Хармс в Питере. «Отменить» человека легко

10 месяцев назад

Музейный работник из Санкт-Петербурга Серафима Сапрыкина вечером в воскресенье опубликовала душераздирающую историю, мгновенно разлетевшуюся тысячей перепостов. Она рассказала, как, будучи педагогом-организатором в питерской гимназии № 168, была уволена в конце декабря якобы за то, что читала детям стихи Даниила Хармса и Александра Введенского.

Пост Сапрыкиной был написан очень манипулятивно и эмоционально.

«В конце декабря 2021 года директор гимназии № 168 Центрального района Санкт-Петербурга (Школа у Лавры) Лебедева Светлана Андреевна (возраст за 80 лет, директорствует уже 30 лет и уходить совершенно не намерена) вызвала меня, Сапрыкину Серафиму Олеговну, работающую в должности педагога-организатора, и с пугающе искаженным гневом лицом приказала мне уволиться, т. к. я читала десятиклассникам стихи «врагов народа» и «пособников фашистов» Введенского Александра Ивановича и Хармса Даниила Ивановича. Эти люди, по выражению директора, были заслуженно схвачены НКВД и умучены за свои «преступления», и их стихи можно обсуждать только «на ваших богемных кухнях», – вот такие, например, пассажи содержатся в тексте Сапрыкиной, которая называет ситуацию «новым 37-м».

При этом Хармс содержится в школьной программе; что же за незадача? Возможно, это личный произвол директрисы, определенные возрастные изменения у немолодой женщины, как предположила часть читателей?

Обратимся к интервью Сапрыкиной для «Фонтанки».

«…– А больше всего на свете я хотела бы работать в «Мемориале»* (организация, признанная Минюстом РФ НКО-иноагентом, ликвидирована решением Верховного суда РФ в декабре 2021 года. – прим. ред.), чтобы память о репрессированных людях не терялась. (…) Вы спросили, что я пережила за три часа после публикации поста. Лучше спросите, что я пережила за полтора месяца с момента увольнения. А пережила я, наверное, всё, что переживал человек в тридцатые годы.

– Почему? Никого же к стенке не ставят и ГУЛАГа нет?

– Казалось бы, да. Но при этом меня увольняют за то, что я читаю стихи «врагов народа». И я боюсь, что больше не устроюсь на работу, если подам голос».

Там же Сапрыкина подтверждает, что уволилась после разговора с директрисой сама, потому что «в этой системе достаточно намека, что вас в учреждении больше видеть не хотят».

В комментариях к своей записи Сапрыкина пишет: «Я хочу, чтобы эта старуха (по-видимому, директриса, – прим. ред.) вывалилась из окна, прости Господи». Или вот такое: «Я мистик и желаю ей встретиться с ними там, в запределье. Может че поймет» (орфография авторская, – прим. ред.)

Ну а потом, в понедельник, «Петербургский дневник» связался с директрисой гимназии Светланой Лебедевой, которая и объяснила, что конфликт с Сапрыкиной, проработавшей в школе всего четыре месяца, возник из-за того, что последняя самостоятельно приняла решение изменить учебный план, не согласовав это с руководством.

«Я очень огорчилась от сложившей ситуации. Все дело в том, что совершенно неожиданно для нас наша ответственная за работу с детьми поступила не совсем корректно, самостоятельно решая, какие занятия проводить. У воспитательной службы есть план работы, в котором расписаны все школьные мероприятия», –

цитирует Лебедеву «Петербургский дневник». По словам директора, по плану в тот день стояло занятие, посвященное битве под Москвой, однако Серафима Сапрыкина решила заменить эту тему на поэзию Хармса и Введенского. Лебедева подчеркнула, что произведения Хармса входят в школьную программу по литературе, однако в тот день урок должен был быть посвящен другой теме. И, разумеется, про врагов народа в разговоре директора и учительницы не говорилось.

Таким образом, из «нового 37-го» мы пришли к банальному конфликту молодой учительницы и пожилой директрисы из-за учебного плана. Причем учительница не скрывает: она самостоятельно приняла решение уволиться, решив, что теперь ей жизни не будет. Вообще, ни в этой школе, ни в системе образования. Ну вот такая драматическая учительница.

Возможно, занятие, посвященное Хармсу и Введенскому, было интереснее, чем запланированный урок про битву под Москвой. Возможно, ситуация в сфере образования далека от идеала, и учитель может в какой-то момент оказаться беззащитным перед руководством. Все это реальные проблемы.

А «новый 37-й, уволили из-за Хармса» – нет.

Это, простите, очередной «мальчик с синими шкурками».

Удивляет то, как много людей бросились распространять пост Сапрыкиной, заведомо манипулятивный и вызывающий серьезные сомнения. Верифицировать информацию, интересоваться мнением другой стороны конфликта? Нет. Ведь есть же пост в социальной сети. Этого достаточно, чтобы желать смерти пожилой директрисе. Достаточно, чтобы ругать всю Россию скопом. Никто даже не задумался о том, что Хармс включен в школьную программу, никто не попытался расспросить Сапрыкину о подробностях.

«Вы не рефлексируйте, вы распространяйте».

Это страшно, в конце концов. Это демонстрирует: чтобы «отменить» человека, сейчас достаточно слова пострадавшей стороны. И даже если обвиняемый попытается оправдаться, его услышат далеко не все. Большинство уже восприняло эмоциональную манипуляцию, их не интересует правда. У них правда своя собственная.

«Отменить» стало очень легко.

Каждый может оказаться на месте директора гимназии № 168.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ