Почему Россия хвалит талибов* и чем для нас может обернуться власть «Талибана»* в Афганистане

С воскресенья, 15 августа, Афганистан перешел под контроль радикального движения «Талибан»*. Мировое сообщество не знает, как на это реагировать, и слышны лишь скомканные комментарии различных стран.

В России «Талибан» с 2003 года признан запрещенной террористической организацией, несмотря на это, после падения Кабула российские дипломаты отзываются о талибах крайне лестно, что не может не настораживать.

Фото: obzor-gazet.ru

Если сравнивать договороспособность коллег и партнеров, то талибы мне давно показались гораздо более договороспособными, чем марионеточное кабульское правительство,

– говорил после захвата талибами Афганистана спецпредставитель президента РФ Замир Кабулов.

Да и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров позволял себе подобные умозаключения. После визита представителей «Талибана» в Москву глава МИДа отметил, что талибы – «очень вменяемые люди». «Мы видим обнадеживающие сигналы со стороны талибов» и «Ситуация достаточно спокойная, и талибы в целом эффективно обеспечивают правопорядок», – говорит Лавров сейчас.

Оксюморон объясним

Россия адекватно реагирует на взятие талибами Афганистана, считает политолог, профессор ВШЭ Фёдор Лукьянов.

Сейчас нужно придерживаться именно такой тактики во избежание негативного сценария присутствия талибов в мировой политике.

Я считаю, что российское дипломатическое и политическое руководства вполне адекватно себя ведут. У нас с талибами есть рабочие контакты – это не означает, что Россия их признает в качестве официальных властей пока что. Но все уже согласны с тем и признают, что талибы взяли под контроль страну. В остатке – с ними надо иметь дело. А все остальное – это уже тактика,

– отметил в разговоре с «Вашими Новостями» политолог.

В то же время взаимоотношения с запрещенной организацией выглядят, мягко говоря, странно. С этим согласен и политолог, специалист по внутренней и внешней политике России Константин Калачев.

Понятно, что советом безопасности ООН «Талибан» признан террористической организацией, и серьезный вопрос – как Россия вообще будет выходить из ситуации, в которой «Талибан» и у нас признан террористической организацией и запрещен. Для того, чтобы вести переговоры, нужно будет пересматривать данное решение. Мне кажется, проблема в том, что то, что сейчас делают представители нашего МИДа, посол в Афганистане и т. д., носит во многом вынужденный характер. Аудитория посла России в Афганистане – это в первую очередь талибы, т. е. это попытка показать, как мы их уважаем.

– рассказал «Вашим Новостям» эксперт.

Однако ничего удивительного в реакции российского дипсообщества нет. Тем более, что Россия уже была в аналогичной ситуации, объяснил «Вашим Новостям» Лукьянов.

Федор Лукьянов. Фото: duma-er.ru

В начале прошлого десятилетия в Египте, после Арабской весны, около года у власти был Мухаммед Мурси, который представлял движение «Братьев-мусульман»*. А движение «Братья-мусульмане», как и «Талибан», у нас считается террористическим и запрещено. Это не мешало России не просто продолжать развивать связи с Каиром, но и даже принимать Мурси в России с официальным визитом. Потом Мурси не стало, ну и Бог с ним. «Братья мусульмане» как были у нас в списке, так и остаются. Так что с «Талибаном» ситуация та же. Списки – дело такое, наживное,

– поясняет Фёдор Лукьянов.

Пытаясь избежать угрозы

За происходящее сейчас в Афганистане Россия не несет никакой ответственности, уверен Лукьянов, и в своих заявлениях РФ руководствуется только вопросами безопасности.

Безопасность в самом ее прикладном проявлении – это функционирование российских учреждений, посольства, безопасность граждан, которые там есть. А в более широком смысле – это безопасность региона Центральной Азии и гарантии того, что любые события в Афганистане, что бы там ни происходило, не перетекут в соседние страны, которые с Россией связаны,

– отмечает Лукьянов.

Заявления дипломатов вполне логичны в ключе того, что талибы взяли под охрану российское посольство в Кабуле, считает Калачев.

Представители «Талибана» ранее были в Москве, встречались с Лавровым, мы это прекрасно знаем. Ну и сейчас, конечно, Россия пытается делать хорошую мину, говоря о договороспособности и рациональности нынешних талибов. Но, честно говоря, я думаю, что этот оптимизм пока ничем особо не подкреплен. Хотя талибы сразу приняли амнистию для чиновников, госслужащих в Афганистане. Но на самом деле Афганистан как субъект переговоров пока не состоялся, потому что само движение «Талибан» – оно больше похоже на объединение полевых командиров, махновщину такую, нежели чем на политическую систему, с которой можно о чем-то говорить и договариваться,

– говорит политолог.

Чем опасен «Талибан» для России

Осторожность в отношении талибов Россия проявляет не зря. Непосредственно на границе с Афганистаном находятся Узбекистан и Таджикистан, ранее входившие в Советский Союз, а сейчас – в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), куда входит и Россия.

Если «Талибан» захочет распространить свое влияние на Центральную Азию, для РФ это будет серьезной проблемой, подчеркивает Константин Калачев.

Константин Калачёв. Фото: zampolit.com

Это серьезная угроза с точки зрения отвлечения ресурсов, да и сами талибы как, скажем так, традиционные исламисты могут оказаться для части российских мусульман более убедительными, чем, скажем, те же ваххабиты. Для нас Афганистан действительно может быть проблемой – наркотрафик, вторжение в сопредельные страны, влияние на радикальную часть российских мусульман и даже возможна террористическая деятельность на территории России. Для нас это реальная проблема,

– отмечает эксперт.

Никто не виноват, но что делать?

В сложившейся ситуации для России целесообразен так называемый «режим ожидания». Калачев отмечает, что «единственный возможный вариант сейчас – это делать вид, что никакой катастрофы не случилось, и надеяться на то, что границы Афганистана окажутся для талибов достаточными».

Понятно, что у нас позиция не может совпадать с позицией европейских стран, которые больше всего волнует проблема прав человека, а Россию в большей степени волнует возможность отвлечения ресурсов на противостояние «Талибану» в Центральной Азии, – говорит Калачев. – Можно, конечно, иронизировать, что я и делаю в своем «Фейсбуке». Но пока политика умиротворения – видимо, это самый рациональный вариант, поскольку поддерживать в Афганистане уже некого, предыдущий режим пал.

До тех пор пока нет достоверной информации о каких-то зверствах, до тех пор пока российское посольство в относительной безопасности, Россия будет пытаться играть роль посредника, пытаться взять ту роль, которую сложно играть западным странам в силу их мировоззренческих ценностей, когда ценности ставятся во главу угла, а не интересы реальной политики,

– отмечает эксперт.

Над Америкой глумиться глупо

Злорадствовать над провалом США в Афганистане глупо, заявляет Калачев. Тем более, что нынешняя ситуация «дает для России новый коридор возможностей».

Эта злорадная реакция со стороны части нашей урапатриотической общественности – это мало того что некрасиво, это глупо. Потому что проблемы с Афганистаном будут не у Америки. Проблемы будут у Байдена, которого будут осуждать. А для Америки как страны Афганистан не проблема. Это проблема для части американской элиты,

– разъясняет Калачев.

Нужно развивать совместную ответственность и как-то с этим жить, отмечает политолог. Остается надеяться, что талибы будут «будут заинтересованы во внешних связях, хотя бы в силу несамодостаточности Афганистана с точки зрения обеспечения самым необходимым».

Нам не нужно создавать новый фронт, в котором весь мир будет против талибов, а Россия окажется за. Мы вообще экзотические союзники, мы в числе тех немногих, кому нравится северокорейский режим, например. Но северокорейский режим не собирается распространяться дальше, а вот талибы – очень даже может быть,

– говорит Калачев.

Враг моего врага – мой друг

Нельзя не вспомнить и заявления Китая о готовности продолжить развивать дружеские отношения с Афганистаном, т. е. с его уже новой властью – талибами. Могут ли на этом фоне укрепиться связи между Россией и Китаем? Константин Калачев считает, что в некоторой степени это возможно.

На самом деле китайцы жесткие прагматики и сосредоточены на своих интересах. Россия для них партнер, попутчик, в каких-то вопросах союзник, но преувеличивать возможности дружбы и сотрудничества я бы не стал. Тут скорее принцип «Враг моего врага – мой друг» работает, с учетом отношений Китая и США,

– предостерегает от поспешных выводов Калачев. Но точки соприкосновения в этом вопросе у России и Китая есть.

Наверное, сближение возможно, и оно уже есть по ряду вопросов. Возможности выхода талибов за границы Афганистана в неменьшей, а может, и в большей степени, чем Россию, волнуют и Китай. России надо смотреть на то, каким может быть практическое сотрудничество, предметное. Но и Китаю так или иначе реагировать на эту ситуацию придется,

– заключил эксперт.

 

* Террористические организации, запрещенные на территории РФ

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии