Блеск и нищета Таджикистана

Как живется на родине мигрантов – в Таджикистане? Читайте большой репортаж нашего корреспондента Дмитрия Селезнева.

ЧЕРНАЯ ТАМОЖНЯ

Переходить узбекско-таджикскую границу поздним вечером «по земле» – то еще приключение! Наверное, только паре отмороженных военкоров, коими мы и являемся, могло прийти такое в голову. Узбеки нас выпустили без проблем, а вот у таджиков пришлось поволноваться.

Темна таджикская ночь. Темень стоит – не видно не зги. Только несколько ярких прожекторов разрубают темноту на пропускном пограничном пункте. А на самой границе какие-то темные дела творятся.

На проходной какой-то таджик возмущался, тряс бумагами. Невозмутимый смуглый перс-пограничник со сросшимися черными бровями, сидящий за стеклом, на все возражения спокойно отвечал:

– Старший все решает.

Появился какой-то другой таджик, в гражданском. Зашел, послушал, что-то сказал, вышел. Вслед за ним вышел и раздраженный таджик. Какой-то проходной двор. Подошла наша очередь.

Посмотрев наши документы и узнав наше намерение попасть в Душанбе, дежурный и нам бросил свое невозмутимое:

– Старший все решит.

Через некоторое время появился «старший». Им оказался таджикский парень-офицер в звании капитана. Наш вид вызвал у него доверие, он поздоровался с нами за руку, чем, в свою очередь, вызвал расположение у нас. Как тут все по-домашнему.

Но капитан тут же нас огорчил.

– Наземная граница закрыта. В Таджикистан можно попасть только через аэропорт.

– Так мы же в одном ОДКБ состоим! – чтобы вызвать симпатию у военного, мы объяснили, что мы русские военкоры. Только год назад вот отработали на войне в Карабахе, а сейчас путешествуем по Средней Азии. Для подтверждения я показал видео, как мы попали под обстрел «смерча» в Степанакерте. Военный посмотрел на нас с уважением.

– Ладно, пропусти их, – сказал он дежурному. – Видно, что это хорошие ребята.

В этом мы не сомневались.

Однако уже у самых ворот на выходе нас остановил солдат:

– Подождите!

Он вел переговоры с глухонемыми таджиками. Те в тишине яростно размахивали руками. Ну и сцена! Умора! Глухонемые выгибали перед пограничником пальцы. Один, два, три… Явно шел какой-то торг. Таджикского мы не знаем, но язык жестов понимаем хорошо. Очевидно, что любые вопросы тут решаются полюбовно, по-домашнему.

Закончив с мимами, солдат взял наши паспорта. Посмотрел на отметку о въезде и отдал их толстому таджику в гражданском. Видок у гражданского был тот еще. Сущий ксеркс. Лицо темное, взгляд недобрый, нос крючком загнут, как и его туфли. Вообще, нахождение непонятных гражданских лиц на пропускном пункте поздним вечером сильно напрягало. Еще больше напрягало, что у этого гражданского были наши паспорта. Но, видимо, тут так заведено. Видимо, этот гражданский, наряду с военным, обладал тут какой-то властью.

Сунув наши паспорта в карман, он направился обратно. Мы покорно пошли за ним.

– Эй, уважаемый, а куда мы идем? – осторожно поинтересовался я у «черного барона».

– К старшему надо, – невозмутимо бросил тот на ходу.

Снова-здорово. Мы вернулись к нашему капитану. Наш офицер сказал, что ему нужно насчет нас еще кому-то позвонить. Мы долго стояли ждали, пока он до кого-то дозванивался.

Наконец, получив ответ, он вернул нам наши паспорта. Таможня дала добро. Ну здравствуй, Таджикистан!

ДОРОГА ДО ДУШАНБЕ

От пограничного пункта Саразм до Душанбе мы добирались на такси. Автомобиль – основное средство передвижения по Таджикистану, железнодорожное сообщение, в отличие от Узбекистана, не развито. По двум причинам, по природной – 90% территории страны занимают горы. Ну и по экономической – Таджикистан, несмотря на то что является богатой страной, от Узбекистана существенно отстает по уровню экономического развития. И не только экономического. Зато по другим направлениям опережает. По уровню коррупции, например. И не только по коррупции – обо всем этом дальше.

Таксисты уже ожидали нас за воротами пропускного пункта – тут налажен бизнес пассажирских перевозок. «Русси, русси, русси…», – зашушукались чернявые индивидуальные предприниматели. Проезд до Душанбе стоит 1 000 рублей на человека. Рубли принимают охотно, рубль в Таджикистане пусть и не является официальной валютой, но имеет хождение наряду с таджикскими сомони. Что неудивительно, так как объяснимо – около 15% населения Таджикистана находится в России на заработках.

Раз уж заговорили о денежной системе, то, забегая вперед, скажу, что в Таджикистане функционирует российская система «Мир», созданная в свое время из-за угрозы санкций после присоединения Крыма как альтернатива европейской «Visa» и американской «MasterCard». Ориентированный на доллар «МаsterCard» в Таджикистане представлен только одним банком – позднее у меня появились сложности со снятием денег с карт этой денежной системы. Я обегал все Душанбе, ища нужный мне банкомат. Исходя из всего этого, можно сделать определенные выводы об экономической интеграции Таджикистана.

В Таджикистане при наличии денег все решается быстро и по-домашнему. Мы выкупили полностью такси и до Душанбе ехали с комфортом.

Парень-таксист был смугл и черен, как и ночь за окном, и такси его тоже было наглухо затонировано. Это внушало опасения, так как впереди нас ждал горный серпантин. Но водитель чувствовал себя настолько уверенно, что позволил себе на полном ходу снять свитер через голову. Несмотря на его возражения, я пристегнулся.

Таксист гнал, игнорируя знаки на дорогах и выезжая, когда ему нужно было, на встречку. А есть ли ГАИ в Таджикистане? – возник резонный вопрос. То, что камер на дорогах нет, уже объясняла манера езды нашего водителя. Оказалось, что ГАИ есть, но большей частью присутствует в Душанбе и паре крупных городов. В «поле» гаишников можно увидеть, только когда они собирают мзду.

И действительно, в одном из населенных пунктов возле поста ДПС ночью на перекресток вышли двое гаишников, которые останавливали всех подряд. Наш водила не растерялся. Схватив мелочь, он быстро устремился на пост и так же быстро из него вернулся. Как тут все быстро решается. По-домашнему.

По дороге слушали восточную музыку. Меня заинтересовала одна медитативная тема, ввергающая слушателя в нарастающий темный экстаз. Потом я узнал, что она написана в жанре традиционной памирской музыки, который называется рапо. Темные громадные силуэты нависших гор, нагнетающая восточная мелодия… Я чувствовал себя Фродо, который отправляется в гости к Саруману. (О кольце всевластия – дальше.)

Расстояние от границы до Душанбе около 250 км, мы преодолели его примерно за 4 часа. Такое стало возможно благодаря тоннелю «Истиклол» (тадж. «независимость»), который прошел сквозь Гиссарский хребет. Спроектировали его еще в годы Советского Союза. Однако начавшуюся стройку остановил развал СССР. Не до строек стало, в Таджикистане вспыхнула гражданская война. Строительство «Независимости» возобновили с помощью иранских компаний в 2003 году. В 2006 году тоннель официально открыли, но потом еще часто закрывали и долго ремонтировали. Во время ремонтных работ дорога на Душанбе шла через лавиноопасный Анзобский перевал. Лавины и аварии здесь частое явление, поэтому у дороги можно заметить одиноко стоящие экскаваторы, а вдоль трассы между дорожными столбиками насыпаны против наледи аккуратные горки песка.

В итоге недавно, в 2017 году, дорога через тоннель была окончательно введена в эксплуатацию.

Проехав тоннель и множество арочных галерей, мы спустились на равнину.

Мы ехали вдоль реки, вдоль высоких деревьев, пока не въехали в большой и незнакомый нам город.

Ну здравствуй, Душанбе!

СТОЛИЦА ТАДЖИКИСТАНА

Путешествуя по миру, я заметил, что столицы как-то одинаково и по-особому пахнут. Запах столицы – я обонял этот запах в Пекине, Мадриде, Риме, Пхеньяне, Ереване. И в Москве, конечно же. В столицах пахнет свежестью, пахнет ультрафиолетом, пахнет озоном. Это запах солнца, которое светит не для всех, это запах благополучия. И он обязательно сочетается с широкими проспектами, высокими небоскребами, пышными клумбами, зелеными парками и газонами. Так вот, в Душанбе пахло именно так.

Возможно, опять сломаю кому-нибудь стереотипы, но Душанбе оказался очень современным городом. Здесь, как и во всех столицах мира, широкие проспекты, пышные клумбы, зеленые парки, цветочные бульвары, бетонные высотки. Здесь есть «Ашан», в конце концов. Также имеются в наличии модные клубы, дорогие рестораны, престижные автомобили и красивые девушки. Здесь можно хорошо отдохнуть. При наличии денег, естественно. Причем стоят удовольствия, по московским меркам, недорого.

В Душанбе москвичу, коим я являюсь, комфортно.

Вечером здания пылают подсветкой, бульвары украшены иллюминацией. По бульварам и паркам прогуливаются парочки, семьи, молодежь. За порядком пристально следят наряды милиции. Всё как у москвичей.

По всему центру рассажено много деревьев и цветов, но сами таджики, в отличие от узбеков, в одежде предпочитают в основном аскетичные темные тона. Таджики – это люди в черном. Среди мужчин в теплую зиму (настолько теплую, что и зимой-то это не назовешь) распространены кожаные куртки с воротником на черном меху. И женщины носят на себе в основном одежды неярких расцветок. В рабочие дни на улицах полно людей в деловых костюмах. По первому впечатлению Душанбе – это город чиновников, бизнесменов и учащихся, которые готовятся ими стать.

НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ

Если узбеки избрали себе в качестве национального героя всем известного Тамерлана, то имя избранного основателя таджикской нации известно в России разве что любителю истории. Это Исмаил Самани – эмир из персидской династии Саманидов, правящий на рубеже 9-10 веков нашей эры. Его царство тогда включало территории не только нынешнего Таджикистана, но и земли современного Узбекистана, Казахстана, Туркменистана, Афганистана и Ирана.

На площади Дружбы в Душанбе Исмаилу Самани возведен монумент. Самани стоит под аркой, увенчанной короной, и сжимает в руках скипетр. По бокам его сторожат каменные львы и дежурит живой охранник. Высота памятника тринадцать метров. (О еще одной тринадцатиметровой достопримечательности Душанбе я еще расскажу.)

Нация начинается с языка, а если смотреть глубже – нацию формирует язык литературный. За национальную литературу у таджиков отвечает Абу Абдуллах Рудаки – древний персидский поэт, родившийся раньше великого таджикского эмира, но переживший его. Рудаки писал стихи при дворе Саманидов. Этот персидский поэт, как и древнегреческий Гомер, был слепым. Но, как и Гомер, был слепым не от рождения, хотя были мнения и об обратном. Врожденную слепоту у Рудаки опровергли советские антропологи, а у Гомера литературоведы – если человек пишет в «Илиаде», что за копьем летит и тень копья, разве может он быть слепым с рождения? Впрочем, многими литературоведами-историками ставится под сомнение существование и самого Гомера. В отличие от Рудаки – памятник персидскому поэту стоит в парке Душанбе, названном его именем.

Проспект Рудаки в самом своем начале пересекается с другим «литературным» проспектом, названным в честь основателя уже советской литературы Таджикистана – писателя Садриддина Айни. На пересечении проспектов стоит монумент этому таджикскому писателю. С его творчеством я тоже знаком не был, но отметил, что его каменный образ издалека напоминает Максима Горького в тюбетейке. И действительно, потом я выяснил, что Айни с Горьким дружили и встречались.

Позади каменного писателя в скульптурной композиции запечатлены герои его книг – красноармейцы загнали басмача, и тот отстреливается из револьвера. (В 90-х красноармейцы ушли, а вот басмачи вернулись – об этом дальше.)

Улицы и парки Душанбе увешаны национальными флагами так, что рябит в глазах – российские флаги в таком количестве в Москве можно увидеть только по праздникам или когда мы очередной Крым вернем назад.

Главный и второй в мире по величине флаг развевается в Душанбе в парке Национального флага. Первый в мире – у арабов, за теми не угонишься. Но таджики удовлетворены и вторым местом. Правда, здесь нет такого ветра гигантского, чтобы этот «парус» раздувать, большую честь времени флаг висит.

Также в Таджикистане возвели самую большую в Средней Азии мечеть. Мечеть пока не функционирует, но идут отделочные работы и она скоро откроется.

В Душанбе вообще развита болезнь гигантомания. Элитка строится многоэтажная, перед каменными великанами правительственных министерств и ведомств чувствуешь себя ничтожеством.

Слева от парка Национального флага через охраняемый забор виден в солнечной дымке роскошный дворец восточного властолюбца. О нем тоже еще напишу.

Р. S. А кто-нибудь до меня заметил, что таджикский флаг напоминает ирландский? Обратите внимание, похож. Но таджики, конечно, не ирландцы. Они – арийцы.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ

В истории таджикам, скажем так, не очень повезло. Давным-давно их тут, в предгорьях Памира, «забыли» древние персы. Сейчас иранцы – ближайшая родня таджиков – морями вот теплыми по бокам обложились, ядерный костерок раздувают на азиатском арьергарде. А таджикам горы и пески одни достались. Сидели они бедными родственниками на неудобных скалах, пока им не сформировали отдельную республику в составе Советского Союза.

Развал СССР для таджиков стал полной неожиданностью. Вообще, опрашивая свидетелей тех лет, понимаешь масштаб преступления, совершенного в Беловежской пуще в декабре 1991 года. Раздербанивая СССР, эти деятели про целую Среднюю Азию забыли! А ведь еще в марте того года более 90% жителей Таджикистана высказали свое желание остаться жить в Советском Союзе.

Распадом Союза не преминули воспользоваться темные силы. С гор, из Пакистана и Афганистана, спустились исламисты, и началась кровавая бойня. Душанбе захватила исламская оппозиция.

(Кстати, во время беспорядков в столице был убит самый честный гаишник Таджикистана Мулло Нуров. Это была легендарная личность – его историю можно найти в интернете. Сейчас такие неподкупные и принципиальные гаишники здесь не рождаются. Таджикский милиционер был и колоритным – в отличие от бородатых исламистов он носил роскошные будёновские усы.)



Таджикистан – самая пострадавшая от распада Союза республика. При разделе пирога СССР, пока другие народы утверждали себя на территории бывшей советской империи, Таджикистан был объят гражданской войной, которую удалось остановить только внешнем вмешательством и большой кровью.

В итоге, среди таджиков сейчас проявляется недовольство. Самарканд и Бухару они до сих пор считают своими областями и сетуют на то, что в СССР во время переписи всех таджиков, живущих там, поголовно записывали в узбеки. А им же остались лишь территории только с 10% земель, пригодных для сельского хозяйства. Эти земли в годы СССР являлись основой для хлопковой промышленности – главной специализации советского Таджикистана.

Но зато Таджикистан владеет одним из самых ценных ресурсов в Средней Азии – пресной водой. Ледники таджикских гор питают реки Амударья и Сырдарья. Стоящая на Сырдарье Фархадская ГЭС, головной узел которой находится на территории Таджикистана, послужила предметом территориальной претензии соседнего Узбекистана. Узбекистан возражает и против строительства Рогунской ГЭС, считая, что она может вызвать обмеление Амударьи.

И с Киргизией, в том числе и из-за воды, в конце апреля этого года разгорелся на границе вооруженный конфликт, который остановило вмешательство России. Не хватало еще, чтобы страны ОДКБ между собой воевали!

Также горы Таджикистана богаты полезными ископаемыми. Тут есть все. И алюминий, и золото, и медь, и многое другое. Проще перечислить, чего нет в таджикских горах. Мировая шкатулка Шахерезады! Но чтобы их разрабатывать, требуются большие инвестиции.

Поэтому Таджикистан, пользуясь прерогативой маленьких стран, распродает свои ресурсы тем, кто готов больше заплатить. С ближайшими «родственниками» иранцами из-за их исламского фундаментализма дело у таджиков не заладилось. Поэтому, помимо нас, в Таджикистан стали активно вкладываться китайцы. Китайцы строят здесь дороги, китайцы построили в Душанбе ГЭС, китайцы здесь вовсю осваивают золотые рудники. Свято место пусто не бывает. Если (не дай Бог) Россия уйдет из Таджикистана, то здесь будет Китай.

На улицах Душанбе нам повстречались и индусы. Причем мы встретили их у бюста Махатмы Ганди. Там я разговорился с одним индийским инженером, отправленным сюда в командировку.

Потом я поинтересовался у нашего сопровождающего, который знакомил нас с Таджикистаном, каким образом в Душанбе оказался памятник Ганди?

– Да дал этот Ганди денег, вот ему бюст и поставили, – таков был ответ.

Так тут все решается. По-домашнему.

ДУШАНБЕ СОВЕТСКИЙ

Герб Таджикистана, как и Узбекистана, по форме и содержанию напоминает гербы соответствующих советских республик. Те же по бокам снопы хлопка и пшеницы, то же восходящее солнце в центре. Только серп и молот – символы рабоче-крестьянской власти исчезли. В таджикском гербе их заменила зороастрийская корона древнего государства Саманидов, от которого сейчас таджики выводят свою преемственность.

В Душанбе осталось много советского. Это и старая милицейская форма, на которой сменились только нашивки. Это и низкорослые старые здания сталинского ампира с колоннами. Это и сооружения конструктивистского типа советских 80-х. Это и блочные хрущевки, скрывающиеся в тени деревьев и новостроек, и многие подъезды в них, как и в годы СССР, на кодовые замки не запираются.

Это и советская мозаика на стенах. Это и густые брежневские брови нынешнего таджикского правителя Эмомали Рахмона, бывшего советского номенклатурщика.

Красный советский флаг можно увидеть на купюре достоинством 200 сум, на которой изображен Нусратулло Максум, таджикский советский государственный деятель. Как часто бывало в годы советской власти, репрессированный, расстрелянный и посмертно реабилитированный.

Довольно неожиданно и очень приятно было увидеть темным вечером с проспекта Рудаки в Душанбе знакомое лицо вождя Октябрьской революции 1917 года. Большой плакат с Лениным под надписью «СССР» с гербом висел на доме через дорогу.

Заинтересовавшись, мы подошли. Оказалось, что это магазин советского антиквариата. За какие-то копейки набрали себе советских значков. Я приобрел значки Ленинграда, Кронштадта, Одессы (напоминаю, это русский город!) и Юрьев-Польского, где я когда-то гостил. Как любителя искусства меня заинтересовали значки Третьяковской галереи и Эрмитажа, а как любителя литературы – рассмешила пушкинская серия «Друзья души моей», не знал о существовании таких памятных значков. Купил себе няню Арину Родионовну и Анну Керн. Керн, насколько я понимаю, была не столько другом души, сколько другом тела великого русского поэта.

Еще одно эхо Советского Союза можно услышать в телефонной трубке – как и в свое время во многих городах СССР, в Душанбе по-прежнему работает справочная, которая, в том числе и на русском языке, дает справки.

РУССКИЙ ВОПРОС

И в Таджикистане с русофобией мы не столкнулись. Частично по той причине, что русских здесь, в отличие от Узбекистана, осталось очень мало. Подавляющее большинство русского населения покинуло Таджикистан в период его трагической независимости. Но вместе с тем языковой барьер для русского здесь отсутствует. В Душанбе, как и в Ташкенте, русский язык активно изучается в школах. Здесь открыты филиалы российских вузов, здесь слышится на улицах русская речь, здесь отвечают и говорят на русском и стар, и млад. Все надписи в Душанбе на кириллице, русской или таджикской. Латинице, в отличие от Узбекистана, в Таджикистане нет места.

Как-то мы разговорились с молодым владельцем закусочной Бахой. Одно время Баха жил в Москве, и его удивило предвзятое отношение москвичей к его соплеменникам. К русским в Душанбе сейчас относятся значительно лучше, чем к таджикам в Москве.

Перед входом в русско-таджикский университет установлен бюст Пушкина, который стал нашим всем и нашим везде. Где Пушкин, там, значит, и русские (и с нами Бог!). Еще Пушкин вместе с Маяковским, Толстым, Достоевским, Горьким строго взирают с фасада Счетной палаты Таджикистана на проспекте Рудаки. Мы уже поняли, что к подсчету денег таджики относятся творчески.

Присутствие русских обозначают замеченные нами на улицах машины военной полиции с гербом Минобороны РФ. Как известно, в Таджикистане располагается 201-я российская военная база. Она дислоцируется в Душанбе и городе Бохтар, служа гарантом независимости Таджикистана от внешних вторжений.

У дверей русско-таджикского университета мы спросили дорогу, и юный таджикский студент Юсуф проводил нас. Он гулял с нами, знакомя нас с городом, и на следующий день. Мы, представители той культуры, которую он изучал, были ему интересны. В компании с ним мы чувствовали себя иностранцами, посетившими советскую Москву начала 80-х.

ЭЛИТНОЕ ДУШАНБЕ

Когда поздно ночью приехали в Душанбе, то долго искали зарезервированную гостиницу. Дело в том, что столица Таджикистана активно застраивается. Причем в строительстве превалирует элитка – даже в Москве не увидишь такой концентрации строительства элитного жилья. Кто все эти уважаемые люди, могущие позволить себе такие роскошные апартаменты? Не для мигрантов же строится это элитное жилье.

Навигаторы за стройкой не успевают обновлять свои карты, нумерация домов запутанная. Наш таксист несколько раз объезжал нужную точку на экране. Упирался сначала в строительный забор, потом, с другой стороны, в шлагбаум, за которым на фоне синих ворот и бетонного забора с колючей проволокой военный с автоматом делал нам предупреждающие жесты.

В итоге оказалось, что перед КПП есть пеший проход к нашей гостинице. Гостиница свежепостроенная и, как подсказывает мне опыт работы в строительной области, построенная с нарушениями, так как вплотную примыкает к военному объекту. Из окон гостиницы видны вышка и все несколько малоэтажных кирпичных строений на огороженной территории.

Все как положено, вышка, забор с колючей проволокой, шлагбаум, военный на КПП с автоматом. Проникнуть врагу или шпиону не удастся. Но вот увидеть, что там происходит, – пожалуйста. Даже из окон нашей гостиницы немного видно и очень хорошо слышно, как утром и вечером таджикские военнослужащие браво маршируют и поют песни на плацу.

Скорее всего, без коррупции, которая, видимо, в Таджикистане процветает на всех уровнях, не обошлось. Ладно наша гостиница – с этажей примыкающей высотки и рядом строящегося небоскреба военная часть вообще как на ладони. И в случае чего такой аллах-бабах можно устроить.

Впрочем, насчет этого «в случае чего» местное КГБ (Государственный комитет национальной безопасности Республики Таджикистан) ведет активную работу. Просматривается переписка, комментарии и посты в соцсетях. «Боцманская» бородка у молодых таджиков может вызвать настойчивые вопросы и допросы с пристрастием – не радикальный ли ты, мил человек, исламист. Исламизма здесь сильно опасаются и против него оберегаются. Я не первый раз слышал мнение, что на самом деле исламистских идей таджики и узбеки нахватываются в России, в которую уезжают на заработки, – простите, если кому-нибудь снова стереотип сломал. В Таджикистане исламистам продыху не дают. Слишком свежа в памяти резня 90-х. КГБ здесь работает по советским заветам. Государственный комитет национальной безопасности Таджикистана является элитной и основополагающей силовой структурой.

Впоследствии и оказалось, что мы поселились возле военной части этой организации.

КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ

– Чьи это поля (луга, дома, замки, дворцы)?

– Маркиза Карабаса!

Когда гуляешь по Душанбе, приходит на ум известная всем сказка Шарля Перро «Кот в сапогах».

Ты приехал в царство славного Рахмона. О том, что этот Рахмон «славный», жителям и гостям столицы настойчиво напоминают на каждом углу его многочисленные портреты и мудрые цитаты.

Вот Рахмон машет рукой. Вот он делает шаг. Вот он делает шаг и машет рукой. Вот он просто стоит. А вот стоит, делает шаг и машет рукой, находясь по пояс в маковом поле.

Все-таки авторитета Исмаила Самани – персидского правителя, официально назначенного основателем таджиков, не хватает, вот и приходится подкреплять его своим.

В соседнем Туркменистане с этим так вообще беда – в отсутствие национального героя Туркменбаши пришлось брать все на себя. Там все национальные скрепы сомкнул туркменский президент на своей скромной персоне.

Эмомали Рахмон, в прошлом таджикский партийный деятель из провинции, а теперь лидер нации всего Таджикистана, пришел к власти в лихие годы гражданской войны 90-х. В тот период в Таджикистане советские номенклатурщики падали один за другим, сраженные исламистскими пулями. Но на молодого Рахмона сделал ставку узбекский президент Каримов, которому не выгоден был такой раздрай в соседней стране. Рахмон пришел к власти на узбекских штыках и с помощью полевых командиров-уголовников Сангака Сафарова и Файзали Саидова, которые потом по странному, но закономерному стечению обстоятельств погибли не своей смертью. Эти мавры сделали свое дело.

Когда узбекская охрана привела бывшего директора совхоза имени Ленина во дворец в Душанбе, то он поначалу стеснялся такого великолепия. Но постепенно вошел во вкус, обжился. Да еще как!

Конечно, пока таджикскому лидеру до Туркменбаши еще далеко. Но вот до советского Брежнева близко вполне.

Сейчас в Душанбе все спокойно. Ничто не угрожает жизни и власти нынешнего президента Таджикистана. Местное КГБ, сторожевые львы Рахмона, ведут свою работу.

«Однако, маркиз, у вас тут славное имение!» ©️

ПРОВИНЦИЯ

Провинция Таджикистана составляет сильный контраст столице, которую впору назвать по отношению к своей провинции метрополией. Душанбе – это государство в государстве, священный таджикский Ватикан. Если опять вспоминать соседний Узбекистан, то пусть его столица Ташкент не такая роскошная, как Душанбе, но там все-таки вкладываются, стараются подтягивать периферию хоть до какого-то надлежавшего уровня. Да, у узбеков есть, конечно, клановость и коррупция, свойственная всем странам Средней Азии. Но есть и развитая государственная система.

На равнинной части Таджикистана люди живут получше, чем в горах, потому что там растут хлопок и пшеница, растут яблони, абрикос, черешня, выращивается виноград, овощи и фрукты. Мы с проводником на машине проехались по богатой на урожаи Гисарской долине.

Но вот в горных кишлаках живут бедно. Буквально недалеко от Душанбе проедешь дачи гэбистов и загородные дома номенклатуры в Фанских горах, которые когда-то Визбор воспевал, и окажешься в бедном горном кишлаке. Колоссальный контраст. Ржавые крыши, обшарпанные дома. Газа нет, не проведен, электричество подается по графику. Нет и мужчин.

– Мой папа в России, – ответила нам таджикская девочка на улице. Из разговора выяснилось, что и дядя тоже.

Сейчас, наверное, ситуация не такая, но до пандемии 50% ВВП Таджикистана составляли заработки мигрантов, работающих в России. Работы в горных районах у таджиков нет. Нищета гонит шестую часть населения Таджикистана к нам на заработки.

За неимением взрослых для картинки мы с товарищем стали фотографировать таджикских детей.

Таджикские дети, будущие мигрантики – арийский резервный запас.

Скоро на улицах Москвы.

БУДДА

Оказывается, в Таджикистане Будда нашел нирвану и сейчас в ней пребывает. Будда, спящий в нирване – так называется исторический артефакт – тринадцатиметровая глиняная статуя VI века н. э. Ее нашли в окрестностях Курган-Тюбе еще при советской власти, нашли и перевезли в Душанбе.

В Афганистане подобные статуи, наплевав на ЮНЕСКО, взорвали талибы прошлого поколения 20 лет назад.

Будды, особенно такого размера, мне интересны. В последний день пребывания в Таджикистане я пошел его искать. И оказалось, что в новом гигантском Национальном музее Таджикистана лежит его копия, а настоящий Будда спит в невзрачном Национальном музее древностей недалеко от проспекта Рудаки.

Музей неприметный, я пришел под самое закрытие и на тот момент стал единственным посетителем. 13-метрового Будду никто не тревожил, он безмятежно спал в одном из залов на втором этаже. За мной никто не следил, и я воспользовался возможностью его потрогать.

Что тебе снится, глиняный Будда? Возможно, наш мир – это его сны. И один из этих снов – Таджикистан.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
6 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Антон
Антон
20 дней назад

Достойный материал! Частично видел в Телеграме, приятно ознакомиться целиком с работой)

Дмитрий
Дмитрий
22 дней назад

Зачетно.Автор атмосферно пишет.не зря потраченное время на чтение.

Шахин Зенги
Шахин Зенги
22 дней назад

Очень хорошая статья