Молчание Мордора. О поляризации мнений на информационной войне

4 месяца назад

Информационное пространство теперь выглядит так: предельная поляризация, гиперэмоциональность как новая норма, легализация хейтспича, засилье дезинформации, полное отключение критического мышления. Это сейчас нужно понимать, чтобы минимизировать протекание фляги.

Источник иллюстрации: Fbm

И вот разговорились об этом с товарищем. Очевидно, что такое наблюдается впервые в истории – информационная война проходит в мире, который тоже стал почти целиком информационным. Подобное было в 1914 году, но не в таких суровых масштабах, конечно. И если говорить конкретно о предельной поляризации мнений, то есть чувство, что в этом большую роль сыграла массовая культура со своим максимально четким разделением «черное – белое».

Саш, – пишет товарищ, – а у тебя никогда не было мысли, что у нас идет какая-то инверсия саймаковской «вы сотворили нас», что с двадцатых годов в головы людей херачит масс-медиа, где почти всегда граница «добро/зло» начерчена линией шириной с ТТК, что на этом масс-медиа выросло уже много поколений; и с каждым из них ситуация становилась все хуже, в итоге приведя к тому, что эти люди требуют от реального мира той же дискретности, что и в условных комиксах?

Все так и есть, товарищ совершенно прав. Люди не просто требуют, люди уверены, что мир действительно выглядит, как в условном марвеловском кино, где Самое Доброе Добро сражается с Самым Злым Злом. От любого маломальского намека, что это немного не совсем так, живой человеческий мозг начинает страдать.

И поляризация собственного мнения – это в данной ситуации даже и нормально; но люди же натурально теперь требуют такой же поляризации и от остальных.

Вообще, если вспоминать первые эмоции от интернета и сравнивать их сейчас, это как «я играл на пустыре в индейцев и исследовал жуков, а потом вдруг оказался на полях сражений первой мировой, кругом хлор, трупы и воронки»,

– продолжает товарищ, и опять же он прав.

Ситуация усугубилась тем, что целое поколение буквально выросло на марвеловском кино и прочей массовой культуре – что не плохо само по себе, это весело и прикольно, но это стало почвой для предельного упрощения картины мира. Вспомним хотя бы совершенно неироничные сравнения Навального с Гарри Поттером, а Путина с Воландемортом, это взрослые дядьки смеются, а юное поколение (в силу еще, опять же, юности) искренне не понимает, почему это выглядит смешно.

А есть другие взрослые дядьки, которые радостно рассказывают юному поколению, что Навальный действительно Гарри Поттер, что Россия действительно Мордор и т. д. И они-то как раз прекрасно понимают, как это работает.

Это конкретно о картине мира из условно «либерального» лагеря, в условно «патриотическом» это работает немного иначе, но картина наблюдается похожая. По моим наблюдениям, условно «либеральные» граждане продуцируют в разы больше Священной Ярости, чем условно «патриотические», но это тоже объяснимо – мы-то обитаем физически в «дружественной» среде, а они – маленькие хоббиты посреди кровавого Мордора, и понятно, что надо перейти в режим выживания, предполагающий максимальную жесткость и агрессию. Что, конечно, объясняет поведение иных туповатых граждан, но не то чтобы оправдывает.

Мир действительно может быть черно-белым в экстремальной ситуации – например, непосредственно на войне. А сейчас мы наблюдаем типичную для военного времени картину, когда психология экстремальной ситуации распространилась и на мирную жизнь – и вот сидит такой чувак в Москве, скроллит новости и скрипит зубами от лютой ненависти.

В итоге говорю, например, что нифига не в восторге от начала этой спецоперации и мне жалко мирных жителей Киева и Харькова, и мне вообще не нравится война, ну как может нравиться война; а мне пишут, что я-де переобулся и заигрываю с либерахами.

Но также говорю, что никогда не выступлю против своей армии и никогда не буду желать ей поражения; и права моя страна или нет – это моя страна; и я всегда был и буду с Донбассом; и получаю в ответ, что я злой русский фашист и буквально Гитлер, щас зигану от души.

Это нормально.

Или: ах, да ты трус и лицемер, ты пытаешься усидеть на двух стульях, давай уже, ну, скажи, рубани правду-матку!

Нет. Это не я такой, это страна такая. Мы Россия, мы мост между Европой и Азией, между жизнью и смертью, между двумя стульями из известной тюремной шутки; мы буквально и есть оба этих стула ОДНОВРЕМЕННО.

Абсурд? Нет, реальность.

И попытка выразить взвешенное мнение, наоборот, приводит куда к большей вспышке непонимания, чем радикальное «убить одних» или «убить других».

Это нормально. Такова ситуация. Если сама мать История спросит (а она спрашивает, как ни крути), в условно либеральном я лагере или в условно патриотическом – да, я в условно патриотическом, я со своей страной. Быть «над схваткой» сейчас действительно нельзя.

Но.

Я буду говорить только за себя и только то, что думаю. Я не буду орать, брызгать слюной и сладко упиваться кровавой кашей, сидя на диване. Если для кого-то это будет выглядеть слишком сложно – что ж, таково восприятие в условиях информационной войны.

Не призываю думать так же. Призываю почаще думать головой и поменьше орать.

Ну хотя бы поменьше орать.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ