Молчаливые свидетели старины

«Деревянные церкви Руси,

Перекошены древние стены.

Подойди и о многом спроси –

В этих стенах есть сердце и вены

(Рок-группа «Чёрный кофе»)

Прежде всего хочется предупредить, что автор данного исследования никоим образом не желает обидеть религиозные взгляды ни одной из конфессий Белоруссии. Тем более в личном плане не собирался задеть гражданские и патриотические и национальные чувства поляков или россиян, литовцев или украинцев. И мне совсем не хочется, чтобы по прочтении кто-то назвал меня националистом.

Просто хватит быть политкорректными, пора начинать новую эпоху в отношениях с соседями, не закрывая глаза на очевидные события прошлого.

Цель исследования: узнать, почему два братских народа, русские и белорусы, почти тысячелетие идут к братству, да так и не видно финала?

А попутно определить происхождение кое-каких исторических «ляпов» и националистических клише – кто такие «пшэки», «кацапы» и «москали»?

Исследование построено на незнакомых массовому читателю фактах.

Свидетельство правоты предлагаемого материала – ролик на первом Национальном канале РБ за 15.05.2004 года – «Открытые архивы. История БССР». В нем современные историки-составители советских учебников приносили извинения за подтасовку фактов и подчистку истории. По их словам, историей тогда управляли политики. Они преследовали цель: устранить лишнее, мешающее идее объединения пролетариев всех стран.

Исследование построено на каркасе памятников древности – православных и католических храмах, дошедших до нашего времени.

Они – свидетели смен княжеских и королевских династий, религиозных расколов, драм человеческих. Они видели то, что происходило на самом деле.

О чем же молчат эти стены?!

Если мы проявим чуткость и уважение к святыням, они нам в благодарность откроются и снова оживут, и снова застучат их сердца, и запульсируют вены. Итак…

Приход христианства на Русь. Что это был за процесс для глубоко верующего в язычество народа?

Византийские епископы с начала IX века занялись «просвещением» «темных» русинов, печенегов и половцев. Их попытки в христинизации северных народов были бы тщетными, если бы князь Владимир огнем и мечом не стал загонять в воды Днепра своих подданных.

Современники той эпохи, предки белорусов – балты, по свидетельствам, добровольно переняли чужую веру и пошли дальше в попытке синтезировать свою языческую культуру в новом выражении.

Сказано – сделано!. И уже через полстолетия мандат на постройку символов христианской веры – храмов Софии Византия выдала только трем городам: Киеву, Полоцку и Новгороду. То есть Русь и Лютва вступили в соперничество – чей храм взлетит выше к небесам! А, дорогой читатель, про Лютву не поняли? Это не описка – именно так определяли свое происхождение по зверю, которому поклонялись: волк – лютый на языках балтских славян. Отсюда лютичи, лютва, трансформация позднее в литву-литвины, так как писали на латыни, в которой 6 гласных букв всего-то. В телефонном справочнике города Бобруйска за 2004 год указано более 25 тысяч абонентов. На каждую букву алфавита приходилось в среднем по 1 000 фамилий. Так вот только Литвиновых-Литовченко и прочих производных более двух сотен! О чем-то это да говорит.

Киев первым построил свою Софию. Следом за Киевом Полоцк возвел свой семикупольный собор Святой Софии.

Вот она, краса и гордость Полоцкой земли (правда, у нее было другое обличие, красивее, чем это). Построен собор в 1050-1060 годах. Куда исчезли его 7 куполов – ниже.

Продолжаем. Полоцко-Новгородскими землями управляли представители достойной династии князей – Изяславичи.

Собор Святой Софии – не только заглавный храм – это крупный культурно-образовательный центр. Тут принималии послов, подписывали мирные договоры, держали государеву казну.

Это были времена расцвета полоцких земель.

Храмы Полоцка и Витебска стали свидетелями смерти в 1180 г. последнего князя династии «рагваложавых унукаў» – князя Всеслава Великого (Чародея).

Спасо-Преображенская церковь (современное название), построена в Полоцке в 1128-1161гг.

И они первыми увидели новых государей Лютвы – Миндовга, Тройдена, Гедымина.

Кароль Миндовг, которого полоцкое вече позвало на княжение для ведения боевых действий, был по национальной принадлежнасти прусаком.

Историки ошибочно считают Миндовга литовцем, поэтому тут же делают проекцию на название того народа, которым он управлял – местное население с легкой руки горе-историков стало называться литовцами.

Но ведь в это же время русины тоже позвали на княжение «легионера» из варягов Рюрика, и эти же российские историки не пытаются назвать местное население Новгорода в 862 году «свеями» (шведами) или «урманами» (норвежцами) по этнической принадлежности варягов. Так зачем нам, жителям современной Белоруссии, навязывают, что мы потомки каких-то литовцев, стерев следы литвинского происхождения?!

Новые князья Лютвы, а потом Ливонии, Литвы (как только нас не называли при переводе на другие языки!) вынужденно придерживались древних традиций данной им на княжение страны.

Они по рождению были католиками (как и требовалось европейским князьям и королям), но при вступлении на княжение полоцкими землями принимали првославие. И обороняли православие, приумножая его значение среди местного населения.

Однако так было до 1387 года, когда князь Ягайло кроме своего трона занял еще и польский. Тогда впервые католическая вера была признана государственной.

Что мы видим по архитектуре тех времен? А нет никакой архитектуры до Софии на наших землях. Почему? Давайте возьмем на вооружение «общепринятые» источники типа «Слова о полку Игореве» и сделаем вывод, что тогда на наших землях не было нужды строить сооружения социального (церкви, храмы) или оборонительного назначения. Все жили как минимум мирно, а как максимум – доминировали над племенами степняков и даже ходили на Царьград!

Почему же нашим предкам вдруг стали чужды русины что Киева, что Москвы, несмотря на их православие и общее дело в боевых походах минувших лет?!

А дело вот в чем.

Еще Ярослав Мудрый ввел в практику уничтожать все живое на вражеской земле – и женщин, и детей, так как дети потом отомстят.

Два его похода на Менск (полоцкие земли на ту пору) на стогодие «преобразили» те земли в пустыню. Полачане не простили Ярославу методы его княжения. Сын Рогнеды Рогволодовны, последней наследницы полоцких земель, так беспощадно стремился овладеть землями своих предков, что подтолкнуло полоцкое вече к выбору на княжение в пользу наемников с запада в противовес « братской» заботе с севера, юга и востока от окружавшей империи Я. Мудрого.

Вспомните, кто были основатели Москвы? Владимир Мономах – сын Ярослава Мудрого, а Ю. Долгорукий – его внук.

Долгорукий, Калита – прозвища сами говорят, какую политику проводили в отношении соседей потомки Ярослава Мудрого. Их действия отвернули единоверный народ лютвы от восточных, северных и южных соседей.Так предки нынешних белорусов впервые оказались в разных окопах с теми, с кем их сейчас позиционируют как братский народ.

Коложская церковь под Гродно, образована до 1183 г. как католический храм, сейчас Борисоглебская церковь.

А вот что нам нашептывают древние свидетели прошлого.

Почему народ, принявший православие в 862 году, стал строить храмы веры только через 300 лет? Ведь по архитектуре сооружения видно, что его назначение страшно далеко от молельни. А что нам подскажет язык наших предков? При первой же попытке поиска на белорусском языке упоминания о данном сооружении находим, что его считают «каложскiм храмам-кашцелем». Следующее действие: переводим значение слова «кашцель» – костел с белорусского языка, и оказывается, перевод означает «замок», то есть укрепление, здание оборонительного назначения! И поверьте, я там побывал – сооружение чуть меньше площади футбольного поля, но уходит под землю на три этажа и имеет ходы подземные для связи на расстояние до 1 км. Для чего такие подземелья? Да для хранения припасов и воды во время осады. То есть в этот период появилась необходимость защищаться от противника, которого раньше в этих землях не было. Строительство было вызвано не потребностью отправления религиозных обрядов, а политическими и военными соображениями.

Что нам смогут противопоставить упертые классики? Конечно, они тут же скажут, что эти замки построены в целях защиты от тевтонцев, но только не от нападений со стороны дружин Рюриковичей (кем и были князья Москвы, Киева и Новгорода). А мы что им в ответ? Так те же тевтонцы свои северные походы начали организовывать только в начале 13 века. А с пруссаками у нас вообще был договор на княжение.

Что мы видим еще? Церковь вовсе не была в те годы источником и носителем государственности. То есть верование было просто личным делом каждого гражданина. Но именно тогда произошел раскол веры на так называемых католиков и православных того периода. И свидетелем этого и стали София, Коложский замок и Спасо–Преображенское сооружение оборонительного назначения.

Что же привело к расколу?

Уже прорисовывались очертания нового государства на фундаменте полоцких земель – Великое княжество Литовское. Такой державе уже определенно понадобился источник государственности в условиях, когда не стало уважаемой династии правителей и трон присвоили потомки наемников-воевод, нанятых когда-то банально для ведения боевых действий в дальних странах. Но они стали снимать дань с тех, кого призваны были охранять.

Кто, как не церковь, способен призвать народ к смирению в такой непростой момент?!

О чем важно сказать, православная церковь ВКЛ по иерархическим условиям должна была сдавать процент пожертвований московскому митрополиту, ибо его рукополагал сам патриарх Константинополя.

А это значит, что деньги шли в страну, которая являлась политическим соперником того времени, и шли на ее укрепление. Так как именно церкви того периода взяли на себя обязанность найма служивых людей на защиту. Как так получилось, что Московия добилась религиозной власти над ВКЛ от Византии?

Тут понадобится экскурс в официальную историю.

980 год от Рождества Христова. К этому моменту свои епископства открыли и Киев, и Туров, Полоцк, Менск. Но только Киевское епископство переняло от Византии право на обрядовость. Киевским епископам дозволялось называться митрополитами, и очень быстро они стали митрополитами Всея Руси.

Это означало, что Византия намеревалась иметь дела с единым центром. И наделяла именно Киев полномочиями сбора пожертвований со всех епархий – Турова, Волыни, Черниговщины, Вильно, Полоцка. И часть средств позволялось оставлять у себя в Киеве.

В 1240 году Киев разрушил Батый. Греческий митрополит Киева то ли был убит, то ли сбежал в неизвестном направлении. И митрополия Киева заново возродилась под началом епископа-русина. Русины-митрополиты возглавляли Киевскую митрополию до 1300 года, когда вдруг ордынцы снова разрушили Киев. Тогда митрополит Киевский и Всея Руси сбежал в Суздаль, откуда продолжал руководство. Суздаль был тогда значительнее Москвы, и там верховодили потомки Ярослава Мудрого.

Киев снова ожил. Киевлянам снова понадобился митрополит, и тот был уже готов вернуться, но труса киевляне не приняли. Они запросили Царьград, чтобы им рукоположили нового митрополита. То же самое запросил и князь Московии Иван Калита. Москва на то время уже не была языческой. А судя по гравюрам того времени, она была оплотом арианства – унии мусульманства с православием. Что до сих пор нашло отражение в едином кресте с полумесяцем как символе веры.

Ордынцы Крыма своих единоверцев не обижали набегами. И вновь рукоположенный митрополит Петр выбрал местом престолонаследия не Киев, находящийся под угрозой, а защищенную Москву.

Киев остался без митрополии, ВКЛ тоже не у дел. А в те годы остаться без поддержки Рима или Царьграда было все равно что продолжать быть язычниками.

С канонической точки зрения самовольный переход митрополии из Киева в Москву (впрочем, как и в Суздаль чуть ранее) не оправдан церковными правилами.

Карфагенский собор святителей своим правилом запретил такое действие указом: «Да не будетъ позволено никакому епіскопу оставляти главное место своей кафедры и отходить к какой-либо церкви, в его епархіи состоящей, и оставляти попеченіе і прилежаніе о своём престолъ».

Митрополит Петр нарушил установление. Почему? Петр увидел в князе Калите защиту, а Калита тем самым приблизился к мечте всех Рюриковичей возглавить «Трэці Рым».

Это произошло в 1315 году.

Но уже повторно верующие киевских и литвинских земель затаили обиду на потомков Ярослава Мудрого, и ненависть обрела географический топоним: своих религиозных антагонистов стали звать москалями. Так как веру они свою купили, и даже при наличии православного митрополита она для них оставалась иной.

Киев стал считать Петра самозванцем, а литвины постараются отказаться от веры, к которой можно придти через «мамону»! На то время в ВКЛ православных жителей было около 2 млн прихожан. Что это против 200 тысяч в Москве?!

Идея осуществить «Трэці Рым» всколыхнула Вильно. Выбор для князей был непростой – стать популярными в двухмиллионном народе, приняв рукоположенного митрополита от Византии, или не терять связь с католическим Римом, но оставаться в его тени. Князь ВКЛ Гедымин, современник Калиты, обратился к Византии.

Но митрополит Киевский и Всея Руси (Московский) попросил Константинопольского патриарха не назначать на Литву митрополита. В Константинополь московский митрополит поехал вместе с Калитой, который пообещал направить церковные сборы как из Московии, так и с земель ВКЛ для охраны Гроба Господня. Предложение Калиты было как нельзя кстати, так как Византию грабили уже не только турки да арабы, но и крестоносцы-христиане.

Вот это была уже третья историческая несправедливость, подорвавшая возможность стать как минимум хорошими соседями, не говоря уже о братском народе.

Сынковичская церковь Апостола Михаила, построена под Зельвой в 1407 г. Первое упоминание в летописях в качестве кашцеля. Кашцель (костёл) – от герман. – Kastell – крепость, замок.

После 1431 г. сан митрополита Киевского и Всея Руси (Московского) и трон Москвы одновременно оказались пустыми. Молодой князь ВКЛ Свидригайло взял инициативу на себя и запросил перед Патриархом Константинополя нового митрополита.

Получилось. Но новый митрополит Герасим, быстро оценив ситуацию внутриправославья северных земель, проявил нейтральность к политическим делам.

Что сделал митрополит Герасим: его помазали на митрополию в Полоцке. Он, нарушая наказ Карфагенского собора, снова проехал мимо выделенной для него столицы-епископии и занял нейтральный географически между Москвой и Полоцком Смоленск.

Дипломатическое равновесие между ВКЛ и Москвой продержалось аж до 1487 года, когда Свидригайло Герасима все же свел в могилу. Чьи интересы преследовал митрополит Герасим? Что было бы, если бы он выбрал Полоцк? Третий Рим – вышел бы на политико-религиозную арену. Византия канула бы в лету. А так она продолжала получать подпитку от Ватикана.

Рим поставил в это время Царьграду условие: отойти от своей раскольнической веры и создать унию, то есть такое новообразование – принять католичество, но служить обряды на национальных языках. Так и произошло. Византия стала униатской.

А потом турки взяли Царьград в 1453 г., и патриарха Константинополя практически стали назначать мусульмане. Это было время утраченных возможностей.

В тот период достаточно было любому князю из уважаемой династии православных граждан ВКЛ и Москвы соединить в одну краину, и это могло осуществиться! Но правивший на Москве Василий II, внук Витовта, так для себя не определил: он литвин или московит.

После смерти митрополита Герасима Рим, к которому отошло теперь право назначать епископов, прислал своего митрополита Григория Болгарина. Он был униатом. Чужим. Но что интересно, засел в Новогрудке – землях католиков. То есть православные земли остались без «власти небесной».

А в это время в Европе набирали силу и крепли движения протестантов, лютеран и баптистов. На карте мира появились города, которые провозгласили себя свободными от власти пап римских и соответственно перестали платить церковную пошлину, оставляя значительные средства на собственные нужды. Горожане объединялись, скидывали местных князьков-воевод и отказывались от представителей религии, так как эти считали, что для разговора с Богом посредник в виде служителя церкви не нужен. Если мы слышим Бога, то Он нас тем более способен услышать. Самоуправление от власти небесной и власти государей добыли города Менск, Витебск, Полоцк.

Такое не по нраву было князькам восточных земель ВКЛ – гомельскому, мстиславскому и смоленскому. Они «попрасилися да Масквы».

Вот мы и вернулись из экскурса по правильной истории религий. И подошли к драме раскола одного народа на две конфессии и два государства. Заметьте, разговор уже ведем о гражданах бывшей ВКЛ. Иван III в 1492 г. услышал обращение к нему князьков восточных приграничных земель.

Под эгидой обороны единоверцев он обьявил ВКЛ войну. Казалось, вот оно – долгожданное братство православных народов. Но это так только выглядело.

Иван договорился с крымским ханом Менглы-Гиреем, что тот первым пройдется по землям ВКЛ, а после татар Иван, как спаситель, зайдет получить ключи от новых земель.

Но все планы стали известны. ВКЛ стало воевать и с ним. За 11 лет войны к Московии отошли только те, кто и хотел: Мстиславль, Гомель, Смоленск. Дружбу с татарами-мусульманами литвины Москве не простили. И это уже четвертый раз в истории народов-соседей.

К началу 1560 года Иван Грозный объявил Ливонскую войну. Периодические набеги нанятых степняков отбивались горожанами свободных городов какое-то время, пока у них хватало ресурсов. А тем временем князья и духовенство земель, верных церкви, объединяли свои силы, просили помощи на западе.

К тому же борьба стала приобретать окрас национально-освободительного движения. Что поспособствовало сближению католиков и православных княжества Литвинского. Начались серьезные разговоры об унии как форме солидарности.

А тем временем патриарх Царьграда выбрал на Москву уже даже не митрополита, как ранее, а патриарха «Маскоўскага і Усея Русі»! Чувствуете разницу?! И сам обратился ко всем верующим ВКЛ с пожеланием «Далучыцца да царквы Масквы»!

В 1577 г. вышла книга иезуита П. Скарги, в которой говорилось, что разница между православием и католичеством только в календаре, Запад, как более образованный, перешел на юлианский календарь и в быту, и в религии, а Восточная церковь оставалась на григорианском, и нужно, чтобы митрополит Киевский и Всея Руси (Виленский) вышел из-под власти патриарха Константинополя и напрямую подчинился Ватикану. При этом православным обещалось сохранение своих церковных обрядов на их языке.

Вот почему, когда в 1589 г. на Москву избрали патриарха, равного по статусу с Константинопольским (мечта И. Калиты), то в 1596 г. в противовес Москве, Берестейский собор известил об Униатской церкви .

Униатство не отличалось от православия. В литургической службе униаты пользовались местным языком. А в православии службы читали на церковнославянском.

И это выравняло позиции униатства с протестантизмом среди населения.

С 1612 г. в Москве безвластие… Используя этот момент, некоторые силы ВКЛ повели свои войска на Москву. Вот тут историки советской эпохи лукаво обвиняют в походах Лжедмитрия поляков. Но те в то время были заняты войной на два фронта со Швецией и с пруссаками. Ну куда им еще проблемы с Москвой?!

Читатель, узнай правду: отряды, которые посадили на трон Лжедмитриев, которых водил по лесам Иван Сусанин, были не из полякав. Их составляли шляхтичи из Витебска, Полоцка и Менска.

Виленско-новогрудские епископы попросили Дмитрия перенести к ним полномочия Московской патриархии! Эта идея совсем не понравилась патриарху Москвы.

Дальше все события совпадают с официальными источниками.

Патриарх спрятался в Троице-Сергиевой лавре, откуда вещал правду о переносе центров веры в Вильно. Святыню осадили православные войска, которые не могли стрелять по иконам, выставленным на крепостных стенах. Лавра не сдалась. Патриарх по Руси разослал обращения, где объяснял текущее положение дел в религиозной сфере и чем это обернется и кликал всех на борьбу с Дмитрием.

Откликнулись только нижегородцы, вера которых на тот момент была точно не православной, остальные земли воевать с единоверцами не собирались. Нижегородцев было мало. Запросили шведских наемников.

Далее вы знаете. Мордвины и башкиры, татары-степняки сожгли Полоцк и храм Софии и разорили земли так, что более столетия их некем было заселить. И началась на землях ВКЛ эпоха доминирования православия. А мы возвращаемся к внешнему облику храмов Белоруссии.

Но что видим в церковной архитектуре той поры? А ничего. Не строила Россия православные храмы по землям литвинским. Все храмы имеют датировку основания в период до середины 17 века, пока шел период богатого и пышного униатства. Архитектура униатского периода особая. Ее отличали смесь самобытных крепостей-замков с символами объединяющей веры: обратите внимание на обсиду любого храма той эпохи – обсида двухглавая, увенчанная шпилями. Двуглавая обсида – как символ объединения народа литвинского двух конфессий!

 

Это типовой храм рубежа 16 века. На фото: церковь Рождества Богородицы, построена в 16 веке. в Мураванке.

Все церквушки и храмы по Белоруссии от Верхнедвинских до Туравских святынь закладывались как униатские.

Что подтолкнуло меня к данному исследованию? Я заметил, что в Белоруссии попадаются католические храмы, почему-то украшенные куполами-луковичками. А заявляемые как православные церкви – носят украшения в виде католических шпилей. Такой диссонанс и привел к попытке покопаться в истории. Причем историю пошел искать в библиотеку Спасо-Георгиевского храма г. Бобруйска.

Ватикан за свои действия просил прощения перед верующими!

В этот исторический момент политического союза России и Белоруссии, на мой взгляд, очень вовремя бы было принесение извинений со стороны Патриарха Кирилла перед верующими всех конфессий Белоруссии. И это стало бы знаковым событием на пути исторического замысла объединения двух далеко не братских, но соседей, когда в прошлом у них была и одна вера, и долгое правление литвинских князей или их потомков на Москве.

Храмы и каштели не смогли донести до нас свое первоначальное обличие. Но они просят нас – и русских, и белорусов, таких же разных, как и они, просят наперекор истории, чтобы мы остались вместе. «Вместе искали к счастью пути», – это строки из гимна Белоруссии. К этому призывает нас вера, которая не может быть поделенной на правильную и неправильную, как неделима душа верующего! Об этом нам тихо шепчут деревянные храмы Руси.

Предлагаем вниманию читаталей очередную работу, присланную на конкурс исторической публицистики имени Александра Пыжикова.

В оригинале работа была написана на белорусском языке. Переведена автором. Мы провели корректуру орфографии и пунктуации. Стиль автора сохранён.

Редакция и «Новая Евразия» не разделяют некоторых мнений, выражаемых в материале. Однако работа показалась нам интересной и любопытной для ознакомления.

 Об авторе:

Родион Петрович Синицын. Родился в 1972 г. Проживает в городе Бобруйске Могилёвской области (Белоруссия). Работает тренером по плаванию.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии