Андрей Рудалёв: ПОБЕДИТЬ ФАНЕРУ

9 месяцев назад

Помнится, весной 2017 года в Архангельске министра культуры Владимира Мединского (сейчас он уже не министр – прим. ред.) на презентации учебника «Военная история России», главным редактором которого он выступил, спросили по поводу ежегодной драпировки мавзолея.

«Не задумывался никогда об этом, обращу внимание, спасибо», – отметил министр в год столетия Октябрьской революции.

После архангельский учитель-историк Владимир Слинько, задавший вопрос, сказал мне, что его ученики старших классов накануне 9 мая интересуются: почему мавзолей задрапирован. При этом школьники видели кинохронику парада Победы, когда фашистские знамена кидают именно к мавзолею.

«Советское прошлое вспоминают только тогда, когда это необходимо для достижения нынешних целей», – сказал мне тогда учитель.

В этом году к этой тем внимание было особое, как и ожидания. Все-таки второй год идет спецоперация, современное российское общество пытается постичь секрет победы, чтобы достичь ее в настоящем.

А тут еще и атака на Кремль. От этого можно отмахнуться и не уделять особого внимания, но атака на символы не может быть пустяшной, она переводит конфликт в глубинную плоскость. Как и поход против Православия, выразившийся в том числе в захвате Киево-Печерской лавры. Уничтожение памятников, связанных с общей историей, покушение на большого российского писателя.

Противник, предавший историю общности, целенаправленно атакует сущностные основы нашей цивилизации, стремится их уничтожить. И в этом есть сознательная стратегия, которую можно сравнить с тотальной практикой разоблачений с последующими «прозрениями», которая в свое время оказала колоссальное разрушительное действие на советскую страну.

Речь все-таки идет не о фетишизме, не о поклонении советским символам и идеологии. А об отношении к отечественной истории, которое необходимо пересмотреть. История – вовсе не оружие для спекулятивных подтасовок, не набор приятных опций и аргументов для оправдания того или иного в современности. Да и тот же мавзолей после парада 7 ноября 1941 года и особенно после триумфа победы перестал быть идеологическим символом и стал сакральным. Это как в истории с георгиевской ленточкой. Сначала очевидное идеологическое наполнение с целью оттеснить красный цвет победы, но после трагических событий на Украине, после 2 мая в Одессе, после многочисленных гонений из-за нее ленточка перешла в разряд сакральных символов. И она необходима вовсе не как аксессуар праздника, а в качестве мостика к символической сакральной истории, которая всегда соприсутствует параллельно с нашей реальностью

То есть советское, многие символы и атрибуты уже давно не несут идеологическую окраску, а вписаны в качестве нераздельного целого в отечественный цивилизационный путь. Впрочем, и идеологического не стоит пугаться, ведь заклеймив советскую идеологию, мы приняли по большей части идеологию наживы и культурного выверта, отмены всего отечественного. Поэтому и в советской идеологии необходимо понять и принять вовсе не призыв к обобществлению жен или вселенского коммунистического похода, а фундаментальные цивилизационные коды, которые были в ней синтезированы.

Пока это сложно и с большим сопротивлением воспринимается. По тому же мавзолею регулярно происходят вбросы с муссированием темы захоронения. Но понимание исторической цельности придет. Это необратимый процесс, если Россия намерена сохраниться. И лучше – как можно раньше. Как это и произошло перед Великой войной, когда молодая советская республика, пережив период идеологических шатаний, почувствовала свою укорененность в единую историю.

Пока же процесс принятия советского идет с большим скрипом. Это можно увидеть и на примере такого символа победительности, как первый полет в космос. Когда на шлеме Юрия Гагарина вымарывалась аббревиатура СССР, но постепенно стала вновь возвращаться.

Опять же надо оговориться, что речь не о реставрации, ностальгии, а об исторической цельности. Причем опыт подобного в стране уже был.

«Победа в войне и первостепенные достижения в научно-техническом развитии были обусловлены преодолением «отрицания» России с ее «проклятым прошлым» – преодолением, начавшимся в середине 1930-х годов и продолженным в послевоенное время», – писал в своей книге «Победы и беды России» выдающийся мыслитель Вадим Кожинов.

По его словам, «только отказавшись от «отрицания» России, страна смогла добиться великих побед и в мировой войне, и в мировом научно-техническом «соревновании». И то и другое – ярчайшие проявления целостного развития страны». Возможно ли такое при восприятии истории под фанеру –вопрос риторический.

И еще одна кожиновская цитата: «Критиковать прошлое естественно и необходимо. Но отказаться от советского наследия – варварство». Да и вообще проклятия по отношению к прошлому он называл проявлением российского «экстремизма». Общество взрослеет и перерастает подобное, тем более что после 24 февраля все процессы ускорились и не надо стоять у них на пути. Подобное – бессмысленно и чревато.

Так или иначе фанерное ограждение вокруг мавзолея – временное явление. Оно – свидетельство неспособности общества соединить в единое целое свою историю и современность, а значит, мы еще только на подходе к раскрытию секрета отечественной победительности.

Он ведь не в догматах, не в идеологических штампах, не в мертвой букве и той же фанере. А, например, в культурном делании. Так перед Великой войной советская страна, отказавшись от проклятий по поводу своего «темного» прошлого, подняла на невиданный уровень свою культуру и искусство, которые стали не элитарным достоянием, а масс. Что явилось важнейшей составляющей симфонии победы. Сейчас же для победы используется весьма ограниченный ресурс, о чем свидетельствует и вспышка над Кремлем, показавшим свою уязвимость, и фанера вокруг мавзолея. Мы все еще пугаемся выйти в реальную историю и топчемся за своими временными и весьма непрочными декорациями. А волк уже подошел и набирает в легкие воздух, чтобы разметать их.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ