А точно ли Лукашенко союзник России?

1 месяц назад

Казалось бы, после миграционного кризиса на белорусско-польской границе, когда Запад окончательно записал Александра Лукашенко в своих врагов (а до этого, напомню, были жесткие подавления протестов и принудительная посадка на территории РБ самолета авиакомпании Ryanair, летевшего из Афин в Вильнюс) и ввел серьезные санкции, многовекторной политике президента РБ пришел конец. Казалось бы, некуда ему больше деваться и вообще смотреть, как не в сторону России. Однако не тут-то было! Даже в такое непростое время, когда на Украине идет СВО, Александр Григорьевич пытается маневрировать и делать очень неоднозначные сигналы Западу и одновременно России, пытаясь вести собственную игру.

Александр Лукашенко. Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

Начнем издалека. Какая страна с просторов все никак не могущего окончательно загнить Запада (страны Балтии как бывшие республики СССР брать не будем) наиболее враждебна по отношению к России?

Чехия? Великобритания? Или, может быть, США?

Ну одна из этих стран вполне могла бы претендовать на место лидера, если бы… не было Польши.

Именно Польша на сегодняшний день является самой «русофобской страной».

Так стало, уважаемые господа, что в контексте того страшного события, которым является война на Украине, Польша устанавливает здесь стандарты определенного рода. То, что ранее называлось русофобией, сегодня уже является мейнстримом, сегодня уже принято как очевидность, в которой мы функционируем.

Это громкое высказывание принадлежит премьер-министру Польши Матеушу Моравецкому, которое он сделал в конце марта.

А ближе к середине мая Моравецкий заявил, что «“Русский мир” – это раковая опухоль, которая <…> представляет смертельную угрозу для всей Европы. Поэтому недостаточно поддерживать Украину в ее военной борьбе с Россией. Мы должны полностью искоренить эту чудовищную новую идеологию».

Через месяц польский премьер выступил с очередным заявлением (на открытии стрелкового клуба):

Если Россия когда-нибудь подумает о нападении на Польшу, то Кремль должен знать, что 40 млн поляков готовы встать с оружием в руках, чтобы защитить свою родину. Мы желаем мира, но до сих пор жива римская поговорка «Хочешь мира, готовься к войне». Благодаря современным стрельбищам, таким как в Мышкуве, больше людей сможет обучиться обращению с огнестрельным оружием.

Кроме того, именно Польша (устами на тот момент еще вице-премьера Ярослава Качиньского, являющегося, кстати говоря, главой правящей партии) первой призвала Евросоюз включить в санкционный список президента РФ Владимира Путина.

Именно Польша высказала идею о введении на территорию Украины миротворческого контингента, что гарантированно привело бы (или еще приведет, если идея реализуется?) к военному столкновению Запада с Россией.

Именно Польша выступила за увеличение военного контингента НАТО на его восточных рубежах, что и было сделано на недавно прошедшем в Мадриде саммите Альянса, где была принята новая стратегическая концепция, в которой Россия обозначена как «наиболее значительная и непосредственная угроза».

И подобных примеров можно привести еще больше, но и этих достаточно, чтобы понять, что Польша – явный чемпион по ненависти к России.

Более того, не далее как вчера глава СВР Сергей Нарышкин заявил, что Варшава уже вовсю готовится к расчленению Украины:

Прорабатывается вариант создания на “восточных кресах” подконтрольного Польше прокси-государства, которое будет находиться “под защитой” польских вооруженных сил. Одновременно рассматривается проект формирования из центральных областей Украины “буферной зоны”, что, по замыслу поляков, позволит им избежать крайне нежелательного прямого столкновения с Россией.

И вот на этом фоне Александр Григорьевич объявляет о введении безвизового порядка въезда для граждан Польши на территорию Белоруссии.

Как сообщается на информационном портале Государственного пограничного комитета РБ, «в целях поддержания добрососедских отношений».

Это как понимать?

При том что въезд в Польшу гражданам России (и, кстати, Белоруссии тоже) де-факто запрещен (для них действуют те же ограничения, что при пандемии коронавируса).

Ясно, что поляки массово не попрут в Белоруссию. Решение сугубо демонстративно-политическое. Причем, надо полагать, сигнал двусторонний: один – в Кремль, что, мол, я у вас не под каблуком, что хочу, то и ворочу, а другой – Западу (мол, готов к переговорам и сотрудничеству).

И ведь это уже не первый подобный сигнал со стороны Александра Григорьевича: с начала апреля (когда СВО уже была в полном разгаре) односторонний безвизовый режим в РБ был открыт для граждан Литвы и Латвии (что ж это Александр Григорьевич Эстонию продинамил-то? – так и хочется спросить).

При этом Лукашенко на словах демонстрирует полную поддержку России, правда, постоянно подчеркивая, что сама Белоруссия к СВО не имеет ни малейшего отношения. И в плане политическом даже доказывает это. Так, независимость ДНР и ЛНР Александр Григорьевич признает уже 135 дня, в Крым (после своего обещания), который он так и не признал, едет уже 214 дней. Про признание Абхазии и Южной Осетии вообще уже можно не вспоминать (там перевалило за пять тысяч дней).

Красноречиво? Не то слово. Точно президент РБ надеется на то, что Запад все-таки к нему смилуется, особенно в случае, если РФ начнет сильно давить.

И, похоже, Кремль в последнее время давление все же увеличил: ну не зря же Александр Григорьевич сам заговорил про интеграцию с РФ:

На современном этапе наш союз (Белоруссии и России) играет роль локомотива в общем потоке интеграционных процессов. Он является примером, образцом культурного и экономического межгосударственного взаимодействия,

– заявил он, явно пугая Запад тем, что Белоруссия может еще теснее интегрироваться с Россией, за счет чего последняя выйдет прямо к границам Европы.

Вот Александр Григорьевич и принялся непрозрачно намекать, что если что – так он и с Западом может подружиться (а сейчас время как раз вполне благоприятное: в США вообще идет дискуссия, не снять ли с РБ часть санкций, в частности на импорт удобрений).

Только вот тогда возникает вопрос: а точно ли Лукашенко союзник России или он лишь играет в оного, причем только тогда, когда ему выгодно? Судя по тем сигналам, что он шлет Западу, с которым Россия вошла в жесткую конфронтацию, получается, что так. Впрочем, удивляться тут особо нечему: Александр Григорьевич вел так себя всегда. Удивляет тут только позиция Кремля, который продолжает все это принимать как ни в чем не бывало. Правда, можно предположить, что есть какая-то хитрая задумка на этот счет, которую Кремль реализует в той же манере, как Лукашенко признает Крым и проч., выдерживая принцип симметрии. Только на это и вся надежда. Хиленькая и призрачная, но все-таки надежда, которая, как известно, умирает последней.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ