Раздавить паука

1 год назад

В прошлом году в Каннах показали стильный триллер про маньяка, который очищал иранские улицы от проституток исключительно из благих побуждений. Фильм, основанный на реальных событиях, назывался «Святой паук», в конкурсе он забрал приз за лучшую женскую роль (ветка досталась Заре Амир Эбрахими), а в Иране спровоцировал невиданный скандал. «Все иранские лица, причастные к созданию фильма, будут наказаны», – грозился министр культуры Ирана. «Фильм оскорбил чувства верующих миллионов мусульман», – заявили в главном органе Ирана, заведующим вопросами кино.

Фото: кадр из фильма

11 мая фильм вышел в российский прокат с громоздким названием «Убийца «Священный паук»». Спокойно чувствовал себя в нем до 16 мая, а потом на него свалился грозный кулак нашего Минкульта – и фильм лишился прокатного удостоверения. Формулировка туманна: «Решение принято в связи с наличием в фильме материалов, запрещенных для распространения законодательством РФ».

В чем, собственно, дело?

Начнем с малого. Нетрудно догадаться, что «Убийца «Священный паук»» – не иранская картина. Она сделана на европейские деньги (копродукция Дании, Германии, Франции, Швеции, и Франции) иранским иммигрантом Али Аббаси, который живет в Дании. Съемки проходили в Иордании – неискушенный зритель все равно не заметит разницы в песчаных пейзажах. Да и арабы все на одно лицо.

В начале 2000-х в крупном иранском городе Мешхед действительно орудовал маньяк по имени Саид, ветеран ирано-иракской войны, который вдруг спятил и принялся душить по ночам падших женщин. Убийцу поймали и казнили, но парадокс в том, что за народного мстителя якобы вступилось местное население. Мол, мужик-то на самом деле нормальный и занимался лишь тем, чем должны заниматься власти в священном мусульманском городе.

«Святого паука» (так окрестили маньяка в СМИ) и правда поддержало какое-то количество людей, но в основном это были ультраправые маргинальные сообщества (у некоторых это вызовет улыбку – куда еще правее в исламской республике?). Так или иначе Али Аббаси эту ситуацию в фильме гиперболизирует и добавляет еще одну сюжетную развилку с вымышленной журналисткой, которая самостоятельно расследует убийства религиозного фанатика. Ее играет Зара Амир Эбрахими – прелестная девушка, испытывающая на родине проблемы с законом. В интернет слили ее интимное видео, а в Иране постельные дела до брака запрещены, и теперь Зара борется за права женщин где-то в свободной Европе.

Героиня Зары подвергается всяческому патриархальному харрасменту и абьюзу. Она, например, не может спокойно заселиться одна в отель (потому что одинокая женщина в Иране вызывает подозрение), в редакции начальник строит ей глазки и пускает мерзкие слухи про нее, главный следователь прижимает журналистку к стене прямо в ее доме и мечтает попробовать ее на вкус. Короче говоря, в обществе бородатых мужланов она отстаивает хрупкую женскую справедливость.

Али Аббаси – режиссер образованный и насмотренный, поэтому «Убийца «Священный паук»» скроен здорово и увлекательно, на манер модных триллеров в духе «Зодиака» Дэвида Финчера или «4 месяца, 3 недели и 2 дня» Кристиана Мунджиу. Электронный саундтрек, арабская экзотика, смачный натурализм и эффектные крупные планы – оторваться сложно. Приукрашивая настоящее положение дел, Аббаси присыпает кровавый детектив горстью гуманизма и феминизма, и на выходе получается нормальная фестивальная драма, о том, что патриархальность – это яд, отравляющий все слои общества. Поэтому есть мужики, которые крошат представительниц древнейшей профессии, есть полиция, которая смотрит на это сквозь пальцы, есть люди, которые выходят на митинги в поддержку всего этого, и есть дети, которые впитывают существующую идеологию с молоком матери. Женщины, естественно, бесправны и могут только мычать в свой черный платок.

Умножаем это на стереотипы про закрытый и пугающий белоручек Иран, где до сих пор, например, есть уголовное наказание в виде ударов плетью, и успех не заставит себя долго ждать. «Я не собирался снимать фильм о серийном убийце, – говорит режиссер, – я хотел сделать кино об обществе серийных убийц. Речь идет о глубоко укоренившемся женоненавистничестве в иранском обществе, которое носит не конкретно религиозный или политический, а культурный характер».

Вот почему Иран возмутился каннской наградой, а в министерстве культуры «Священного паука» сравнивали с дурацкими «Сатанинскими стихами» Салмана Рушди, которого в Иране вообще приговорили к смертной казни. Культуру целого государства изуродовали и оплевали, и теперь, конечно, государство жаждет «ответа за базар». По-другому и никак.

Но причем здесь мы? Все просто. В обострившемся геополитическом конфликте между Россией и Западом Иран, отчаянно защищающий исламскую традицию под натиском санкций, становится союзником России. Вопреки предыдущим не очень гармоничным отношениям.

Поэтому, когда президент Ибрагим Раиси подписывает договор с Владимиром Путиным о строительстве ж/д участка Решт – Астара, когда «Газпром-Медиа Холдинг» и правительство Ирана договариваются о совместном кинопроизводстве, негоже, чтобы у нас в прокате шла клюква про Исламскую республику. Пускай формально эта забористая клюква законодательства РФ не нарушает.

А со своими женщинами Иран как-нибудь сам разберется.

 

            



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ