Зеленский перешел в атаку: почему Украина все-таки станет членом НАТО

12 месяцев назад

Страны Западной Европы (в отличие от своих восточных соседей) далеко не в восторге от стремления, если не сказать рвения Украины протиснуться в «открытые двери» НАТО. Причина очевидна: Европа боится эскалации с Россией. Боится того, что ядерная война станет реальностью, а она с очень высокой долей вероятности станет ею, если НАТО открыто подключатся к российско-украинскому конфликту, то есть примут Украину в свои члены.  К тому же Западная Европа, по всей видимости, не хочет окончательно рвать отношения с РФ. О чем, в частности, говорят недавние заявления канцлера Германии Олафа Шольца и президента Франции Эммануэля Макрона (не будем забывать, что это две ведущие экономики ЕС) о желании в ближайшее время возобновить телефонные разговоры с президентом РФ Владимиром Путиным (тот же Макрон, по его собственному признанию, с первых дней СВО провел с российским лидером более 100 часов в телефонных разговорах за полгода). Но политическая ситуация требует от них более решительных действий (вот Шольц, допустим, не выдержал давления и дал «добро» на поставку «Леопардов»). Что ставит вопрос: так ждать ли того, что Украину в скором времени примут в Североатлантический альянс?

Фото: AP/ТАСС

Ну в скором, то есть совсем уж в ближайшем, ждать этого явно не стоит. Это, кстати говоря, признал и сам президент Украины Владимир Зеленский: «Вступление в НАТО является лучшей гарантией безопасности для Украины. Мы не ищем замену НАТО. Но мы люди адекватные и понимаем, что ни одну страну НАТО мы не будем втягивать в войну. Поэтому мы понимаем, что мы не будем членами НАТО, пока идет эта война. Не потому что не хотим, а потому что это невозможно», – заявил он на совместной пресс-конференции с президентом Эстонии Аларом Карисом.

Этого, впрочем, и стоило ожидать. Здесь у европейских стран консенсус. Сложности начинаются аккурат с того времени, когда конфликт будет завершен. Многое, конечно, будет зависеть от той конъюнктуры, которая образуется на момент завершения. Можно предположить, что, по всей видимости, Украине не удастся реализовать все свои стратегические цели и часть территорий останется за РФ. Более конкретно эта конфигурация станет понятной после – уже – летнего контрнаступления, по итогу которого, надо полагать, и будет подписано мирное соглашение. Но то, что стороны вряд ли останутся довольны ситуацией на момент этого подписания, – тут шансы довольно высоки. Чем выше будет степень удовлетворения одной из сторон, тем ниже – другой. И вот тут вопрос со вступлением Украины в НАТО встанет ребром. Причем не только для Украины, но и для всей Европы, так как то неудовлетворение, которые испытают стороны при подписании мирного соглашение – оно и будет если не залогом, то – как минимум – постоянной точкой напряженности в преддверии нового витка противостояния. А при таком раскладе выработка контуров новой архитектуры безопасности Европы становится делом бессмысленным.

Но даже при такой конъюнктуре поверить в то, что те же Шольц с Макроном побегут радостно обнимать Зеленского с поздравлении со вступлением в НАТО, весьма трудно. И Зеленский это очень хорошо понимает, точно так же, как и то, что членство это ему необходимо. И начинает уже загодя готовить почву. Причем строго в соответствии со стратегией, предложенной бывшим госсекретарем и советником президента США по нацбезопасности Генри Киссинджером, который в интервью The Economist заявил: «Мы сейчас вооружили Украину до такой степени, что она станет самой вооруженной страной с наименее стратегически опытным руководством в Европе. Если война закончится так, как она, вероятно, закончится, когда Россия потеряет многие свои завоевания, но сохранит Севастополь, у нас может быть недовольная Россия, но также и недовольная Украина – другими словами, баланс неудовлетворенности. Так что для безопасности Европы лучше иметь Украину в НАТО, где она не сможет принимать на национальном уровне решения по территориальным претензиям».

Только Зеленский решил действовать не в направлении «неудовлетворенности» от мирного соглашения (его еще надо подписать!), а в направлении создания новых точек напряженности. Так, на пресс-конференции в Молдове украинский президент прозрачно намекнул, что Незалежная – после завершения российско-украинского конфликта – может поучаствовать в решении «приднестровского кейса», поскольку является соседом Молдовы. «Нужно говорить с позиции сильного государства, государства-победителя, которое отвоевало свою землю. В этот момент и будем говорить», – подчеркнул он, отметив, что в решении вопроса может принять участие и Румыния, которая, правда, уже официально заявила, что не будет воевать с Россией на стороне Молдовы в случае возникновения конфликта.

А вот Украина – будет. Но тут надо понимать, что гипотетический приднестровский конфликт с Россией – он неизменно перерастет во второй российско-украинский конфликт: явно, что стороны попытаются еще раз определиться с границами. И чтобы не допустить такого сценария, у Европы есть только один выход: принять Украину в НАТО, где такие вещи решаются далеко не в единоличном порядке. Но там пытаются эту проблему отложить. Поэтому Зеленский начинает откровенно поддавливать на своих союзников: «Мы понимаем, что не будем в НАТО или каком-либо мощном оборонительном союзе в течение этой войны. Но скажите мне, сколько жизней стоит одна фраза на Вильнюсском саммите: «Украина будет в НАТО после этой войны»? Если нас не видят (в НАТО – прим. авт.) и не дадут нам какой-нибудь сигнал в Вильнюсе, я думаю, Украине нечего делать на этом саммите», – заявил он в интервью Wall Street Journal. И, думается, эта тактика увенчается успехом: в конечном счете, чтобы не подрывать ценности демократического мира, НАТО будет вынуждено принять Украину в свои ряды.

Но даже если на вильнюсском саммите Киев получит заверения Североатлантического альянса в том, что Украина войдет в него после завершения конфликта, это не снимает вопроса с гарантиями безопасности, которые будут предоставлены Украине западными союзниками при подписании мирного договора (и в особенности при том раскладе, если «формула Зеленского» под нажимом последних и прежде всего США будет скорректирована). Как пишет WSJ, «Запад подготовил для Украины проект израильской модели гарантий безопасности. В израильской модели, которая может лечь в основу соглашения с Киевом, приоритет отдается поставкам оружия и передовых технологий. По словам западных официальных лиц, знакомых с ходом переговоров, это соглашение о безопасности будет связано с процессом продвижения к будущему членству Украины в НАТО, но сделает так, что НАТО как организация не будет частью любого возможного конфликта с Россией».

Удовлетворит ли это Украину? Вряд ли. И с ее позицией Запад не сможет не считаться – как со своим аватаром в противостоянии с РФ. Украина (и то, как разрешится ее конфликт с РФ) – это индикатор и противостояния Запада с РФ. Поэтому Запад будет вынужден действовать так, чтобы ни в коем случае не потерять лицо. Но что он может предложить в данной конфигурации?

Ответ на этот вопрос дал министр обороны Британии Бен Уоллес. В интервью WP он рассказал, что некоторые страны готовы заключить двусторонние или многосторонние «пакты о взаимной обороне» с Украиной и принять долгосрочные планы по наращиванию военного потенциала страны, «чтобы убедиться, что это очень дорогая возможность для России или кого-либо еще вторгнуться в Украину в будущем». То есть речь идет о создании новой структуры, аналогичной НАТО, но в меньшем масштабе и, по всей видимости, неподконтрольной Вашингтону. Тогда кому? Очевидно, что Лондону. И тут несложно догадаться о каких странах говорит Уоллес. По всей видимости, кроме Британии, это Польша и Прибалтика.

Ничего не напоминает? Да, Уоллес, по сути, реанимирует идею экс-премьера Бориса Джонсона о создании параллельного военного альянса. Что говорит о том, что Лондон в послевоенном мире хочет играть куда более серьезную роль, чему ту, которую играет сейчас. И в этом видятся контуры не только продолжения (но уже на новом уровне) конфронтации с ЕС, но и с РФ (Великобритания хорошо известна своими русофобскими настроениями), по всей границе с которой (с Европой то есть) Лондон хочет создать оборонительный кордон. К которому в случае активизации «приднестровского кейса» может присоединиться и Молдова. Надо полагать, что Зеленский (по крайней мере, в закулисных переговорах) этот момент не упустит. Не факт, что он пойдет на создании нового военного альянса, но то, что попытается использовать идею его создания как рычаг давления на Вашингтон, которому новые альянсы не больно-то нужны, для вступления в НАТО – это совершенно точно. Что является еще одним моментом в пользу того, что Украина все-таки станет членом Североатлантического альянса в средне- ну или дальнесрочной перспективе.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ