Пересборка отечественной матрицы

4 месяца назад

Под занавес 1991 года Борис Ельцин, ставший полноправным хозяином России, в своем телеобращении к растерянной стране проговорил, что «поражение потерпела не Россия, а коммунистическая идея», навязанный стране в 1917 году эксперимент. Теперь он к всеобщему ликованию завершен, но Россия принимает удручающее наследство. «Ощущение такое, что на нашей земле хозяйничал враг…», – проговорил Борис Николаевич.

Первый президент России Борис Николаевич Ельцин принимает присягу (1991) - Ельцин Центр

Эти высказывания на долгие годы стали главной идеологической догмой, через призму которой следовало смотреть на советский период отечественной истории. Сам шоковый характер последующих лет, их лихость и беспредельность оправдывались пугающим образом этого «врага», который вот-вот вернется и будет еще хуже. Та же приватизация, ставшая глубокой национальной травмой и символом колоссального унижения, оправдывалась исключительно постулатом «не допустить возврата». Этот императив, поставленный над законом, являлся формой алиби для чего угодно.

Сейчас главные догмы того времени, ставшие тараном для разрушения советской системы ценностей, лишь пошатнулись. До сих пор сильно революционное мифотворчество тех времен, хотя и наступило четкое понимание, что поражение в том же 91-м потерпела вовсе не «коммунистическая идея», а «историческая Россия», и это уже проговаривается на самом высоком уровне. Хоть и продолжают во многих бедах современной России клясть большевиков, но постепенно происходит осознание того, что «советская матрица» в общем-то не сильно отличалась от той самой «исторической России».

«Советская матрица» – новый сборник блестящего отечественного мыслителя Сергея Кара-Мурзы. Обозначенный тираж книги удручающий – всего 200 экземпляров. Это к вопросу о том, как сложно происходит преодоление фантомов и идеологических миражей эпохи распада.

Советская матрица (Кара-Мурза С.) - купить книгу с доставкой в интернет-магазине «Читай-город». ISBN: 978-5-00180-412-3

Рассуждения Кара-Мурзы близки к закону «социальной регенерации», который в свое время сформулировал Александр Зиновьев. Исходя из него, Россия вернется к чему-то схожему с советской системой, которая, по сути, наследовала и развила дореволюционную традицию. Речь у Зиновьева шла о едином цивилизационном пути: «Если социальная система разрушена, но сохранился тот же человеческий материал и геополитические условия его существования, то новая система создается во многих отношениях близкой к разрушенной». Поэтому, по его словам, новая российская система будет близка к советской.

Вот и Сергей Кара-Мурза пишет, что после периода хаоса «в России возобладают различные социальные формы советского уклада, пусть даже с мимикрией под капитализм».

Другой важный посыл: не стоит прятаться за «черный миф» и только через него воспринимать ту же советскую историю. Так демонизация русской революции 1917 года – «признак редкостной глупости». Мыслитель также отмечает, что вся антисоветская риторика, которую приходится наблюдать, является «свидетельством глубокого интеллектуального регресса» и повторением ошибок позднесоветской властной верхушки, пребывавшей в «мировоззренческом вакууме и идеологическом застое», не знавшей ни страны, ни системы, которая в ней развивалась.

«Дело ведь не в том, нравятся тебе или не нравятся такие катастрофы. Если они порождены твоим народом, их надо знать и понимать…», – пишет Кара-Мурза. Изучение же революции необходимо еще и потому, что, по его мнению, «она продолжается». Это продолжение рассматривается как столкновение Февраля – либерально-западнического проекта, разрушившего государство и разогнавшего империю, и Октября – советского вектора с «самодержавно-народным» типом государственности, ставшего энергией той самой «социальной регенерации» и восстановившей империю на новых основаниях. Отсюда и Гражданская война стала «войной Февраля с Октябрем», то есть «столкновением двух революционных проектов».

По сути, современность и характеризуется «борьбой двух революционных движений». Горбачёв, окрестивший свою перестройку новой революций, возродил энергии Февраля. Они не изжиты до сих пор, мало того, страну все еще преследуют признаки и соблазны перестройки 2.0.

Мыслитель ставит в заслугу советскому строю то, что он «преодолел цивилизационную раздвоенность России, соединил «западников и славянофилов»». Сделано это было путем синтеза традиционных отечественных представлений с идеалами прогресса и просвещения. Этот модернизационный проект принципиально отличался, например, от реформ Петра I, он строился «не в конфронтации с традиционной Россией, а с опорой на ее главные культурные ресурсы». Важное замечание, свидетельствующее о том, что «советская матрица» является развитием традиционной или «исторической России», которая «в облике СССР стала сверхдержавой, а русские – полноправной нацией». Подобное удалось достигнуть тем, что, по мнению автора «Советской матрицы», большевики «нашли способ «пересобрать» русский народ, а затем и вновь собрать земли «империи» на новой основе – как СССР».

Кара-Мурза формулирует: «Советский строй – это реализация цивилизационного проекта, рожденного Россией и лежащего в русле ее истории и культуры». Октябрь в России восстановил «традиционное общество в облике СССР».

Собственно, сейчас также необходима подобная «пересборка», поэтому к советскому опыту следует подходить не с инерционных позиций очернения и отрицания, а  познания и понимания. Все потому, что нынешнее жизнеустройство в стране «складывается не как отрицание исчерпавшего свой потенциал капитализма, а как спасение от вторжения аномального порядка, разрушающего национальную культуру и страну в целом». Всему этому мешает мышление в «структуре мифа», в той самой системе манипуляции сознанием, развившейся здесь еще во времена перестройки. Штампы этого идеологического мифа достаточно устойчивы, до сих пор влияют на массы и внедряются им, разрывая общую логику отечественной истории на хаотические лоскуты.

Речь идет в том числе о манипулятивной мифологии относительно причин гибели СССР. Прочно внедренного штампа, принимаемого на веру, о «нефтяной игле», на которой якобы сидел Союз. О том, что разрушение страны – последствие тяжелейшего кризиса и запоздалого начала реформ. Кара-Мурза пишет, что за годы, прошедшие с момента развала, «люди, обладай они минимальной способностью к рефлексии, могли убедиться в ложности этого штампа, но этого не произошло. Навык критического анализа и рефлексии в отношении экономических процессов утрачен». Все это последствие диктата идеологических установок, воспринимающихся аксиомами, пришедших на смену советской системе.

Кара-Мурза же аргументировано утверждает, что «кризис был создан при демонтаже советской системы». Он отмечает, что «разрушение финансовой системы и потребительского рынка в 1988–1990 годах вызвало шок, который и использовали политики для уничтожения СССР». Понятно, что все это было прикрыто мифом об обреченности Советского Союза.

Мыслитель в «Советской матрице» также пишет и об иррациональных причинах вражды Запада к России, которая «выросла как цивилизация, альтернативная Западу». Этот «иррациональный и архаический дискурс» вражды вырастал из древнеримских понятий «законной войны» и «незаконного врага» с наложением средневекового ветхозаветного императива об «обязательной священной войне» против зла. В картине мира тех же Штатов как раз Россия выступает источником зла и «незаконным врагом» или как «враждебный Иной». В этом плане Россия никогда не сможет ощущать себя Западом, а он ее не примет, разве что в статусе своей безнадежной периферии, на которую он будет экспортировать хаос. Само стремление стать Западом ущербно, потому как контрпродуктивно и развивает лишь комплексы неполноценности.

Книга начинается с утверждения, что постсоветское общество и государство пребывают в затяжном и глубоком кризисе. При этом никто не может даже «дать ясного изложения его природы». Вместо этого мы блуждаем в темном лесу идеологических штампов. В Советском Союзе были одни, которые мешали понять и распознать реальность, сейчас – другие. Такое ощущение, что верхи, которые провели свою перестроечную революцию сверху, наступают на прежние грабли и пребывают в своей фантомной реальности, плохо понимая о сущности отечественных цивилизационных процессов, сшивающих весь исторический путь. Отсюда и нынешняя растерянность, и топтание на месте, и совершенная невозможность разглядеть контуры будущего, а то и страх перед ним, и неспособность выстраивания долгосрочных перспектив. Отсюда и ощущение, что попросту кидаем костяшки, а там будь что будет.

России необходима большая внутренняя работа по самопознанию, лишенная каких бы то ни было идеологических установок. Только так можно понять логику единого цивилизационного пути.

И в заключение еще цитата из книги Кара-Мурзы, пишущего о необходимости ухода от «войны призраков»: «Тратить время и силы на прославление Колчака или Чапаева сейчас бесполезно, они нам сегодня не помогут. Надо искать решения уже в той реальности, которая создана за годы постсоветской жизни. Это уже целый исторический период». Это важный посыл для преодоления устойчивого нигилизма по отношению к современности.

 

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Андрей
Андрей
3 месяцев назад

Блестяще! Поистине чудесно наблюдать, как то, что висит в воздухе, какой-нибудь автор умудряется почувствовать и выдает это ощущение в текстовой форме.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ