Сигнал Кремлю, что обстановка внутри страны начинает накаляться

2 месяца назад

Что Кремль планирует делать по «украинскому треку»? Каких еще «ответов» ждать со стороны Запада в связи с продолжающейся СВО и присоединением ЛДНР, Херсонской и Запорожской областей к РФ? Что с «частичной мобилизацией»? Что с российской экономикой? И так далее и тому подобное. Вопросов – тьма и ни на один нет со стороны Кремля внятного ответа. А неопределенность – она политической стабильности не способствует. Можно даже сказать, что является непременным условием, наоборот, политической дестабилизации, как первого шага к крушению политической системы.

Сергей Кириенко. Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

И если уж дискуссии (имею в виду критику Рамзана Кадырова и Евгения Пригожина, которого в СМИ называют главой ЧВК «Вагнер», притом, что в России на законодательном уровне нет такого понятия как ЧВК) переходят в публичную плоскость, то да, дело действительно нешуточное. И весь вопрос в том, насколько оно серьезное?

Ясно, что Кадыров и Пригожин набросились на Минобороны не просто так. Надо полагать, что они представляют интересы одной из башен Кремля. Считается, что как Рамзан Ахматович, так и Евгений Викторович представляют интересы первого замглавы администрации президента Сергея Кириенко (и это подтверждается, в принципе, теми полномочиями, которыми они обладают). Соответственно: зачем последнему понадобилось мутить воду?

Некоторые телеграм-каналы тут же написали, что Кириенко, мол, дозрел до преемнических амбиций и критикой Минобороны через Кадырова и Пригожина ослабляет позиции Сергея Шойгу, который будто бы еще ходит в преемниках. Тут надо прояснить, что, во-первых, Шойгу уже давно вылетел из потенциальных преемников (его, по всей видимости, даже на скамейке запасных нет), а во-вторых, с высокой долей вероятности можно говорить о том, что Сергей Владиленович так и не «дозрел» до амбиций занять место Владимира Владимировича. После присоединения к РФ новых территорий (процесс проведения референдумов курировал Кириенко) его позиции и так значительно укрепились: он стал одним из немногих, если верить СМИ-иноагентам, кто имеет непосредственно допуск к телу. И на этом фоне рыть себе яму/могилу? Для этого Сергей Владиленович слишком умен. К тому же не стоит забывать, что в период политической нестабильности назвать какого-то «преемником», отметить у него наличие амбиций занять трон – это все равно, что вручить ему черную метку.

Поэтому нет, Сергей Владиленович и близко не претендует на кресло Владимира Владимировича. Активность Кадырова и Пригожина связана совсем с другим. С военными провалами, за которые кто-то должен взять на себя ответственность. Кириенко прекрасно понимает, что вся сложившаяся ситуация, особенно с локальными отступлениями российских войск, наложенными на не очень хорошую экономическую обстановку внутри страны, – она плохо способствует росту поддержки Владимира Владимировича среди населения, что – с течением времени и при определенных обстоятельствах – может конвертироваться во что-нибудь похуже простого разочарования и недовольства. А в его работу, как мы все прекрасно знаем, как раз и входит сфера внутренней политики. Поэтому Кириенко, чтобы избежать негативных последствий, пытается превентивно решить ситуацию, переложив ответственность за военные поражения на Минобороны. Эту версию подтверждает и спокойная (хм, почти доброжелательная?) реакция Кремля на выпад Кадырова: «Главы регионов имеют полномочия высказывать свою точку зрения, давать оценки. Это все-таки главы целых регионов, и в том числе Рамзан Кадыров, который, как вы знаете, с самого начала специальной военной операции очень много сделал и внес очень большой вклад в проведение «специальной военной операции», и продолжает вносить очень большой вклад вся республика», – так прокомментировал заявление Рамзана Ахматовича пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Так и, правда, а почему все не свалить на Минобороны? Тем более что Шойгу – не ответит. Не в том он положении. Это на выборах в Госдуму он блистал на всех билбордах и обещал отгрохать несколько городов в Сибири. Теперь для него все изменилось. Кардинально и с высокой вероятностью бесповоротно.

Однако то, что Шойгу смолчит, – не значит, что его примеру последуют и другие. Ясно, что военные, находящиеся при исполнении, в полемику вступать не будут: не положено. Да и зачем? Их позицию вполне могут артикулировать бывшие их коллеги. Что они и делают. «Суть “украинской западни” проста. Все сливаемые в СМИ экспертные оценки западных военных твердили: Украина не продержится против России и недели. Мы эту дезу всякий раз подхватывали и через свои СМИ убеждали самих себя в этой чуши. Российские войска заходили в Украину, полностью разделяя эту иллюзию: впереди легкая прогулка и цветы на броне. Даже прихватили парадные мундиры для скорого парада в Киеве.  Так готовят личный состав не очень дальновидные начальники. Но не тут-то было. Наших бойцов встретили ожесточенным огнем и «Джавелинами». Затем нам дали увязнуть в вязких боях, а потом быстро сформировали проукраинскую коалицию 54-х ведущих экономически развитых стран. В Украину пошла колоссальная военная и экономическая помощь. Расклад сил и средств меняется ежедневно. Потенциал Украины за счет поставок высокотехнологичного и высокоточного оружия растет, а наш в силу естественных на фронте потерь, щадяще говоря, не увеличивается. Выбывших наиболее подготовленных воинов мы заменяем мобилизованными, слабо мотивированными, а порой и демотивированными насильственной мобилизацией, практически не подготовленными гражданскими людьми. В итоге нам сконструировали ситуацию, когда и победить сложно, и выйти без потери лица и обрушения внутриполитической вертикали невозможно. Все, ловушка захлопнулась!» – пишет руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности, полковник в отставке  Александр Жилин. (Кстати, о возможности такого сценария я писал еще в середине мая).

Жестко? Не то слово. По сути, Жилин довольно прозрачно намекает на то, что виноваты не только в Минобороны. С ним солидарен и полковник авиации в отставке, экс-депутат Госдумы РФ двух созывов Виктор Алкснис. И не только он. Но суть сейчас не в этом. Суть в том, что попытка свалить все неудачи на фронте на Минобороны – получилась косой. Более того: вызвала ответную реакцию. Это – во-первых. А во-вторых, налицо определенный политический раздрай: если объектом критики становится Кремль и эта критика идет из патриотического лагеря – это очень нехороший сигнал для системы. Получается, что даже аура СВО уже не спасает.

Нет, я ни в коем случае не хочу сказать, что ситуация идет к каким-то страшным проявлениям. На данный момент, по всей видимости, этого нет и в помине. Позиция президента достаточно крепкая. И, в целом, у системы запас прочности еще есть – даже при самых негативных исходах.

Однако то, что в обществе нет единого мнения, единогласия (о «донбасском консенсусе» я даже не говорю), причем даже в лагере патриотов и сторонников СВО – это факт. И одновременно – сигнал Кремлю, что обстановка внутри страны начинает накаляться (а если вспомнить многочисленные случаи поджогов военкоматов, то – в некоторых случаях – и радикализироваться). И не брать это во внимание, учитывая ситуацию, – уже нельзя. Иначе – крайне опасно. Но, такое чувство, в Кремле думают по-другому. Впрочем, как обычно. Так что удивляться в общем-то нечему. Удивляться там будут потом…

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ