой был единственный выход: спасение мира собственной жертвой. Страна прекратила сопротивление, поставила дамбы на пути притока витальных сил, стала сама себе внушать мысли об обреченности, тупиковом пути истории и исчерпанности генофонда нации.

Она готова была прыгнуть в никуда. Потому что другого варианта выхода из ловушки в ситуации противостояния систем не было: так и так – погибель. Отсюда – не лучше ли, чем тешить себя мыслью о возмездии, попытаться уничтожить себя, чтобы возродиться в новом качестве, например, капиталистическом и западоподобном, что естественным образом снимет все противоречия?

Союз стал подобием секты апокалиптиков, когда самые необычные проекты и прожекты манили и воспринимались средством избавления от безнадеги, уныния и осознания бессмысленности всего: какие могут быть перспективы, какое будущее, если так или иначе – жертва ядерного пожарища?..

Поэтому и решили самолично сжечь существующую свою реальность, устроить колоссальные гари, возмечтали о новой жизни, в которую кроме как через разрушение существующей не попасть. Ситуация в чем-то напоминала ту, которая предшествовала восшествию на трон Петра, когда было время грандиозного пессимизма, наступившего вслед за отечественным расколом, давшим ощущение пребывания на краю времен.

Нынешнее изменение связано с тем, что Россия из жертвенного объекта переходит в разряд субъекта ядерного порядка. Она стала оставлять за собой право первого хода. Несмотря на надежды Запада, ее ядерные зубы не выпали, Россия проводит модернизацию стратегических ядерных сил сдерживания. Стала доминировать в создании новых систем вооружения, а не идет среди догоняющих. Она демонстрирует решимость. Перед началом спецоперации на Украине президент Путин предостерег потенциальных интересантов, чтобы не совались. После в состояние повышенной готовности была переведена российская ядерная триада. Было много других жестов, сигналов, а также реальных действий, свидетельствующих о том, что традиционной рассадки «жертва – агрессор» уже не существует.

Россия отлично понимает, что в нынешней информационной и виртуальной вывернутой реальности демонизировать «жертву» – раз плюнуть, а значит, и легитимизировать ее уничтожение, когда «агрессор» будет восприниматься рыцарем добра, делающим мир только лучше. Поэтому уже нет никаких – ни объективных, ни миролюбиво-гуманистических – причин рядится в образ жертвы. Это лишь загоняет в тупик и лишает маневра – необходимо брать инициативу.

В этом как раз и заключается новый ядерный порядок, который так пугает Запад. Во-первых, Россия ускользает из расставленных для нее ловушек. А во-вторых, эстафета той самой жертвы передается… И в данном случае – Европе.

Старый свет уже в шоковой ситуации и воспринимает себя в качестве жертвы «российской агрессии» на Украине. Жертвы в энергетической и шире – экономической сфере, ведь те же санкции, которые ЕС пакетно штампует против нашей страны, все глубже загоняют саму Европу на территории жертвы.

Если же говорить о «новом ядерном порядке», которым так пугает The Economist, то он заключается в том, что Европа добровольно и инерционно обреченно скатывается в ситуацию, когда она становится потенциальным плацдармом ядерного противостояния. Российская спецоперация, которая форсировала украинско-американские планы наступления, показала решимость, волевую готовность сопротивления, а также то, что Россия не будет дожидаться: если драка неизбежна – бей первым.

Пока можно только гадать, как эта новая экзистенциальная реальность скажется на Европе, притом что у нее практически отсутствует субъектность в этом вопросе. Рассчитывать на НАТО? Но в ситуации, когда Штаты получают потенциальные угрозы не только с Северного, но и Южного полюса на гиперскоростях и непредсказуемых траекториях, можно предположить, что в случае реальной опасности НАТО скукожится лишь до европейского плацдарма, который в силу своей географии не оставляет иных версий исхода, кроме как территории ядерного пепла.

Поэтому в ближайшее время можно ожидать милитаризации Европы, а также ее радикализации, тем более что перспектив ведения самостоятельной политики у нее нет никаких. Нынешний натовский бум сейчас как раз свидетельствует об этом.

Другой момент заключается в возможном отходе от принципиальной позиции ядерного нераспространения. The Economist, рассуждая о новом ядерном порядке, ставит в вину нашей стране, что в мире могут начать появляться новые ядерные центры силы. Но этим, скорее, выдают просчитываемую возможность для своего маневра.

Была реальная опасность, что режим Зеленского, нацеленный на бомбу, любезно получит ее от своих покровителей. Помимо этого, в объективной реальности потенциального плацдарма ядерное оружие могут получить многие европейские страны, и оно ими будет восприниматься за оружие возмездия. Причем не в формате американских баз с ракетами, а собственных.

Можно предположить, что США будут пытаться подстраховать себя и уводить в сторону от эпицентра возможной конфронтации. Поэтому Штаты будут делать все, чтобы сторонами потенциального конфликта были Россия и Европа, сами же пребывая в стороне в качестве третьей силы, которая наследует Землю. Этакая смена ролей, чреватая непредсказуемыми последствиями…

Пока же Запад целенаправленно загоняет себя в ловушку, раскаляя ситуацию. В первую очередь ставя все на «победу» Украины, возводя ее в высшую ценностную категорию: «вопрос о том, кто победит на Украине, имеет побочную ставку, которая изменит мир», – отмечает The Economist. Говорится также и о том, что от исхода украинского противостояния зависит «ценность ядерного оружия как инструмента управления государством». Будто бы чаемая «победа» Украины обретет формат антиядерного ПРО и обнулит значение ядерного оружия, сделает его практически «бесполезным». Отсюда и нагнетается мысль о том, что ставки необычайно велики, а также утверждается, что Украина должна сражаться, сражаться и еще раз сражаться. Для Запада очень важен прецедент, когда можно победить крупнейшую ядерную державу не то что у ее границ, но и на ее исторической территории, да еще и с возвратом земель. Это откроет простор для ходов по обходу ядерного сдерживания. Кстати, надо сказать, что в реальности механизмы ядерного сдерживания уже задействованы, иначе авиация НАТО уже бомбила бы российские города. И не после 24 февраля, а многим раньше.

Ставка на «победу» над Россией также может привести к тому, что Вашингтон загонит себя в ловушку, единственный выход из которой – ядерная война и полное уничтожение. Так уже рассуждает обозреватель американского журнала American Thinker Роберт Хантер. Окно вариантов сужается, ведь сейчас Запад формулирует свою главную цель: победить Россию, от этого, по его мнению, зависит порядок в мире. Победить любой ценой. Проблема в том, что чрезмерная концентрация на этой цели приводит к тому, что Запад перестает отдавать отчет в своих действиях, адекватно их воспринимать, а также не просчитывает последствия.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ