Почему Лукашенко признает Крым российским?

10 месяцев назад

Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что считает Крым российским. Об этом он сказал в интервью РИА Новости.

Александр Лукашенко. Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

«Мы все понимали, что Крым де-факто – это российский Крым. После референдума и де-юре Крым стал российским»,

– сказал он. При этом Лукашенко добавил, что готов посетить Крым, что трижды обсуждал этот вопрос с Владимиром Путиным и последнему осталось только определиться с числами посещения полуострова.

Что ж, не прошло и восьми лет с крымского референдума, как первое лицо Белоруссии заявило о признании Крыма российским. До этого от прямых фраз по данному поводу Лукашенко уходил.

Интересно, если белорусский президент признает полуостров российским, почему бы ему не оформить это официально? Потому что многовекторность Лукашенко, который разворачивается, как пресловутая сказочная избушка, передом то к России, то к Западу, начинает утомлять. Если кризис с мигрантами рассосется, то не стоит ли ожидать от Александра Рыгоровича заявления о том, что его поняли не так и он никогда не признавал Крым частью России?

Например, признание Абхазии и Южной Осетии со стороны России оформлено документально. Здесь же мы имеем только слова президента, высказанные в интервью российскому изданию. То есть вроде бы и поддержка, и признание, но осторожные такие.

Кстати, о мигрантском кризисе, то есть о мигрантах, которые рвутся через Белоруссию в Польшу, за что Запад угрожает Белоруссии санкциями, подозревая в происходящем хитрый план Рыгоровича. Накануне Лукашенко допустил еще одно смелое высказывание. Ну… почти смелое.

По мнению Лукашенко, Запад использует ситуацию с мигрантами как способ сдерживания белорусской армии в случае конфликта с Россией. «Они прекрасно понимают: если только Украина попробует развязать конфликт с Россией, в стороне Беларусь не останется, поэтому белорусскую армию надо сдерживать, напрягать на западных рубежах (Латвия, Литва, Польша) и на юге – усилением украинской границы», – заявил он на совещании в Минобороны.

Да что вы говорите, Александр Рыгорович, Белоруссия в стороне не останется? А на чьей стороне выступит Белоруссия, если там преследуют ополченцев за участие в донбасской войне?

Смелыми, дерзкими, вызывающе пророссийскими выглядят эти два заявления Лукашенко, если поставить их рядом. Вот только Лукашенко уже говорил много всего интересного и взаимно противоречащего, потому доверие к словам многополярного президента, не подкрепленным реальными действиями, слабое. Хотелось бы верить, что произошло нечто такое, что вынудило Бацьку определиться с вектором. Даже вполне можно представить, что нечто такое случилось – нечто, что именно заставило Лукашенко, вынудило обратиться к России не с просьбами, а с рукой дружбы. Дело в том, что вся многолетняя политика несменяемого белорусского президента указывает на то, что если он не окажется в безвыходном положении, то не откажется от своей пресловутой многополярности, в которую долгое время пыталась играть и Украина – с заведомо печальным финалом. Даже протесты в Минске и зашатавшийся под Лукашенко трон не заставили его в 2020 году признать, скажем, Крым или поддержать Донбасс. Все пытался он играть в какие-то хитрые игры.

Что это сейчас: очередная партия или на скрытой от глаз простых людей политической арене произошли такие ходы, в результате которых Лукашенко оказался загнан в угол?

Пока что можно допустить оба варианта, но, так или иначе, хотелось бы, чтобы белорусский президент все же официально закрепил позицию по Крыму.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ