Как нам (не)помогли ограничения

Полтора года мир живет по новым правилам – больницы и другие объекты перепрофилированы под ковидные госпитали, люди уже практически свыклись с масочным режимом, всё нельзя, но всё можно. Коронавирусу почти удалось заставить общество плясать под его дудку. Но власти боролись и продолжают бороться. Как нам это помогло?

Фото: bbc.com

Стадии принятия

Страшные новости в начале 2020-го пришли из Китая. Неизвестная зараза убивала все вокруг. До этого, 3 января 2020 года, стало известно о заказанном президентом США Дональдом Трампом убийстве второго по влиянию и значимости человека в Иране генерала Касема Сулеймани. Планета задрожала в ожидании Третьей мировой войны.

Задрожала и сама нанесла удар по человечеству – за период пандемии скончались уже свыше 4 млн человек. И это только по официальной информации. По разным данным, примерно столько же погибло во время Наполеоновских войн, чуть больше – в Гражданскую войну 17-23 гг.

И вот тогда, в первые месяцы 2020-го, масштабы угрозы обнаруженного в китайском городе Ухань коронавируса никто не понял. Это же там, у них где-то. Ну бывает, Эбола же тоже была в Африке – и ничего.

Оказалось, чего. Не для всех. Кто-то до сих пор уверен, что ковида не существует. Даже те, кто переболел (особенно бессимптомно или в легкой форме) не понимают опасности пандемии. И понеслись стадии принятия – отрицание, затем гнев (из-за ограничений, а вы как думали?), торг (хорошо, маску носить буду, но на подбородке), и вот сейчас у кого-то еще торг, у кого-то депрессия, а кто-то уже принял реальность как она есть. Ведь сделать мы ничего не можем. Или можем?

Чужой опыт

Вспомните слезы итальянцев, их благодарность России за оказанную в тяжелый период борьбы с коронавирусом помощь. По телевизору показывали плачущих стариков, которые перенесли коронавирус, но выжили – благодаря и вопреки. Но этому предшествовал ужас. Ужас и почти сразу – смирение. Итальянцы подчинились властям и восприняли ограничения как должное. Да, пусть неудобно, долго, неприятно, но это поможет спастись.

Когда в апреле в России только-только ввели самоизоляцию, мне удалось пообщаться с россиянкой Галиной, которая жила в Италии – на тот момент это был эпицентр пандемии. У них все началось в конце января – начале февраля. Через пару недель закрыли все учебные заведения, а 8 марта объявили полный карантин и закрыли все города друг от друга.

Для нас выходить на улицу – это такой рабочий день. Я с детьми дома с 22 февраля (несколько недель на момент беседы). Выходя из дома, надеваю перчатки, маску, завязываю волосы, и мы идем в магазин. Обычно это происходит раз в 10 дней, а я это делаю раз в две недели. <…> Происходит это [поход в магазин] немножко долго, потому что в магазины запускают по определенному количеству покупателей и есть очереди. Но люди терпеливо ждут, спокойно стоят в 1,5 метра друг от друга,

– рассказывала в начале апреля 2020 года Галина.

На тот момент в Италии было зарегистрировано чуть более 100 тысяч случаев заражения коронавирусом, около 12 тысяч человек умерли. Заболеваемость пошла на спад. Новая волна ковида накрыла итальянцев только осенью.

В Россию это пришло позднее, потому что Россия очень хорошо среагировала и закрыла быстро границу с Китаем. Мы закрыли в Италии позже намного, и это очень на нас сказалось. Я думаю, что Россию еще спасает ее территория – расстояние между городами очень большое. Сейчас очень важно, чтобы в России просто закрыли границы между городами. Это было бы замечательно. Я думаю, Россия избежит такой катастрофы, как здесь,

– говорила в апреле Галина.

Избежать катастрофы не удалось. В США весной прошлого года люди, как и в России, отнеслись к пандемии слишком беспечно.

Русские и американцы непохожи, но модель поведения похожая – беспечная. Американцы думают, что они неуязвимы и очень сосредоточены на собственной уникальности, ценят только своё мнение,

– рассказывала тогда мне россиянка Ирина из Вашингтона.

Страшно было и в Америке, ограничивать ограничивали, но режим самоизоляции в прошлом году многие восприняли как отдых – гуляли в парках, устраивали пикники.

Представляешь, здесь люди жарят рыбу и слушают музыку прямо на улице, как в России! Я в жизни столько людей на улицах не видел!

– удивленно рассказывал мне русский парень, всю жизнь проживший в США, в конце прошлого апреля.

Америка тогда была лидером по количеству заболевших коронавирусом – число случаев заражения превысило миллион. По смертности США тоже оказались на первом месте – к концу апреля 2020 года зафиксировали более 60 тысяч летальных исходов.

Кстати, сейчас в США улицы всё же пустые, но это объясняется тем, что нет туристов, некогда заполонявших все популярные места.

В Ухане, с которого начался ад для всего мира, с эпидемией коронавируса справились к концу марта 2020 года. Количество заболевших в Китае превысило 83 тысячи, умерли свыше 4,6 тысячи человек.

Для борьбы с инфекцией китайские власти объявили строжайший карантин, закрыли въезды и выезды, отменили все массовые мероприятия, оперативно начали строить больницы.

Русское «нельзя»

В России население ограничения и запреты встретило, мягко говоря, пофигизмом. Но не власти. Уже 30 января было подписано распоряжение о закрытии границы России на Дальнем Востоке. На следующий день в стране зарегистрировали два первых случая заражения ковидом.

В марте, последовав примеру мэра столицы Сергея Собянина, регионы стали вводить т. н. «режим повышенной готовности». В России на 5 марта насчитывается 4 заболевших коронавирусом.

К 25 марта, когда президент РФ Владимир Путин объявил о введении нерабочих дней «с сохранением зарплаты», Россия успела закрыть или ограничить авиасообщение с Китаем, Ираном, Южной Кореей, Германией, Испанией, Францией, Италией и другими странами ЕС, Норвегией, Швейцарией, Турцией, Вьетнамом, Таиландом, Индонезией и Японией. Была закрыта граница с Белоруссией, РЖД прекратило сообщение с Молдавией, Украиной и Латвией. Зараженных в РФ к этому времени – 658 человек, ежесуточно регистрируют около 200 новых случаев, через несколько дней уже по 500 и дальше – в геометрической прогрессии.

В субъектах вводят ограничения в зависимости от эпидобстановки – хуже всего в Москве, до регионов эпидемия добирается в разы медленнее.

Когда 25 марта Владимир Путин выступил с обращением к нации, в котором призвал соблюдать меры предосторожности и объявил о целой неделе нерабочих дней, на улицах слышались типовые диалоги:

– Вы работаете на нерабочей неделе?

– Пока не знаю, как решит начальство. А вы?

– Мы тоже ждем решения руководителя, наверное, работаем.

Так же было, и когда объявили целый месяц нерабочих дней. Ввели режим самоизоляции. В некоторых городах на улицу можно было выходить только со справкой, что ты едешь на работу. Выглядела она примерно так:

Спустя пару дней после первой нерабочей недели глава государства продлил нерабочие дни до конца апреля. Со вторым обращением к населению он выступил 2 апреля.

В этой связи субъектам, главам субъектов Федерации по моему Указу будут предоставлены дополнительные полномочия. До конца текущей недели они должны будут определить конкретный набор профилактических мер, оптимальных именно для их территорий, как с точки зрения обеспечения здоровья, безопасности людей, так и устойчивости экономики и ключевой инфраструктуры,

– заявил тогда Путин.

В Москве ввели пропускной режим. Затем нерабочие дни продлили до 11 мая. К этому времени число заразившихся превысило 221 тысячу человек, скончались свыше 2 тысяч. Каждый день прибавляется по 10-11 тысяч заболевших. Работать разрешено только предприятиям с непрерывным процессом производства, а также продуктовым магазинам, аптекам и т. п.

Стали вводить масочно-перчаточный режим, ввели уголовную ответственность для нарушителей карантина. И с середины мая заболеваемость пошла на спад. Казалось, Россия справилась с коронавирусом.

С июня стали потихоньку снимать ограничения.

Эпидемия ещё не закончилась. Нам ещё предстоит дожать, додавить эту заразу. Но жизнь берёт своё, входит в привычное русло, в нормальный ритм. Да, у всех сейчас накопилось немало задач, забот, которыми предстоит заниматься в ближайшее время и дома, и на работе,

– сказал Владимир Путин в обращении к нации 23 июня 2020 года.

С 25 июня по 1 июля провели голосование по поправкам в Конституцию, спустя неделю число заболевших выросло до 687 тысяч, прирост – примерно по 6 тысяч зараженных в сутки. Люди стали чувствовать себя свободнее, но пошли слухи о том, что с 20 сентября будет объявлен всеобщий локдаун. Власти опровергали эту информацию – вторую волну никто не ждал.

Во всех регионах стали снимать ограничения, частично возобновляется авиасообщение. К 1 сентября фиксируют по 4 с небольшим тысячи заболевших в день, общее количество случаев заражения насчитывается уже свыше миллиона. Вторую волну продолжают отрицать.

Экономика и в России, и в мире серьезно пострадала за первые полгода пандемии, возврата жестких ограничений она могла бы и не выдержать, даже несмотря на меры поддержки, которые оказывало государство и МСП, и гражданам.

Кстати, многие россияне летом, получив от президента выплаты по 10 тысяч рублей на ребенка, использовали их для поездки на море, тяжелая эпидситуация их не смущала.

Тем более, что в августе зарегистрировали первую в мире вакцину от ковида – российский «Спутник V». Это сулило всеобщее спасение, но вышло все иначе. Оказалось, что у иностранцев доверие к российской вакцине в разы выше. До сих пор массовая вакцинация в России не дала положительного эффекта.

С максимальными ограничениями осенью 2020 года столкнулась Республика Бурятия. С середины и до конца ноября там были закрыты заведения общепита, парикмахерские, бани, кинотеатры и пр., приостановлена розничная торговля.

В ноябре медучреждения с трудом справлялись с наплывом пациентов. В сутки регистрировали уже по 20 с лишним тысяч заболевших, к концу декабря – почти по 30 тысяч в день. На 1 января 2021 года в России было выявлено 3 186 336 случаев заражения ковидом, умерли 57,5 тысячи человек – это данные федерального оперштаба.

Подробнее о хитросплетениях статистических данных по смертности от коронавируса мы писали ранее.

Дуть на воду

Полтора года назад и власти, и население буквально дули на воду: в некоторых населенных пунктах вообще никто не болел, но все сидели дома и носили маски даже на улице. Ограничительные меры сработали – от первой волны россияне, можно сказать, отделались легким испугом. Эти слова звучат максимально кощунственно для тех людей, которые потеряли близких, но факт остается фактом – ограничения дали свой результат.

Да, они бы сработали еще лучше, если бы россияне следовали рекомендациям и запретам. Нас не запускали в продуктовые по одному, как в Европе, практически не ограничивали передвижение – и этим пользовались. Последствия разгребаем до сих пор. Мы даже не успели выйти из второй волны, как обрушилась третья – без всяких передышек. Вирус мутирует, становится опаснее, нас призывают вакцинироваться, не гарантируя, что вакцина нас спасет, но гарантируя, что ковид ударит по организму так, что повезет, если останешься в живых.

Сейчас фиксируют очередной рекорд по ежесуточной смертности – 14 июля зарегистрировали 780 летальных исходов, всего скончались 144 492 человека. Опять же, это данные оперштаба.

Всего в России уже 5 833 175 человек заразились ковидом. Мы на четвертом месте в мире по заболеваемости. Мы проводим «Алые паруса», мы открываем авиасообщение с Турцией, не пускаем непривитых в рестораны, но пускаем в метро, разыгрываем автомобили за вакцинацию и все так же не раздаем маски, все так же набиваемся битком в автобус, все так же не верим ни в коронавирус, ни в прививки, ни результатам ПЦР-тестов.

Рейтинг статьи
5 6 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии