Нобелевский лауреат Люк Монтанье: «История с вакцинами нового типа – чистая коммерция, там нет науки»

На прошлой неделе профессор Монтанье дал «Франс суар» интервью, в котором развил свои взгляды на некоторые проблемы, связанные с вакцинацией.

Доктор Люк Монтанье. Фото: AFP

Следует отдать идущему против течения ученому должное – его прогноз относительно того, что использование вакцин нового типа может привести к неблагоприятным последствиям, включая неизлечимую болезнь Крейтцфельдта – Якоба, начал сбываться, и уже зарегистрировано 5 случаев этой болезни, развившейся после прививки. Также профессор Монтанье провел параллели между вирусами ковида и ВИЧ, упомянул остров Майотта и рассказал, чем опасен алюминий в составе вакцин.

– Профессор, мы уже встречались с вами ранее, обсуждали происхождение вируса, а затем ваши опасения относительно побочных эффектов вакцинации. Что ж, прошло не так много времени, и можно сказать, что вы оказались правы: новые вакцины действительно небезупречны.

– Да, и хуже всего, что люди умирают. В том числе от болезни Крейтцфельдта – Якоба. Это болезнь, при которой мозг превращается в нечто вроде губки, специфическая форма энцефалопатии. В нормальных условиях эта болезнь встречается крайне редко – да, есть генетически обусловленная форма болезни, но если исключить генетический фактор, заболеть рискует где-то один человек на миллион.

– Но сейчас это уже не так? Люди болеют из-за новых вакцин? И сколько случаев болезни Крейтцфельдта – Якоба уже отмечено?

– Как минимум 5. Это совершенно разные люди, и между ними нет ничего общего, кроме того, что приблизительно в апреле-мае этого года им была сделана прививка «Пфайзер». Вскоре появились первые признаки болезни – поначалу не такие заметные, но в случае Крейтцфельдта – Якоба состояние ухудшается очень быстро. Все эти люди умерли в течение 2-3 месяцев после того, как сделали прививку.

– Болезнь Крейтцфельдта – Якоба называется прионной болезнью. Что это вообще такое – прионы?

– Прионы открыли сравнительно недавно, их больше всего изучали в США, еще в Англии и у нас во Франции.

Прион – это специфическая разновидность белка, которая может поражать и разрушать здоровые клетки, причем так, что те уже не могут восстановиться.

– Можно ли сказать, что прионы являются серьезной угрозой для человечества?

– К сожалению, мы мало что о них знаем. На данный момент можно лишь утверждать, что прионные болезни смертельны и неизлечимы. В начале 80-х годов во Франции случился чудовищный скандал, когда более 120 детей умерли от болезни Крейтцфельдта – Якоба. А заболели они потому, что им сделали прививку, содержащую экстракт человеческого гипофиза. Материал для прививки был взят от стариков, которые умерли в домах престарелых, но у них самих при этом не наблюдалось болезни Крейтцфельдта – Якоба, зато были либо болезнь Альцгеймера, либо болезнь Паркинсона. Таким образом, между всеми этими болезнями оказалось нечто общее, о чем тогда не подозревали, и произошло что-то вроде заражения на молекулярном уровне.

Позже я ознакомился с результатами эксперимента, который провели в Испании на овцах. Там в результате вакцинации животные стали все время чесаться и терять шерстяной покров. Оказалось, что они заболели почесухой, болезнью, которую называют также скрепи, и это тоже прионная инфекция. Тогда ученые задались вопросом, какой из компонентов вакцины вызвал образование прионов, и после дополнительных исследований пришли к выводу, что виной всему алюминий, который применяли в вакцинах в качестве адъюванта.

– По-вашему, всего 5 случаев болезни Крейтцфельдта – Якоба достаточно для того, чтобы требовать остановить вакцинацию?

– Хотя бы приостановить для того, чтобы изучить вопрос. Нам даже неизвестно, используется ли алюминий в вакцине фирмы «Пфайзер», на этот счет нет данных. Мы вынуждены блуждать в потемках и строить гипотезы.

Я не исключаю, что белок, который преобразуется в прион – тот, который вносят в организм вместе с вакциной, а именно белок шипа…

– Знаменитый Spike?

– Он самый. Но чтобы доказать или опровергнуть эту гипотезу, нужно проделать колоссальный объем работы в специализированных научных центрах, которые занимаются исследованиями работы мозга.

– А меж тем правительство уже завело речь о ревакцинации населения.

– Да, и это какое-то безумие – как будто, кроме вакцин, никаких средств от вирусных болезней не существует. Это нелепо, потому что вирусы мутируют и учатся обходить вакцины. Следует уделять больше внимания лечению на ранних этапах болезни и не забывать об антибиотиках, потому что у коронавируса есть сообщница – бактерия, о которой почему-то предпочитают забывать. Сейчас итальянские ученые ведут исследования по этому вопросу, а от себя добавлю вот что: в свое время, исследуя вирус ВИЧ, я обнаружил, что он действует в паре с бактерией. Так вот, в случае с коронавирусом мы имеем дело с точно таким же симбиозом.

– Значит, вы категорически против новых вакцин?

– Слушайте, сколько уже было выкидышей у беременных женщин после вакцинации, а теперь уже говорят о том, чтобы вакцинировать детей. Это недопустимо, потому что мы не можем оценить, как последствия вакцинации затронут грядущие поколения. В конце концов, есть вакцина БЦЖ, которую используют против туберкулеза, причем она действует и против других болезней, стимулируя клеточный иммунитет. О нем обычно не упоминают, говорят только об антителах, но клеточный иммунитет очень важен.

Понимаете, вся эта история с вакцинами нового типа – чистая коммерция, там нет науки. Люди стали гоняться за новомодными вакцинами, забыв, что можно просто стимулировать клеточный иммунитет той же прививкой БЦЖ. Например, на острове Майотта (остров в Индийском океане, территория Франции – прим. переводчика) эта прививка обязательна, и там было очень мало случаев заболевания ковидом, пока из метрополии не прислали приказ о всеобщей вакцинации новыми вакцинами. И вот тут кривая заболеваний резко поползла вверх.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии