Как советские рокеры убили Советский Союз. А еще точнее, как они этого не сделали

Сейчас я, пожалуй, сделаю то, чего от меня никто не ожидает, ггг, заступлюсь за т. н. «русский рок».

Дмитрий Левковский, Юра Скандалист, Гриша Сологуб, Книзель, Вилли

К т. н. «русскому року» отношение мое давно известно – т. н. «русский рок» это продолжение бардовских традиций КСП, только с участием ритм-секции. Ну и помноженное на то, что в 70-х – 80-х новое поколение бардов – в отличие от бардов 50-х – 60 х – уже по-своему понимало романтику и пело не про туманы и про запахи тайги, а про портвейн и подворотни, что считалось их слушателями неимоверно смело и бунтарски.

Это в семидесятые. В восьмидесятые уже начали в полный рост воровать темы у западных рокеров, ушедших по дорожке самовыражения уже куда-то на границы самораспада, и в песнях начали проклевываться темы безответственного секса (самого, впрочем, прикольного, ггг), наркотиков, алкашки и восхваления собственного безумия. Справедливости ради, в целом нормальный рокер как раз такой и есть – слегка двинутый, топчущийся на грани безумия и отрывающийся от бутылки, только когда нужно уже вдохнуть.

Ничего хорошего в этом нет, конечно, и печальные судьбы большинства известных советских рокеров – и тех, кто уже тово, и тех, кто почему-то еще нет, – это показывают в полный рост: рок дело опасное и им занимается в основном довольно глупый народ.

С рэпом, впрочем, ситуация еще хуже, но сейчас мы не об этом.

Эйфория по поводу значимости советского (это потом уже русского) рока давно утихла, время показало его бессмысленность и беспомощность, а в политическом плане нынче принято считать, что:

  1. Соврокеры повалили СССР или, по крайней мере, в этом участвовали, и
  2. Как только задача по повалению СССР была решена, они никому не стали нужны и советский (русский) рок мирно сгнил.

В этих утверждениях доля истины есть, конечно, но она, по сути, ничтожна.

«Азъ»

СССР повалили исторические процессы, частью которых, может, и были советские рокеры, большинство из которых функционировало под бдительным надзором КГБ, но они были именно что малой частью гораздо бОльшего.

СССР, как – в то время неожиданно – выяснилось, оказался колоссом на глиняных ногах, и – что, опять же, выяснилось внезапно, – его падения желали очень многие. Да что там!… В какой-то момент вообще практически все граждане.

В этой атмосфере трогательного единодушия и действовали те советские рокеры, которые оказались на сцене в середине-конце восьмидесятых. Попав в своего рода резонанс с духом времени, довольно короткое время они были вроде как выразителями этого духа, в первую очередь, для молодняка. А потом все стало очень быстро меняться, и те, кто пришел со своими протестными песнями позже перестройки (как равно и те, кто пел свои протестные песни раньше перестройки), оказались вне круга света.

Ну и вот.

На самом деле влияние рокеров хоть и было – но было сравнительно ничтожно.

Сегодняшним пятидесятилетним так не кажется, потому что то время они прожили под ту музыку, и им, тогдашним подросткам, казалось, что это и есть самое важное и главное.

Некоторым, кто поглупее – а среди почитателей русского рока других и не найти – так кажется и сегодня.

Но это не так.

С позиции влияния на массовое сознание – не рок повалил СССР, но – вторая древнейшая, журналистика. Именно журналисты подготовили крушение и заставили граждан – по крайней мере, в столицах – этому крушению рукоплескать.

Так что если сегодня всевозможные Козлодоевы и пытаются выдать себя за Давидов, победивших Голиафа, так это они гонят, гонят, примерно как литерный мимо пакгаузов. В плане воздействия на умы Вилли, например, Токарев или Розенбаум были несравненно влиятельнее.

Какое-то время русские рокеры – самоучки разной степени талантливости – выполняли свою функцию культурной легитимизации процесса распада. А затем они стали не нужны.

И опять же, стали не нужны не потому, что, мол, мавр сделал свое дело, мавр может валить. Причины были другие.

Во-первых, в стране как до перестройки не было никакого внятного шоу-бизнеса (филармонические гастроли в расчет не берем), так и не появилось. Такого, сытного шоу-бизнеса по образцу ведущих западных музыкальных держав. Для такого рода шоу-бизнеса необходимы свои информационные каналы – радио- и телепередачи, журналы, регулярные фестивали, конкурсы, награждения, институт профессионального рецензирования, сеть оборудованных концертных площадок и самое главное – нормальная логистика.

Фото: rollingstone.com

Я не говорю уже о культуре гаражных групп и студенческих банд, добивающихся первого признания в своих кампусах. В Штатах, например, это работает так: локальная группа становится популярной среди местных студентов и попадает на местную радиостанцию. Затем предпринимает попытки привлечь внимание средних или больших лейблов, у которых в принципе существуют отделы скаутинга в поисках новых имен – раньше такие скауты ходили по локальным и студенческим барам, слушая выступления новичков, теперь больше мониторят всякие «Спотифай» и «Саунлдклауд», а также изучают социальные сети будущих звезд.

Если проект кажется интересным, а главное, у него уже есть своя фан-база – на средства лейбла делается запись одного-двух пробных хитов, они проталкиваются на радиостанции или музыкальные передачи федерального масштаба. Через модных блогеров, в муз. журналах и на муз. сайтах делается серия восторженных публикаций. Затем проект выпускает полноформатник, едет в национальный тур от побережья до побережья, становится хэдлайнером пары десятков разнокалиберных фестивалей, которые проходят в разных частях страны едва ли не ежедневно, а затем схема масштабируется уже на весь мир.

Это намоленная, отлаженная десятилетиями система, которая работает еще и потому, что давно заняты все главенствующие высоты, просчитана структура и до рутины обкатана последовательность действий.

А самое главное, именно Штаты – вкупе с Британией – задают музыкальные тренды. Ну в плане танцевальной и клубной музыки еще роляют и некоторые европейские страны, но если мы говорим о роке – то это англо-саксы.

В СССР и послесоветской России такого, сами понимаете, не было и нет. Какие-то попытки действовать в заданном направлении предпринимались в период примерно 1995-2005, и самые известные – условно новые – проекты мы получили именно благодаря этой схеме, Земфира там, «Мумий-Тролль», ну и еще с десяток ныне забытых.

Фото: Stadium Live

А остальной весь русский рок – за исключением трех-пяти мастодонтов, которые реально хайпанули в восьмидесятые, – ухнул в эту яму отсутствия возможностей (собственно, в ней он находится и посейчас).

Ну и нельзя забывать – сменились поколения, сменились музыкальные тренды и русский рок перестал быть интересным молодежи.

Советские рокеры в силу вечного российского отставания играли музыку образца начала семидесятых, а самые продвинутые и модные – начала восьмидесятых. Уже в начале девяностых музыкальная картина мира изменилась коренным образом, а уж еще через десять лет…

Русский рок и посейчас это милая архаика, смесь блуграсс, мануш и джипси, не отвечающая трендам ни в музыкальном ни в звуковом плане. А поскольку молодежь – основной потребитель такой музыки – всегда смотрит исключительно на тренды, а тренды, как мы помним, задаются не здесь, – то русский рок так и остается в основном музыкой «кому за», кто подсел на нее в отрочестве и пускает ностальгическую слезу под «Наше радио».

Это ловушка, и из нее не выбраться.

Моя же позиция такова, что в принципе гнаться за мировыми трендами глупо. Следуя этой схеме, мы всегда будем догонять, мы всегда будем троечниками, списывающими у отличников. Оно по-своему и неплохо – мороки меньше, да и спросу нет, главное, как говорится, чтоб было душевно, ггг.

Возможно, выход есть – и он именно в обращении к традиционным инструментам и попытке скомпилировать их с современным звучанием разного рода, в конце концов, условная балалайка, пропущенная через дисторшн, звучит уже оригинальнее рикенбейкера, пропущенного через дисторшн.

Но, конечно, это все только мечты: с того момента, как кровавый Петр переломил Россию через колено и заставил смотреть на белых господ снизу вверх – как делал это сам – мы, видимо, так и будем оставаться в этом положении – во всех отраслях, не только в сфере поп-музыки, ггг.

А несчастные советские (русские) рокеры тут вообще ни при делах. Все, что они смогли в свое время – это пару-тройку лет невнятно помычать про ожидание перемен – которые в итоге пришли и смели их всех в мусорную корзину.

Ленинград, май 1982 года. Фото: Андрей Данилов

Еще больше текстов от автора – здесь.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
NoTrendas
NoTrendas
1 месяц назад

Я бы еще добавил, что русского рока не существует. Если понимать под роком именно музыкальный стиль, а не дворовые песенки под гитару. Были какие то попытки создать русский рок на основе русских музыкальных инструментов, но сейчас уже даже не вспомнить ничего.