Рождение империи: битва за Сибирь

6 месяцев назад

Хью Уиллоуби, двухметровый красавец и гуляка, держал в руках книгу о Московии, открытую на странице с картой. Автором книги был знаменитый Сигизмунд Герберштейн. Поговаривали, что он вернулся из Рутении-Московии совсем недавно и записки его поражают описанием величия и дикости этой далекой страны.

Взгляд Хью остановился на странной надписи: «SLATA BABA». Да! Это то, чего он ждал так долго! Настоящее сокровище, которое можно легко присвоить и сказочно обогатиться. Деньги Хью не любили: все награбленное, снятое с лично им умерщвленных жителей Эдинбурга, он бездарно проиграл в карты. «Рассказывают, что идол Золотой бабы, стоящий в устье Оби, – нервно водил он желтыми пальцами вдоль строчек, – есть статуя, представляющая собой старуху, которая держит сына в утробе, где уже снова виден другой ребенок, который, говорят, ее внук. Кроме того, уверяют, что там поставлены какие-то инструменты, которые издают постоянный звук вроде трубного». Уиллоуби понял: это сокровище должно стать его добычей. Вперед! В Московию!

Месть Золотой бабы

В начале весны выяснилось, что английский король Эдуард VI смертельно болен. Вокруг засуетилась многотысячная свита, каждый улаживал свои дела, пользуясь милостью короля в последние дни его жизни. Начал действовать и Хью. Очень быстро этот пройдоха становится адмиралом. Как утащить эту «сибирскую золотую бабу», Хью понимает сразу. Хью прознал, что в Лондоне готовится к отплытию морская экспедиция. Предприятие курирует сам Себастьян Кабот – великий путешественник, личность легендарная. Конечная цель экспедиции – Китай. Хью почувствовал привкус золота на языке, когда узнал, какие баснословные суммы король уже выделил на подготовку этого путешествия. Но голова Хью совсем пошла кругом, когда до него дошли слухи, что в проект вложились несколько сотен пайщиков. Было собрано 6 000 фунтов. На эти деньги построили три новеньких корабля. Вскоре Хью Уиллоуби узнал и имя своего патрона – Ричард Ченслер. Ченслер при каждом удобном случае убеждал богатых сэров и пэров, что в Китай можно попасть только через реку Обь по ничьей земле к востоку от Московии.

Три корабля отплывают в Китай Северным морским путем. Один из них погибает в шторме. Другой, направляемый Ченслером, входит в Двинский залив и причаливает к русским берегам недалеко от монастыря св. Николая. На судне же «Добрая надежда» под командованием Хью Уиллоуби жизнь замирает при странных обстоятельствах. Корабль якобы встал на зимовку. Через полгода люди, поднявшиеся на «Добрую надежду», увидели страшную картину: все матросы были мертвы. Мертвый Хью сидел на своем кресле, в окоченевшей руке сжимая страницу судового журнала, которую он так и не дописал. У покойников были странные позы, в которых настигла их смерть: кто-то стоял у открытой двери шкафа, кто-то сидел за столом с пером в руке, некоторые с вилками или ложками во рту. Смерь несчастных была явно насильственной. Что же произошло?

Скорее всего, разведчики из команды Хью посетили юрту шамана племени самоедов как раз в то самое время, когда дикий народ отмечал очередное жертвоприношение. Праздник англичанам понравился намного меньше, чем серебряная и золотая посуда, украшавшая столы, а также ярко пылающая на холодном северном солнце та самая «золотая баба». Англичане просто убили шамана и попытались забрать сокровища на корабль. Когда радостные английские джентльмены удачи переписывали награбленное, на корабль напали самоеды и отомстили за поруганные святыни, предав жестокой смерти абсолютно всех членов экспедиции. Возможно, в ход пошли отравленные стрелы, которые потом вынули из тел. В любом случае тела англичанам не выдали – и мы можем только гадать, основываясь на описаниях, сделанных нашедшими трупы.

Операция «Китайский снег»

Пока Хью и сотоварищи неподвижно лежали в цепких лапах сибирской смерти, Ричард Ченслер от стен Николо-Корельского монастыря был отправлен в Холмогоры. Там царский воевода Фофан Макаров долго крутил в руках непонятные «немецкие» словеса – бумаги, подписанные самим английским королем.

– Понапишут как курицы лапой, разбирай потом. Кафтаны вроде справные у них, вельми цветастые. На душегубцев не похожи. Печати на бумаге больно завихренистые, никак латинские, – негодовал Фофан. Посовещавшись с местными боярами, он принял решение отправить гостей под приглядом в саму Москву, ко двору государя Иоанна Васильевича.

В краснокаменной Ченслер показывает кипу писем «всем северным государям», написанную на всякий случай на разных языках. Позвали грамотного дьяка. Тот перевел. Иван IV приказывает созвать в честь англичан пир, где всячески расспрашивает Ченслера: как да чем можно с ними торговать. Пробыв в заснеженной гостеприимной Москве несколько месяцев, Ченслер отплывает к берегам Темзы. На родине он узнает, что прежний король умер, а на троне его дочь. Мария Тюдор распоряжается выдать королевский патент на морскую торговлю с Московией. Перспективы были великолепны: шелк, специи по тройной цене, канаты, ткани в обмен на самый главный товар – соль – и планы будущей колонизации ничьей земли к востоку от Оби и Иртыша.

Ченслер еще раз возвращается в Москву ко двору «белого царя» и вручает грамоту от лица новой организации, «Московской компании». Иван Васильевич дает англичанину охранную грамоту: впредь никакие русские таможенники, воеводы, наместники не имели права вмешиваться в дела компании.

Обрадованный Ченслер отправляется в Лондон. Для присмотра за ушлым англичанином Иван IV посылает вместе с ним дьяка посольского приказа Осипа Непею. Непея был физически крепок, знал несколько языков, а еще хорошо плавал. У берегов Шотландии английский корабль терпит кораблекрушение. Погибают все члены экипажа и сам Ченслер. Единственным выжившим оказывается дьяк Осип. Он, промокший и голодный, добирается до границы с Англией и удостаивается аудиенции самой королевы.

Англичане скрывали подлинный интерес в торговле с Московией – колонизацию Сибири и добычу соли. В Европе XVI века соль выросла в цене более чем в 10 раз. Были попытки наладить ее добычу из навоза, фекалий и даже человеческих трупов. На кладбищах Лондона, Парижа и Рима часто можно было увидеть, как странные люди заходят в старинные склепы и соскабливают со стен белый калийный налет. В Европе соль называли «китайским снегом». Секрет ее дороговизны был прост: соль была основным компонентом калийной селитры, которая использовалась для производства взрывчатки и составляла до 75% всей взрывоопасной смеси.

Еще в правление Василия III стало известно, что у рутенов, в далекой Московии, цены на соль столь мизерные, что вывозить ее можно целыми обозами, мешков не хватит. В этот самый момент братья Строгановы открывают масштабное соляное производство в Вычегорске. О нем сразу же становится известно не только в Англии, но и во владениях вездесущих Габсбургов.

Дело Шлитте

В век авантюристов и специальных агентов европейских корон появление очередного прожектера и искателя приключений никого не удивило. Знакомьтесь, Ганс Шлитте – человек обаятельный, расчетливый и очень пронырливый. Шлитте впервые появляется в Москве осенью 1546 года и поселяется при дворе Глинских. Ганс предлагает Глинским выгодный бизнес: он помогает с доставкой на Русь оружия и вербовкой специалистов для артиллерии, а Московия в лице без пяти минут царя Иоанна, сына Василия, ведет через Ганса выгодную торговлю солью. Помимо оружейно-солевого интереса, Ганс Шлитте должен был прощупать почву для старой как мир идеи: пока молодой наследник не стал царем, склонить Шуйских, Бельских и Глинских к идее унии с Папским престолом.

Шлитте со своими людьми живет в московской Бронной слободе на полном довольствии, ни в чем себе не отказывая. Но вдруг сразу в нескольких местах загорается Москва. Огонь съедает половину деревянного посада. Пожары повторяются еще несколько раз. По городу ползут слухи, будто бабка молодого царя Анна Глинская приказала выреза́ть у трупов сердца, класть их в кадушки с водой и той водой кропить город, призывая Богородицу избавить Москву от пожаров. Вскоре главный противник унии митрополит Макарий во время службы в Успенском соборе, спасаясь бегством от разъяренной толпы, спускается с высокой кремлевской стены на канатах из старого тряпья. Канаты рвутся, Макарий летит вниз, ломает кости, но чудом остается жив.

Сам Юрий Глинский, патрон Шлитте, во время Херувимской песни (самой важной части богослужения) приезжает в Успенский собор и пытается проникнуть по потайной лестнице на второй этаж. Там находится казна Глинских, часть золота из которой Юрий обещал Шлитте за посредничество в торговых делах. Но все пошло не по плану: двор Шлитте и его людей сгорел дотла, Юрий Глинский остановлен разъяренною толпой около Успенского собора. Кто-то крикнул: «Держи еретика». Другой добавил: «Грабить храмы наши пришел!» Третий возопил: «Гляди, не дай, Боже, эти Глинские и из нас сердца повыймут!» Толпа разрывает Юрия Глинского буквально на части. Его брата, Михаила, спасает все тот же Ганс Шлитте: тайными тропами увозит Глинского из Москвы во Ржев, так и не получив обещанный задаток.

Вскоре Шлитте появляется уже при дворе Габсбургов. Те активно обвиняют в московских пожарах и провале миссии английских агентов в Москве. Звучит складно. Англичане добиваются сразу нескольких целей: срывают оружейный и соляной контракт Габсбургов с Московией, выводят из политической игры имперских «агентов влияния» Глинских и срывают переговоры об унии, а в результате получают шанс колонизировать Сибирь.

Куратором Шлитте при дворе императора Священной римской империи был олигарх Антон Фуггер. Семья Фуггеров слыла кредиторами имперского двора и имела неограниченную власть. Под нажимом Фуггеров император Карл V пишет письмо Ивану Грозному. Подлинник письма находится в Венском архиве. В письме говорится: «Тот, кто доставит вам это письмо (намек на Шлитте – К. К.), сообщил о ваших добрых намерениях… Мы нашей абсолютной властью Римского императора положительно рассмотрели желание Вашей светлости и оказали милость Вашей чести впредь называться и писаться императором всея Руси».

О каком согласии Ивана IV речь? Согласился на унию? Готов пустить в долю на соляной бизнес? Заказал большую партию оружия? Из этого письма ничего не понятно. Шлитте уже готовится ко второму приезду в Москву, когда великий магистр Ливонского ордена надавливает на Карла V, и тот выпускает закон, запрещающий переправлять в Московию любых военных специалистов и оружие. Так были объявлены первые санкции Запада. В это же время в континентальной Европе разгорается масштабный экономический кризис, в котором сгорает былое финансовое могущество Фуггеров. Короли и императоры один за другим объявляют себя банкротами. Шлитте лишается покровительства и попадает в тюрьму.

Тюдоры празднуют победу. Лондону кажется, что контроль над соляной торговлей с Московией у него в кармане. Да что там, англичанам грезится, что территория восточнее Оби и Иртыша – уже их колония. И как раз в это время на аудиенцию к Ивану IV прибывает Аника Строганов с молодыми сыновьями. Именно Строгановы объясняют царю все риски слишком доверительных отношений с англичанами. Именно Строгановы объединяют под своим владением треть территории Московии, создают первую русскую ЧВК и останавливают английскую колонизацию Сибири.

Продолжение следует.

Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Владимир
Владимир
5 месяцев назад

Замечательно интересная статья. Все прямо как сейчас. Хотя в истории все повторяется. Жду продолжения. Спасибо Константин.

Рыльщиков Илья
Рыльщиков Илья
5 месяцев назад

сценарий киноистории

Михаил
Михаил
5 месяцев назад

Очень интересно

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ