Зачем Лукашенко напросился на поклон Путину?

Нет, с тем, что Александр Григорьевич зачастил в Россию – вчерашняя встреча с Владимиром Путиным стала уже четвертой с начала года, – с этим все понятно: недавние события, сотрясшие Белоруссию после президентских выборов, плюс обострившееся противостояние с Западом, которое «картофельный диктатор» неумолимо проигрывает – все это в качестве причин красноречивее некуда.

Фото: Наталия Губернаторова / «МК»

Однако «питерский саммит» в этой череде визитов стоит особняком. Прежде всего из-за своей неожиданности: встреча двух президентов состоялась в тот же день, когда о ней стало вообще известно, причем первой о ней написала белорусская сторона.

Любопытно, не правда ли?

Впрочем, близкий к пресс-службе белорусского президента телеграм-канал «Пул первого» тут же сбросил инсайд, что «Лукашенко и Путин договорились о сегодняшней встрече 1 июля. Во время телефонного разговора».

Но вот в чем проблема: как пишет телеграм-канал «Пул № 3», «в графике Путина на эту неделю никакой встречи с Лукашенко не значилось». Причем «накануне, общаясь с журналистами, Песков ничего о возможности переговоров с президентом Белоруссии не говорил».

Так что не похоже на то, что были какие-то договоренности, что говорит об, по сути, экстренном характере поездки Александра Григорьевича в Северную Пальмиру, причем инициатором явно выступал сам белорусский президент.

И тут сам собой всплывает вопрос: а что же такого произошло, что Лукашенко подорвался и примчался на поклон к Владимиру Владимировичу?

Судя по итогам встречи, Александр Григорьевич вдруг почувствовал резкую необходимость заручиться экономической и политической поддержкой России.

И да, ими он заручился. Что касается экономической сферы, то стороны договорились, во-первых, «об объеме кредитной поддержки Минска в связи с налоговым маневром в российской нефтяной отрасли», а во-вторых, о том, что цены на российский газ на 2022 год останутся на уровне 21-го, то есть чуть меньше 130 долларов за тысячу кубов, что весьма существенно, поскольку тот же «Газпром» продает свой газ почти в два раза дороже, а на Западе цена за тысячу кубов периодически превышает отметку в 300 долларов.

В плане политическом то, что Владимир Владимирович встретился с Александром Григорьевичем и оказал кой-какую материальную помощь, свидетельствует о том, что белорусский президент может быть спокоен: Россия его не бросит. Не отдаст на растерзание ощерившейся гидре Евросоюза.

Но тут надо обратить внимание на два момента. Первый: новых траншей Лукашенко не получил, лишь обещание о возможности кредитования. Второй: как-то ушла тема запрета транзита товаров из ЕС (и прежде всего Германии) через Белоруссию в Россию и Китай. Точно ее и не было. Объяснений от Александра Григорьевича мы вряд ли получим: таким пустякам он значения не придает. Ну сказал что-то там – ну и что? Мало ли чего он говорил. Верить каждому слову белорусского президента – не то чтобы нельзя, это даже не подразумевается!

Тем не менее то, что тема испарилась – говорит о многом. Прежде всего о том, что Лукашенко согласен прогибаться в ущерб в своей репутации (в его, ясно, понимании). О том, что он не такой уж независимый и свободный. Что он готов нести роль «путинского сателлита». В частности, политолог Илья Гращенков отмечает, что Путин вел себя так, будто «Лукашенко – это такой западный полпред или даже губернатор». И Александр Григорьевич даже не противится этому! Ну не поразительно ли?

В действительности – нисколько. Ибо Лукашенко прекрасно понимает, что помощи больше ждать ему неоткуда, а он и так позволяет себе много чего лишнего. Например, 14 лет колонии, к которым Верховный суд приговорил пророссийского политика Виктора Бабарико (кстати, ходят слухи, что Владимир Владимирович был крайне недоволен таким приговором и именно в связи с его недовольством Лукашенко спешно инициировал встречу, чтобы как-то сгладить углы). Ко всему прочему этим Александр Григорьевич прямо дал понять, что никакого транзита, о котором речь шла еще в начале года, не будет: и в самом деле, как это – проснешься утром, а ты не уже президент?!

Поэтому да, чтобы урвать хоть какие-нибудь куски, Лукашенко готов на все, тем более, похоже, таких понятий, как позор и честь, для него не существует. Главное – это удержаться у власти. А для этого все средства хороши. И, надо отдать должное, пока у Александра Григорьевича это получается преотлично. И такое чувство, что и дальше будет точно так же. Тем более ни о каком объединении в единое Союзное государство разговора не идет:

Мы с Белоруссией говорим: «Союзное государство», но в прямом смысле слова это не государство, это просто определенный уровень интеграции. Если сравнить с Евросоюзом, в Евросоюзе гораздо более глубокий уровень интеграции, чем у нас в рамках Союзного государства с Белоруссией. <…> И при полном сохранении суверенитета,

– подчеркнул российский президент.

Тогда о чем же речь?

А речь о том, чтобы Белоруссия при сохранении видимости суверенитета и желательно на самообеспечении (но это не так важно: Кремль, если что, за счет россиян подмогнет «младшему брату») была полностью подконтрольна России. Как, скажем, «Единая Россия», от которой если и приходится ждать каких-то сюрпризов, то лишь по причине переусердствования (сейчас в этом плане Лукашенко напоминает Зюганова: вроде и подконтрольный, но в самый неподходящий момент может отчебучить такое – по крайней мере, потенциально – что закачаешься).

Но вот как раз это Александра Григорьевича и не устраивает, ибо за те почти уже 30 лет, что он находится у власти, он привык к тому, что сам себе голова и всей стране в довесок. Он – это есть Белоруссия. И стать, а не сделать вид, «путинским сателлитом» – для него смерти подобно. Для него это все равно, что объединиться в единое государство с потерей суверенитета, поскольку последний без него, без свободы его воли – невозможен по определению. Ибо как называется белорусский суверенитет? Верно: Лукашенко.

Фото: Yekaterina Shtukina / AP

И единственное, что в этой ситуации ему остается делать – это тянуть время и деньги, надеясь, что вскоре Россия захлебнется в своих внутренних проблемах и Кремлю будет не до него – не до Лукашенко. Ибо, надо полагать, белорусский президент осведомлен, что в России медленно, но верно реализуется спецоперация по транзиту власти, первой (условно, поскольку отсчет стоит вести с объявления о «путинских поправках» в Конституцию) частью которого являются выборы в Госдуму. За ними, по всей вероятности, последует вторая – досрочные президентские, которые будут проходить на фоне экономического коллапса. А что будет потом – полная неизвестность. И вот до нее-то Александр Лукашенко и хочет дотянуть. Вот поэтому-то ему и важно не потерять лицо до зимы, выдержать, время от времени подыгрывая «старшему брату». Чтобы, с одной стороны, заверить последнего в своей преданности, а с другой – показать белорусской элите и силовикам, что Владимир Владимирович с нами (без этой уверенности, думается, Лукашенко не долго быть президентом).

И, надо полагать, сия незапланированная встреча была в том же русле: то ли Александру Григорьевичу донесли, что по тем или иным причинам в Кремле им очень недовольны, то ли в его внутреннем круге пошли какие-то брожения, которые силовыми методами не ликвидировать. Вот и понесся Лукашенко к Владимиру Владимировичу, чтоб разрешить очередную нервную ситуацию полностью в соответствии со своей выжидательной тактикой. Успешной, отмечу, тактикой. Которая, по всей видимости, Александра Григорьевича не подведет. Но и, почему-то кажется, не спасет. Потому что при той конфигурации, которая выстроится в России после транзита власти, с таким партнером стране будет не по пути. А без России Лукашенко не продержится и года.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии