Как нам правильно «денацифицировать» Украину?

9 месяцев назад

Сразу начну с крайне непопулярного тезиса. На мой взгляд, никакого фашизма и нацизма на Украине нет. Если конечно употреблять эти термины в их изначальном, а не пропагандистском смысле. Что такое фашизм в своей исторической природе? Это активистское движение, ставящее целью построение сильного государства, свободного от либеральной плутократии с одной стороны, и способное противостоять попыткам его большевизации с другой.

Бенито Муссолини

Бенито Муссолини. Фото: foto-history.livejournal.com

Ничего подобного на Украине, конечно, нет. Государства там не было отродясь. Страна находится в руках плутократии и олигархических кланов, борьба которых между собой отражена в сценках политического балагана. То есть перед нами обычный либерально-демократический спектакль с украинским колоритом полного бардака. 

Тоже касается и украинского нацстроительства. В государственном масштабе все оно свелось к прыгалкам и кричалкам: «Слава Украине»… «Москаляку на гиляку»… Результат оказался вполне предсказуем: 

– Что с Украиной, Бэрримор?

– Допрыгалась, сэр…

Если же под нацизмом понимать шовинизм и ненависть к другим нациям, то термин этот в отношении Украины так же сомнителен. Здесь мы имеем дело, скорее, с обычной хуторянской местечковостью, усугубленной недостатком йода и нашедшей свое выражение в ненависти к русской имперскости. Достаточно почитать «Белую гвардию» Булгакова, чтобы понять: все это анархистское шапито имело здесь место всегда, до всякого «нацизма».

Кадр из х/ф «Свадьба в Малиновке»

Что же касается «Азова» и прочих нацформирований, косплеящих романтику СС, то, опять же, Львов, Западенщина такими были всегда. Даже львовские хиппи в блаженные 60-е ходили в форме СС и зиговали. И все это имеет гораздо большее отношение к эстетике и правому анархизму, нежели к идеологии национал-социализма. Исторически здесь всегда правил бал именно анархизм и беспорядочная резня: украинцы, поляки, евреи, казаки, турки, венгры, русины, словаки – в течение столетий все здесь по очереди и попеременно притесняли и резали друг друга: кто-то более удачно, кто-то менее. То же в новых реалиях продолжается и сегодня и будет, вероятно, всегда. Таков уж здешний гений места.

Что же в таком случае на Украине есть? Всё, что мы здесь имеем: большая беспорядочная пассионарность и столь же большая тяга к формированию нации. Желание, сразу скажем, вполне законное. Но, увы, слишком запоздалое с одной стороны и слишком безнадежное в выбранном формате, да и в силу особенностей национального характера. 

Дикая ватага, гуляй-поле, песни-пляски-вышиванки – здесь украинец в родной стихии. Но построить что-то более фундаментальное, нежели мазанка из дерьма и палок, для него большая проблема. Украинец взял дерьма, взял палок, слепил мазанку – пришли турки, сожгли, увели корову. Он снова взял дерьма, взял палок, слепил мазанку – пришли поляки, сожгли, увели корову. Так в течение столетий вырабатывался национальный архетип хуторянина, не видящего дальше уводимой за горизонт коровы. И широта русского имперского взгляда и имперского горизонта его просто пугает.  

Владимир Зеленский. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

К тому же формирование нации на Украине слишком запоздало. Заниматься этим следовало в 19 веке. Тогда на отходящий поезд нацстроительства (сверстать культурный канон, сочинить на коленке эпос, придумать литературный язык) успели запрыгнуть словаки, чехи, финны. Украинцы в силу особой склочности и перманентного бардака на этот поезд опоздали. Сегодня же, когда во всем белом мире полным ходом идет деконструкция и демонтаж наций, даже таких великих, как немцы, французы (опять же, с помощью упразднения культурного канона, религии, семьи и межрасового смешения), заниматься попытками нацстроительства, да еще на территории ЕС – задача изначально обреченная. Либерал-большевистская власть Запада лицемерно поддерживала «украинский нацизм», одновременно уничтожая настоящие великие нации Европы, понятно зачем: чтобы посадить на границе сторожевого пса, который бы, сидя на цепи, кусал Россию, не пуская ее в Европу. Ключевое слово здесь – «на цепи». 

Одним словом, хохлов развели как лохов – вот истина, кою следует отлить золотыми буквами на новейшей тридцатилетней истории независимой Украины. Развели, используя пассионарность, свойственную юным нациям, москалефобию (еще раз: не нацизм, а типичную местечковую ненависть хуторянина к русской имперскости – ее огромности и недостижимым масштабам культуры), косплеи СС, лозунги «слава Украине» и проч., и проч. 

Учитывая все это, с нашей стороны было бы очень неразумно строить пропагандистскую кампанию, сопровождающую операцию по скоропостижному окончанию украинского эксперимента, исключительно на лозунгах «денацификации», слишком увлекшись которой, можно окончательно демонтировать и саму нацию. Нужно ли нам это? С этим успешно справляются и либералы. Все, что могло с Украиной случится плохого, с ней уже случилось. А хорошее? Да и хорошее было. Расцвело, например, много музыкальных талантов. Украинцы вообще очень музыкальная нация. Быть может, самая музыкальная в мире. Пассионарность – это вообще хорошо, если правильно ей распорядится и направить. Хуже всего – ее задушить.

Виталий Кличко. Фото: РИА Новости

Зачем нам народ с задушенной песней? А лица необщее выражение у украинца есть, и оно узнаваемо. Строить же нацию можно и внутри Русского мира. Точнее – только так по-настоящему и можно строить: от Тараса – к Гоголю и Пушкину. Других путей-дорог у украинца просто нет. Все остальное – мираж и цербер на цепи с костью в пасти. 

Итак, чего же мы на самом деле хотим на месте неудавшейся Украины? Вот главный вопрос. А его главная часть: что делать с Волынью, Львовом, западом Украины? Отнестись к этому надо со всей серьезностью. Ибо Украина – это наш сегодняшний экзамен на зрелость. Сегодня здесь закладывается наше в Европе будущее. 

Сегодня нас поддерживают многие правые Европы – традиционные европейские консерваторы и националисты. Но с началом спецоперации на Украине они разделились: одни за Россию, другие за Украину. Нас также традиционно поддерживают и многие левые. Не те неотроцкисты с ЛГБТ-хунвейбинами, что стоят у власти в Европарламенте, но те, советские еще, сталинофланговые левые, которые за сильное государство и социальную справедливость. В Бразилии, например, столкнулись заукраинские правые с пророссийскими левыми. Нужны ли нам подобные расколы? Нет, нам нужно нечто иное: объединение традиционных правых и левых против неотроцкистов Европарламента и вашингтонского гей-обкома.

Джо Байден. Фото: Getty Images

Потому и работать с украинским национализмом нужно так же аккуратно, как аккуратно работает сегодня на Украине наша армия. За военные преступления (особенно те, в которых имеет место махровый шовинизм) безусловно и жестко карать. Но не допускать искусственного разжигания ненависти и мести (чего сегодня, под эмоциональными лозунгами «денацификации», увы, слишком много).

Да, шовинизм надо искоренить. Но нормальный здоровый национализм – это строительные леса нации, это наш мост в Европу. Нам нужна не украинская нация со сломанным хребтом, а украинская нация внутри Русского мира – на востоке и мощный национальный кулак против либерализма и плутократии – на западе.

Не одними мазепами-петлюрами жив Запад (всё это – итог работы либеральной пропаганды), но и имперскими традициями тоже. Еще в 1905-м Киев с Волынью были опорой «Союза русского народа» и царя Николая встречали во Львове трехцветными флагами. Шкуро в своих мемуарах (Шкуро А. Г. Гражданская война в России: Записки белого партизана) вспоминал, как и 1919-м галичане ему говорили: «Какие мы украинцы? Мы русские, только мы казаки!» – и массово переходили от Петлюры к белым. Так что у новой «Галицкой Руси» под имперским покровом России есть еще прекрасная возможность построить свою государственность – по-хорошему правую, антиглобалистскую, антилиберальную: русский форпост на западе.  

Джо Байден и Пётр Порошенко

Джо Байден и Петр Порошенко. Фото: Valentyn Ogirenko / Reuters

Что же до боевых национальных формирований – то здесь необходима мудрость. Боевые формирования – необходимая и неизбежная часть любого национального строительства. Так было всегда и везде, так строился имперский Рим, так строилась национальная Европа, так строилась Русь: от ополчений Минина и Пожарского и «Союза русского народа» до православных дружин Корнелиу Кодряну в Румынии. И до сегодняшних наших чеченских батальонов. Но и сионисты «Бейтара» Жаботинского ходили когда-то по Риге и Варшаве в коричневых рубашках с нарукавными повязками, крича «Тель-Хайль!» и горланя лозунги: «Италию – Муссолини, Германию – Гитлеру, Палестину – нам!»

А сегодня те же самые люди из «Ликуда» затачивают украинский национализм под борьбу с русским имперством. А украинские радикалы, с одной стороны, выкрикивают антирусские лозунги, с другой – ненавидят «еврейскую власть» Зеленского и «еврейский порядок» Евросоюза с его ЛГБТ-идеологией и геноцидом европейских наций, а с третьей – выступают за традиционную семью и традиционные ценности. Итак, одно плохо, другое – хорошо. Одно полезно, другое вредно. Одно следует жестко пресекать, другому – дать прорасти. Не рубить с плеча, но аккуратно отделив мух от котлет, как учит наш Президент, использовать энергию и оружие врага против него же – то, что мы любим и умеем.

Итак, чего мы хотим добиться на Украине? Отодвинуть фронт нацеленных на нас ракет на тысячу километров западнее? Так решить вопрос не прочь были бы и Польша с НАТО – создать на своих границах форпост из натасканных против нас западенцев-церберов. Нам же нужно нечто иное: мост России на запад… Русское солнце, всходящее на западе… 

Владимир Путин. Фото: Reuters/Scanpix

И если сегодня мы сумеем замирить Украину без того чтобы сломать хребет украинской нации, то завтра – с нами будут все правые силы Европы. Завтра мы объединим правых и левых для борьбы с либеральным миропорядком. Завтра мы вместе с теми и другими расшатаем этот дьявольский миропорядок. Если же мы раздавим украинский национализм на Востоке и скормим запад Украины полякам, то завтра получим здесь здоровенного ультранацистского пса, натасканного против нас… 

Нет уж, будет гораздо лучше вырастить здесь здоровенный правоконсервативный кулак, где православный Союз русского народа имени Минина и Пожарского вместе с украинскими, немецкими, французскими, испанскими, итальянскими батальонами будет всегда готов нанести НАТО всесокрушающий, зубодробительный удар (и лучше – без нашего прямого участия, в формате формально независимого государства, самим нам незачем вступать в прямое столкновение с НАТО). С таким соседом на границе присмиреет и Польша, заткнется Прибалтика, и Европарламент со своими боевыми гомосеками будет ходить под себя, косясь на свою восточную Окрайну… 

А чтобы сказка эта стала былью, надо просто внимательно осмотреть правый сектор украинских формирований и найти здесь своего Кадырова. Мы прошли две кровавые чеченских войны. И что же? Сегодня кадыровская Чечня превратилась в передовой боевой отряд Русского мира (где прорастает будущая апокалиптическая армия имама Махди). Неужели мы упустим шанс сотворить то же и с западом Украины? Отдадим его «жидобандере» (как любит называть себя г-н Коломойский)? Да не будет! Но да будет наша «денацификация» преисполнена разума, гуманности и змеиной мудрости.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ