Можно ли менять учителя на боевика из «Азова»*?

2 недели назад

Военное счастье переменчиво. Хорошо, когда мы наступаем, когда линия фронта постоянно, пусть и медленно, смещается в нужную для нас сторону, хотя и это, конечно, создает свои хлопоты – восстановление разрушенного, налаживание новой жизни. Однако порой приходится и отступать, оставлять позиции, за которые заплачено кровью, отходить на другие рубежи, как это недавно было в Харьковской области. Здесь возникают не только военные, но и серьёзные моральные трудности. Поэтому необходимо разработать, так сказать, этику отступления – что надо делать в таких случаях, о чём надо помнить и чего не допускать.

Фото: Антон Вергун/ТАСС

Лозунг «Своих не бросаем» хорош на плакате, но он требует реального наполнения. Периодически даже великие державы бросают союзников в силу военной необходимости или политического решения. Сколько раз это делали США? Они бросали сторонников сайгонского правительства во Вьетнаме, бросали сирийских курдов, бросали своих переводчиков в Афганистане. Наверняка бросили кого-то и французы, уходя из Мали. Но у недавнего российского отступления есть свои нюансы, которые не позволяют ссылаться на подобные прецеденты. 

Опыт отступления из-под Киева в ходе специальной военной операции у нас уже имеется. Но с нынешней харьковской ситуацией его сравнить нельзя. Там войска оставляли территорию, на которой пробыли всего месяц и которую никто не думал интегрировать с Россией.

На освобожденной части Харьковщины были созданы новые органы власти, начали в упрощенном порядке выдавать российские паспорта, в школы привезли российские учебники, с которыми местные учителя открыли учебный год. Теперь люди, которые доверились России, но не смогли или не успели уехать до отхода российских войск, оказались перед лицом репрессий, сравнимых с теми зверствами, которые творили на этой земле немецко-фашистские оккупанты во время Великой Отечественной войны. Собственно, украинские националисты – их верные ученики и наверняка попытаются превзойти своих немецких наставников.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Жалко всех, кто остался на оккупированной украинцами территории, но судьба учителей взволновала российское общество больше всего. В первую очередь до сих пор неясно, были ли там учителя из России. Украинские источники (например, депутат Алексей Гончаренко) утверждали, что такие учителя были и их уже начали задерживать. Российскому министру просвещения Сергею Кравцову, в ведении которого находится учительский корпус, пришлось сделать по этому поводу несколько заявлений. Во-первых, он сообщил, что российские учителя в Харьковскую область (видимо, в отличие от других освобожденных территорий) не приезжали. Во-вторых, он заверил, что все украинские педагоги, которые пожелали уехать с оставляемых нашей армией территорий, были успешно эвакуированы.

Что-то мешает полностью в это верить. В самом деле, десятки тысяч людей смогли выехать на российскую землю и в подконтрольные нашим войскам районы ЛНР и ДНР. Однако же Александр Бастрыкин всё же распорядился возбудить уголовное дело «по факту задержания учителей украинскими военнослужащими». Значит, в этом деле есть что расследовать, дыма без огня не бывает.

Впрочем, в этой ситуации нет никакой разницы, паспорт какой страны был в кармане у учителя – России или Украины. Речь идёт о людях, которые готовились и уже начали учить детей Купянска, Изюма, Балаклеи быть русскими, думать по-русски. В глазах украинских наци это уже само по себе преступление, и хорошо ещё если учеников не признают соучастниками и не отправят в какие-нибудь лагеря перевоспитания. О чем говорить, если сегодня на оставленных нами территориях преступлением считается любое взаимодействие с россиянами вплоть до получения гуманитарной помощи. 

Президент Украины Владимир Зеленский

Владимир Зеленский

По крайней мере украинская сторона не просто уверена в том, что попавшие к ней в руки учителя заслуживают наказания, но и пытается перевести вопрос в практическое русло, предлагая торг за их судьбу. Так, печально известный (и запрещенный в РФ) полк «Азов»*, проводящий зачистки на Харьковщине, интересуется возможностью обменять учителей на бойцов-«азовцев», попавших в плен в Мариуполе. Обменять или убить – такая предлагается дилемма.

Конечно, сейчас этот вопрос можно рассматривать чисто гипотетически, поскольку, кроме «Азова», на Украине есть СБУ, ВСУ и другие террористические организации, у которых есть свои заложники и свои требования. Но всё же если вопрос ставить именно так, в такой радикальной форме, то каков должен быть наш ответ?

Со времён капитуляции «Азовстали» произошло столько событий, что многое уже подзабылось. Напомню, что «азовцы» заслужили репутацию самых умелых и мотивированных бойцов, преданных Гитлеру и Сатане едва ли не больше, чем Украине как таковой. Любые слухи об их возможном обмене наша патриотическая общественность принимала в штыки: никаких обменов, только судить! Однако суд до сих пор так и не состоялся, а летом прошёл по крайней мере один обмен, в котором участвовали боевики «Азова». Тогда говорили: не стоит волноваться, это те, кто без рук или без ног, то есть уже не бойцы и в строй не вернутся.

Фото: AP

Но сегодня, кажется, уже не так важно, вернутся ли в строй «азовцы». Это, так сказать, боевые роботы старой модификации. Сегодня Украина мобилизовала сотни тысяч человек, и пусть это в основном пушечное мясо, однако десятки тысяч проходят подготовку в Великобритании и других странах НАТО. По некоторым данным, часть этих полчищ уже вступила в бой. А по другим сведениям, в Купянск, Волчанск и другие города заходили уже непосредственно наемники или регулярные войска из западных стран. На этом фоне былая ценность «Азова»* тает, как дым.

Напротив, внимание всей нашей страны к судьбе учителей, оставшихся в лапах врага, показывает, что общество осознаёт силу, заключённую в этих безоружных и беззащитных людях. Можно вспомнить приписываемую Бисмарком фразу: «Прусский учитель выиграл сражение при Садовой». Мы тоже, возможно, еще не опоздали вознести учителя на положенную ему высоту, и педагоги, доказавшие свою верность России в Харьковской области, ещё могут послужить нашей стране, закладывая фундамент для будущих побед. Обменять их на разрисованных свастиками громил – можно и нужно.       

На освобожденных территориях, часть которых (надеюсь, временно) вновь оказалась под украинской оккупацией, есть плодородные почвы, леса, реки, но их главное богатство – люди, сторонники России. Они и мы – один народ, и сейчас никаких усилий не должно быть жалко для того, чтобы эти люди не чувствовали себя брошенными.

*«Азов» – запрещен на территории России. Символика организации признана экстремистской в России и запрещена. 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ