Герман Садулаев: «Та Россия, которая есть сейчас, победить не может никого. Даже Украину»

1 месяц назад

О необходимости реальной мобилизации российского общества, ошибках власти в ходе СВО и недопустимой расслабленности тыла «Вашим Новостям» рассказал писатель Герман Садулаев. 

Писатель Герман Садулаев

Герман Садулаев

«ВН»: – Герман, поговорим о гражданском обществе. Какое у вас впечатление о российском тыле времен СВО? На примере Санкт-Петербурга, который вы хорошо знаете. 

– Я называю это иначе. Потому что термин «гражданское общество» сильно дискредитирован использованием в так называемом демократическом дискурсе. Я предпочитаю термин «военно-гражданское общество». Это та часть населения Российской Федерации, которая активно сопереживает фронту, отдает свои силы и средства для победы, поддерживает агитацию, дает пожертвования, едет волонтерами. То есть те люди, которые если даже не находятся на передовой, то всем средствами – и морально, и материально – поддерживают фронт. Я считаю, что мнение именно вот этих людей должно быть важным. Потому что они в принципе сейчас решают исход войны. 

А мнение тех людей, которые уехали в Грузию или, оставаясь в России, прячутся – моя хата с краю, ничего не знаю – на самом деле не так уж важно. Поскольку они сами заняли такую позицию – они ни в чем не участвуют. Ну раз не участвуют, то значит, и не участвуют. Значит, на их мнение – плевать. А важно мнение военно-гражданского общества. Пускай это не всё население Российской Федерации, но они важнее. 

Что касается Санкт-Петербурга, здесь, как и во многих других областях России, я полагаю, еще не начата по сути дела мобилизация общества. Еще нет понимания, что идет война. Что мы должны сосредоточить свои усилия на помощи фронту для победы. 

Фото: Минобороны РФ

Конечно, есть много людей, которые помогают. Но что касается администраций и властей всех уровней, здесь очень слабо заметна целенаправленная, систематическая работа. Этого пока нет. Допустим, в Петербурге я пока не вижу никаких мероприятий по гражданской обороне. Они что, считают, что никогда не будет к нам никаких прилетов? Что НАТО ни в коем случае не начнет войну и что с Эстонии на нас не пойдут танки? Считают, что это невозможно? Я бы не был так в этом уверен. Я бы на месте губернского руководства уже начинал какие-то мероприятия гражданской обороны, химзащиты, проверил бомбоубежища, организовал курсы начальной военной подготовки. Не кустарные самодеятельные, которые волонтеры организуют, а на государственном уровне, обязательные. 

НВП, первая медицинская помощь и так далее. Это все помогло бы психологически населению понять, что мы находимся в военной ситуации. Что мы должны сконцентрировать все свои усилия для достижения победы. Понять, что расслабленная жизнь позади… 

Пока я этого не вижу. Сейчас у нас – гражданская администрация, невнятные руководители в регионах. Не видно и не слышно, что они делают для нашей победы. А соответственно, и народ такой же.

Грузия, группа россиян после пересечения границы, 27 сентября 2022 года. Фото: AP

Часть народа – очень активно помогает, участвует в волонтерском движении и прочее. А большая часть народа, к сожалению, ни туда ни сюда, еще не определилась… И пока эта большая часть народа не определится с тем, что это должна быть наша победа, шансов победить у нас не будет. Сейчас – частичная мобилизация… 

Частичная мобилизация… Частичная война… Частичная победа… – то же самое, что частичное поражение. Всё частичное. 

«ВН»: – В провинции, как утверждают некоторые социологи, готовность идти на фронт зависит от уровня занятости и зарплаты среди молодого мужского населения. Либеральные СМИ любят говорить, что СВО стала своеобразным выходом для молодого безработного населения. 

– Ну опять-таки… Это, возможно, было бы и неплохо пару-тройку месяцев назад, до того как вынуждены были объявить частичную мобилизацию. Я считаю, что мы могли бы обойтись без мобилизации, если бы правильно было налажено рекрутирование добровольцев и контрактников.

Фото: Минобороны РФ

Потому что я не верю, что в России, где 100 миллионов взрослого населения, нет одного миллиона мужиков, которые просто в охотку, за деньги захотели бы повоевать. За благое дело, за правду. И в то же самое время чтобы их семьи ни в чем не нуждались. Чтобы они получили либо хорошую зарплату, либо хорошую компенсацию в случае чего. Мужчине ведь всё это очень важно. 

Так неужели мы не нашли бы одного миллиона свободных, молодых и более-менее безработных мужчин? Нашли бы…

Проблема была том, что плохо была поставлена работа по рекрутированию. Шли слухи о том, что обещанные зарплаты не платят, обещанные компенсации не выплачивают. К сожалению, наверное, это были не беспочвенные слухи. И эти слухи не пресекались. И эти случаи не расследовались. И у народа не появилось такого желания воевать.

Еще дело в том, что не было нормальной идеологической базы. Не было агитации – пропаганды, в хорошем смысле слова – о том, что мы ведем священную и справедливую войну.

Чтобы не только Соловьёв с Киселёвым и кто-то там еще на телевизионных ток-шоу об этом говорили, а чтобы была нормальная государственная политика, чтобы было единое мнение во всем народе о том, что в этой войне участвовать – праведное дело, что это нужно, это геройство, это мужской поступок. 

Фото: «Россия-1»

А у нас – один говорит вот так, а другой вот так. Трибуны у них никто не отнял. Они говорят: «Надо быть за мир, и вообще Украина не виновата, а мы агрессоры». Они говорят какую-то хе***ню. Их за такие слова надо было сразу останавливать. Хотя бы лишать трибуны и возможности высказываться. У нас в культуре до сих пор пацифистская повестка превалирует . 

И в результате всех этих просчетов мы и не смогли собрать миллион. В стосорокамиллионной стране, где 100 миллионов взрослого населения, мы не смогли собрать миллион добровольцев, которые за деньги бы пошли на войну. Это глупо! Это нелепо. У нас людей, которые просто экстремальными видами спорта занимаются и зря рискуют своей жизнью, гоняя на автомобилях и мотоциклах, прыгая с крыш, – их и то больше, наверное. Тех, кто бессмысленно рискует своей жизнью.  А мы не смогли собрать миллион. Это провал! Провал рекрутинговой политики России. 

Поэтому пришлось провести мобилизацию. Мобилизация тоже не подготовлена. Ни идеологически, ни материально. Провалы – один за другим. И они компенсируются только усилиями военно-гражданского общества, тех самых неравнодушных людей. Которых может быть 5%, а может быть 15%. Но не 60% пока. 

Ксения Собчак

Фото: Агентство городских новостей «Москва»

«ВН»: – Вы не только писатель, но и юрист. Вот с правовой точки зрения, наше государство не видит, откуда летят основные пропагандистские удары? Отключили какие-то соцсети, да. Но нового-то ничего не предложили. А молодежь не будет просто сидеть и смотреть в стену. 

– С правовой точки зрения наши нормы в законодательстве существенно запаздывают и плохо помогают нам регулировать уже устоявшиеся отношения. С точки зрения пропаганды – опять же есть связь с правовыми нормами. У нас так сформулировано в Конституции, что у нас нет никакой идеологии, не может ее быть и не должно быть. 

У нас, когда вносили поправки в Конституцию, беспокоились о том, что семья должна состоять из мужчины и женщины. Что вот мы против ЛГБТ. Это так себе идеология, честно говоря. Даже странная… Ну ладно, мы за семью… Но этого маловато. 

У нас должна быть какая-то своя идеологически выверенная позиция. В Советском Союзе был советский марксизм. Он был проработан. Это была система. Где-то она была, может быть, неправильной. Где-то была правильной. Но это была система, с помощью которой можно было вести идеологическую борьбу с другими системами. А как мы сейчас собираемся вести борьбу с «украинством»? 

Герман Садулаев, фото: zen.yandex.ru

С помощью русского национализма? Нет. 

С помощью консервативной революции философа Ивана Ильина? Ну такое себе решение… 

Так в чем состоит наша идея? В чем наша философия, наша прагматика, наше видение будущего? Что мы несем с собой?

«ВН»: – Патриотизм – наша идеология. 

– Патриотизм – это мы любим родину. Но, любя родину, мы должны придумать для нее смыслы и нарисовать образ будущего. У Украины есть образ будущего. Он плохонький, он иллюзорный – они нарисовали себе, что они вступят в Европу и там им всем выдадут кружевные трусики. Это не соответствует действительности, но они за это умирают. И еще у них там есть миф о своем украинском народе. 

У нас говорят о каком-то «русском мире». Но русский мир надо понимать расширительно, чтобы в нем нашлось место татарам, чеченцам и так далее. Идеология не сформулирована. Не потому, что ее некому формулировать. И не потому, что ее на самом деле нет. Она есть…

Идейная основа для борьбы у нас есть. Мы, военно-гражданское общество, ее постоянно проговариваем. Прочитайте десятки, сотни и тысячи наших статей. И вы увидите, что эта идеология есть, у нас есть образ будущего, есть образ победы. Просто всё это не берется на вооружение нашей властью. А почему не берется? Потому что наша власть боится сама оказаться подотчетной. Потому что если ты принял какую-то идеологию, то ты потом должен будешь сам ей соответствовать. А когда ты сказал «Мы вообще за патриотизм!», то потом ты делаешь всё что хочешь. Меняешь порядок слов в предложении как хочешь. А им это удобно. 

 

Председатель «Единой России» Дмитрий Медведев и секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак. Фото: Евгений Разумный / Ведомости

Мы готовы. А власть пока не готова. Но я думаю, что всё будет хорошо. Рано или поздно мы начнем проходить трансформацию в лучшую сторону. Просто потому что у нас нет другого пути. Потому что та Россия, которая есть сейчас, победить не может никого. Даже Украину. 

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Александр
Александр
29 дней назад

Заукраинская русофобная гниль сидит на самом верху. Это становиться всё очевидней и пояснить это некими интересами высшей политики никто даже не пытается. Сейчас же наступает следующее действо слива. А именно. Русским всё тяжелее отвоёвывать территорию у бандер. Бандеры же давят не ослабевая повсеместно. При такой обстановке бегство из Херсона — это потеря единственного плацдарма на правобережье, предполья Крыма и военное поражение много большее, чем бегство с харьковщины и из под Киева. Поэтому ясно, что смена командующих, как и было ясно задолго до него, ничего существенного в ход СВО не привнесла. Мобилизация стабилизировала фронт, но исправить положение неуклонного отхода не смогла. Пока… Всё это результат не происков Запада и не результаты «военного гения» бандер, но прямой результат сначала необъяснимых уходов с громадных территорий, затем выхолащивание действующих группировок и наконец серия ничем ровным счётом не оправданных бегств и практически не уничтожаемой инфраструктуры бандер, когда периоды точечных, фрагментарных и явно несистемных налётов сменяются «чистым небом». Разговоры же об «опасностях» войскам и мирняку на войне сродни опасности травм в драке. Не можешь, бздишь, так не суйся. Сунулся — побеждай. России быть побеждённой по планам пятой колонны смерти подобно. Щадящего 1991-го уже не будет. Запад настроен однозначно и непримиримо русофобно. Так что переговоры с Россией могут быть лишь о её капитуляции, оккупации и чудовищных репарациях…

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ