Андрей Белоусов поспорил с металлургами из-за денег. Ему поставили особый диагноз

Первый вице-премьер Андрей Белоусов вступил в заочную полемику с представителями металлургической отрасли. Он обвинил крупнейшие металлургические предприятия в получении сверхдоходов на фоне пандемии и предложил вернуть 100 млрд рублей в бюджет страны.

– Металлурги нас «нахлобучили» в части госкапвложений и гособоронзаказа примерно на 100 млрд руб, – сказал Андрей Белоусов в интервью РБК.

В Кремле подтвердили, что возникла некоторая диспропорция между доходами, полученными металлургической отраслью в кризис, и налогами, которые были заплачены в бюджет. Президенту об этом известно, правительство решает вопрос с представителями отрасли, подчеркнул пресс-секретарь Дмитрий Песков.

В ответ на претензии Белоусова владелец одного из крупнейших предприятий Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) Владимир Лисин заявил, что у Белоусова синдром Госплана и болезнь «красных глаз» – в Китае так говорят о зависти.

Как отреагировал рынок

Акции металлургических компаний ММК, НЛМК и «Норникеля» на Московской бирже снизились на 1-3% после заявления Андрея Белоусова. Ценные бумаги «Северстали» рухнули сразу на 6% через час после начала торгов. К концу дня часть падения была отыграна – акции «Северстали» подешевели на 3,8%.

Откуда взялись сверхдоходы в кризис

Металлургическая отрасль оказалась менее подвержена кризису, вызванному спадом производства во время пандемии коронавируса. Так, котировки меди в первой половине 2020 года упали примерно 16%, стали – на 20-25% на фоне падения спроса. Крупнейшие металлургические предприятия России, среди прочих НЛМК и «Северсталь», даже пересмотрели свои инвестиционные программы в сторону понижения.

Со второй половины года начался взрывной рост цен. Спрос рос быстрее предложения за счет восстановления китайской экономики, цены, соответственно, тоже. По данным Financial Times, весной 2021 года цены на железную руду достигли максимума за 5 лет. Вслед за ростом мировых цен выросли цены на внутреннем рынке.

ГМК «Норильский никель»

ГМК «Норильский никель»

Президент союза литейщиков Санкт-Петербурга доктор технических наук, профессор Владимир Евсеев подтвердил «Вашим Новостям», что металлургические предприятия получили сверхдоходы на выходе из кризиса.

– Кому война, а кому мать родна, – заметил он. – Каждый ищет выгоду, особенно в нашей стране и в наших условиях. Российская модель позволяет во время колебаний изымать деньги из реального сектора экономики.

Как будут изымать сверхдоходы

Андрей Белоусов привел разговор с неназванными представителями отрасли о способе изъятия сверхприбыли в пользу государства. Он сказал, что не будет придумывать, как это делать.

– Единственное, ценник – 100 млрд рублей, – так сказал металлургам Белоусов.

Владимир Евсеев считает, что механизм изъятия сверхдоходов можно организовать за счет повышения налогов и экспортных пошлин. Правда, повышение экспортных пошлин может сказаться на конкурентоспособности российских поставщиков на мировых рынках.

– Первое – повысить НДПИ (налог на добычу природных ресурсов). Плюс очень много российского металла идет на экспорт, поэтому повышение экспортных пошлин – тоже вариант. Это правильный и нужный шаг, когда люди стараются свои личные потребности удовлетворить за счет всего общества и страны. К сожалению, такова суть капитализма, особенно в России.

Северсталь

ПАО «Северсталь», Череповец. Фото: flickr.com//yury zyuv

Отношения государства и стратегических отраслей

Между Белоусовым и представителями крупнейших промышленных предприятий давно есть недопонимание из-за денег. По мнению первого вице-премьера, тяжелая промышленность должна больше отдавать на развитие государства. Так, в 2018 году появился список Белоусова из 14 металлургических, химических и нефтехимических компаний, которые должны были отдать государству сверхдоходы в размере 513 млрд рублей. Бизнесмены, разумеется, возмутились, а этот план так и не был воплощен.

Президент Союза литейщиков СПб говорит, что главной проблемой в отношениях крупного бизнеса и государства является отсутствие координации действий и системного подхода в реализации стратегий и программ развития.

– Мало того, что между государством и бизнесом в России существует целая пропасть, нет даже общего понимания задач и перспектив развития. У нас нет системы управления, которая бы работала во всех звеньях, охватывала бы все элементы со стороны государства и промышленности. Каждый тянет в свою сторону – это всегда очень чревато, – считает Владимир Евсеев.

Если говорить о государственном планировании в стратегических отраслях, то некоторые инструменты регулирования уже есть.

– В России есть законодательство о стратегическом планировании, которое не работает. Есть стратегия по промышленной политике – оно тоже не работает. Есть институт регулирующего воздействия (РВК) – но на системные процессы он не влияет. Нет никакой промышленной политики в стране, все отдано на откуп крупным компаниям и холдингам с иностранным участием. Отсюда раздрай и волюнтаризм. Желание положить прибыль на личные счета преобладает над желанием работать.

ПАО НЛМК

ПАО НЛМК, Липецк. Фото: Robert Kolyhalov

Госплан и национализация

Господин Лисин уже упомянул госпланирование, правда, в негативном контексте. Последнее время на повестку ставится еще более серьезный процесс – увеличение участия государства в экономике и даже национализация стратегических отраслей и предприятий при возникновении фактов недобросовестного и непрофессионального руководства ими.

– Такие стратегические отрасли, как металлургия, должны быть под контролем государства вплоть до возможной национализации, – уверен Владимир Евсеев. – Такого нельзя исключать, но это революционным духом пахнет – кто на это пойдет? Были прецеденты – например, когда разгромили ЮКОС, но в том случае это была больше политика, чем экономика.

Четвертая промышленная революция

По словам президента Союза литейщиков Санкт-Петербурга, на развитие промышленности России сегодня очень низкий уровень инвестиций. Без проведения новой индустриализации на четвертую промышленную революцию в России надеяться не приходится.

– Сегодня инвестиционная активность в промышленности очень низкая: государство и крупные компании либо не хотят, либо не могут вкладывать в собственное развитие. Существующая кредитно-денежная политика не способствует процессу инвестирования. Нужно проводить новую индустриализацию. Существует же программа «Индустриализация 4.0», ее надо обеспечивать – это новые технологии, новое оборудование, роботизация, цифровизация.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии