Кирилл Рябов: «Мне вообще почти и сочинять ничего не надо»

Ричард Семашков поговорил с писателем Кириллом Рябовым про новые книги, навалившуюся славу, деньги, проклятых капиталистов и новые кроссовки.

Фото: Александр Глуз/ «Петербургский дневник»

Рич:

– Проснулся?

Кирилл Рябов:

– Ага. Причём снился мне ты.

Рич:

– И что же это был за сон?

Кирилл Рябов:

– Хороший сон. Ты там дом построил и пригласил на новоселье.

Рич:

– Дом я не построил, но на новоселье тебя приглашаю – оно завтра, после презентации «Карантина по-питерски». То есть можно сказать, что сон пророческий.

Кирилл Рябов:

– Спасибо. А презентация где?

Рич:

– Книжный «Во весь голос», где ж нам с тобой ещё свои книги презентовать.

Фото: yandex.ru/maps

Кирилл Рябов:

– Ха-ха. Ну отличное же место.

Рич:

– Да, кофе вкусный, туалет отличный, опять же, у нас скидка на книжки. А ты обычно во сколько встаёшь?

Кирилл Рябов:

– По-разному. Обычно около полудня. Но бывает, и в шесть утра просыпаюсь. Никакого режима нет. Но я ложусь обычно не раньше трёх.

Рич:

– Чем занят ночью?

Кирилл Рябов:

– Ответ банальный: пишу. Ну или выпиваю где-то. Но это реже.

Рич:

– А завтракаешь чем?

Кирилл Рябов:

– Сигарета и чай. Тоже такой банальный завтрак.

Рич:

– Ответы твои небанальны, поскольку подавляющее большинство писателей работает в первой половине дня, а большинство обычных людей завтракает какой-нибудь едой.

Кирилл Рябов:

– Кстати, вчера тоже писал в первой половине дня. И получилось не хуже, чем ночью. Это, наверно, дурная привычка — писать по ночам. Как и курение сразу, как проснулся.

Рич:

– Каждый день пишешь, если не выпиваешь?

Кирилл Рябов:

– Открываю «Ворд» каждый день. Но иногда смотрю на текст, думаю: «Ой, нет, на хрен». Закрываю и занимаюсь чем-нибудь другим.

Рич:

– Чем, например?

Кирилл Рябов:

– Читаю книжку. Или иду гулять по району. Или спать ложусь, если совсем скучно. Перезагружаюсь.

Рич:

– Какую последнюю книгу читал?

Кирилл Рябов:

– Вчера прочитал пьесу Мартина Макдоны «Палачи». Увлёкся драматургией последнее время. Даже в театры стал похаживать иногда.

Фото: livelib.ru

Рич:

– Мне кажется, тебе может зайти Эжен Ионеско. Не читал?

Кирилл Рябов:

– Нет. Хотя у меня есть его книжка где-то. Давно купил. Но даже не открывал. Лет десять так и лежит.

Рич:

– Я так понимаю, ты живёшь исключительно на свою писанину. На еду хоть хватает?

Кирилл Рябов:

– Да, последние два с половиной года только этим зарабатываю. Но мне важнее, чтобы хватало на сигареты и чай. Но и на еду остаётся. Хотя вот недавно пришло сообщение от какого-то таиландца, что мой родственник Алан Рябов погиб в авиакатастрофе и оставил мне 700 к евро в наследство. Так что, думаю, о деньгах можно больше не переживать, ха-ха-ха.

Рич:

– Везёт же! Наверное, как получишь бабки, сразу же за границу уедешь?

Кирилл Рябов:

– Нет, зачем. Перееду в центр, куда-нибудь поближе к улице Некрасова.

Буду обходить книжные, бары, прогуливаться у Невы. Отлично. Лучше всяких заграниц.

Рич:

– Ну чего-нибудь прикупил бы себе? Машину, одежду, телевизор?

Кирилл Рябов:

– Телевизор и машину точно нет. Машин и так слишком много. А телевизор слишком тупой. У меня есть. Я иногда включаю, когда хочу какой-нибудь хоккей посмотреть. И становится жутко. Одежду? Ну купил бы себе новые кроссовки, может. Да пару футболок. И больше пока не надо.

Рич:

– Не-не, телик, чтобы фильмы, сериалы смотреть. Или это совсем не по твоей части?

Кирилл Рябов:

– Фильмы и сериалы смотрю, конечно. Но я привык на ноуте уже. Ну или в кинотеатр можно сходить, как цивилизованный человек.

Рич:

– На что последнее ходил?

Кирилл Рябов:

– На фильм «Земля кочевников». Там зачем-то есть сцена, как Фрэнсис Макдорманд какает. Непонятно зачем. Может, ей во время съемки приспичило и это решили снять. Другого объяснения не нашёл.

Фото: kinopoisk.ru

Рич:

– На «Оскар» накакала. Скучный фильм?

Кирилл Рябов:

– Непонятный. Я-то думал, там будут современные «Гроздья гнева». А оказалось очень добренькое кино про добреньких людей, которые живут плохо, потому что сами сделали такой выбор. И всех всё устраивает.

Рич:

– Многие говорят, что у нас в стране похожая ситуация. Ты как думаешь?

Кирилл Рябов:

– Да мне кажется, она во всём мире примерно одинаковая, с небольшими отличиями. Где-то лучше, где-то хуже.

Рич:

– Ну а ты хотел бы что-то поменять? Власть или экономическую систему? Чтобы конкретно мы немного получше стали жить.

Кирилл Рябов:

– Во всём мире проклятые капиталисты угнетают рабочий класс. Где-то совсем жестоко. Где-то обманывают. Изменить это может лишь мировая социалистическая революция. Но понятно, что это, скорее всего, невозможно.

Рич:

– Но если вдруг начнётся, ты впишешься?

Кирилл Рябов:

– Я за рабочий класс, конечно. Не за буржуев и их приспешников.

Рич:

– Хорошо, давай к книгам. Первые две твои книги («Клей», «Висельники») я прочитал, когда ты издавался у Жени Алёхина, — в питерских кругах о тебе слышали, но дальше ты особо не выбирался. Затем тебя стал издавать Вадим Левенталь, и ты стал популярнее, например, попал в короткий список «Нацбеста». Уже три книги вышло («Пёс», «Никто не вернётся», «777»), я их тоже с удовольствием прочитал. Тебе стало повеселее? Появились новые предложения? Кино снимать будут? У тебя же очень кинематографичные вещи.

Кирилл Рябов:

– Уже даже сняли два фильма. Один снял петербургский режиссер Константин Селивёрстов. Это короткий метр, называется «Я буду твоей собакой». По рассказу, который так же называется. Он есть в интернете.

Другой фильм снял режиссер Дмитрий Месхиев. Он называется «Хорошие девочки попадают в рай». Тоже по рассказам. Только вот неизвестно, когда выйдет и где. Как я понял, там возникли проблемы с показом из-за нецензурной лексики.

Изображение: youtube.com

Рич:

– Я смотрел у Дмитрия Месхиева офигенный фильм «Над тёмной водой» с молодым Абдуловым, не видел?

Кирилл Рябов:

– Да, отличный фильм. Один из моих любимых. Правда, я ему этого не сказал, чтобы не выглядеть жополизом. Что, наверно, глупо с моей стороны. Не знаю.

Рич:

– Ну вдруг это интервью прочитает. Ну а в целом прилетали какие-то важные для тебя респекты от коллег?

Кирилл Рябов:

– Да, вот недавно Дмитрий Данилов написал тёплый отзыв на мою книжку. И после этого случилась странная вещь. Мне в «Фейсбуке» посыпались десятки заявок в друзья от каких-то странных людей. Некоторые, видимо, решили, что я богат и знаменит, и сразу стали просить денег. Вчера одна барышня предлагала купить её интимное видео. Сегодня вот какой-то «немец» просит 700 (опять 700) – но не тысяч, а всего лишь евро, на лечение рака горла. Стало веселее.

Рич:

– Денег не получат, но возможно, что в дальнейшем окажутся в твоей книге, тоже неплохо.

Кирилл Рябов:

– Да мне вообще почти и сочинять ничего не надо. Вот сейчас подруга прислала новость о чемпионате по скоростному рытью могил в Новосибирске. Недавно ждал приятеля у метро, подошёл бомж, почти что мой персонаж из предпоследней книги, мы с ним душевно поболтали. Он рассказал, как недавно ходил на концерт AC/DC. Потом попросил мелочи на портвешок.

Рич:

– А тебе никогда не хотелось сконцентрироваться на более жизнеутверждающих сюжетах? На дерзновенных героях?

Кирилл Рябов:

– Конечно. И скоро об этом напишу. Вот прямо сейчас пишу небольшую повесть про святого человека, который боролся с демонами.

Рич:

– Юродивый?

Кирилл Рябов:

– Нет, он обычный человек, без закидонов. Но святой. Наверно, немного фантастический персонаж получается.

Рич:

– А ты когда понял, что ты писатель? Как известно, у нас писателей сейчас больше, чем читателей, но ты тот редкий тип стопроцентного писателя, который жить без этого не может, и ничто другое тебе не интересно. И в целом тебе было по фигу, где ты издаёшься и какими тиражами. Просто это для тебя способ существования. Когда ты стал уверен, что Кирилл Рябов создан для того, чтобы описывать маленьких страждущих людей?

Кирилл Рябов:

У меня такое дурацкое чувство, что всегда так было. Уже в средней школе, классе в пятом или шестом, сидел на уроках и писал в тетрадку какие-то рассказики вместо задач по математике и химических формул. Мне это было гораздо интереснее и важнее того, что говорили учителя.

Рич:

– Я тебя неплохо знаю, поэтому уверен, что это не поза. Для тебя же, как я понимаю, ничего романтичного в этом занятии нет…

Кирилл Рябов:

– Это, наверное, немножко эскапизм. Но точно никакой романтики.

Рич: 

– Ну а счастливым человеком ты себя можешь назвать?

Кирилл Рябов:

– Пожалуй, да, могу. Я занимаюсь любимым делом, которое находит отклик у людей. Есть хорошие друзья. Есть крыша над головой. Вот чай есть, сигареты. Грех жаловаться, в общем.

Рич: 

– А женщина? Дети?

Кирилл Рябов:

– Куда же без женщин. Детей, кажется, нет. Да нет, шучу, конечно. Детей пока нет.

Рич:

– Хочешь?

Кирилл Рябов:

– Пожалуй, да. Даже вон у Буковски были дети. А я-то чем хуже?

Рич:

– Придётся преодолевать свой эскапизм.

Кирилл Рябов: 

– Ну немного его урежу. Ничего страшного. Я много лет работал в детдоме. Дружил с детьми. Это было круто, здорово. Бывает, скучаю иногда по тем временам.

Рич: 

– Спасибо тебе, Кирилл, за книги. На мой скромный взгляд, из отечественных молодых прозаиков ты самый талантливый. Давай наберём тебе на новые кроссовки, кинешь номер карты?

Кирилл Рябов:

– Тебе спасибо! Да, кину, конечно. Погоди-ка, сейчас найду.

Рич: 

– Если не наберётся нужная сумма, я тебе их сам подарю. Увидимся на новоселье.

Кирилл Рябов: 

– Так я и на презентацию приду. Тогда увидимся!

 

(Кириллу Рябову на новые кроссовки: 5336 6902 7133 8602)

 

Автор Ричард Семашков

 

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии