Как Лукашенко заставил Кремль плясать под свою дудку

Что и требовалось доказать: Лукашенко даже близко не думает о том, чтобы уйти на заслуженный (в его случае – уже «переслуженный») отдых, наоборот, все его помыслы сконцентрированы на том, чтобы остаться у власти. О чем нам и говорит проект новой Конституции, который одновременно является и ответом Кремлю на его чаяния по поводу Союзного государства (читай: объединения России и Белоруссии). Ответом, отмечу, сугубо отрицательным (и это – мягко говоря), но, что самое интересное, ставшим вообще возможным из-за действия самого Кремля (ирония судьбы не заставляет себя долго ждать).

Александр Лукашенко. Фото: Ronald Zak / AP

Собственно говоря, новая белорусская Конституция Кремлю была не нужна. Кремлю нужно было легитимировать уход строптивого Александра Григорьевича, сводящего на нет все планы/усилия по интеграции: чтобы он покинул свой пост не под давлением обстоятельств, не из-за недовольства подавляющего числа белорусов, не в связи с прошедшей прошлым летом (правда, неудавшейся и жестко подавленной) революцией, а исходя из самой политической логики и принципа сменяемости власти. Иначе – нужно было соблюсти внешние приличия, чтобы данную ситуацию нельзя было даже переложить на внутрироссийскую. Этим и руководствовался Кремль, оказывая политическую и экономическую поддержку белорусскому диктатору. Особенно сразу после президентских выборов в Белоруссии и вспыхнувших массовых протестов. В обмен на что ново-староиспеченный (и уже нелегитимный) белорусский президент и должен был спокойненько освободить место, инициировав поправки в Конституцию, после референдума по которой, по идее, должны были бы состояться новые президентские выборы, на которых – надо полагать, это было в планах Кремля – победил бы пророссийский кандидат, а сам Александр Григорьевич ушел бы на почетную пенсию

Но ничего этого не произошло и, думается, уже не произойдет. Свои обязательства Лукашенко, правда, выполнил: проект новой Конституции готов и, по всей видимости, в феврале состоится референдум, на котором новый Основной закон – а в этом кто-нибудь сомневается? – и будет принят. Но это, исходя из проекта новой Конституции, ничего не меняет: Лукашенко не собирается расставаться с властью, а если такое и случится, то в документе прописаны такие лазейки и гарантии, что можно даже не фантазировать на эту тему: власть де-факто по-прежнему останется в руках Александра Григорьевича – даже если президентом (номинально) будет кто-то другой. И, по всей видимости, ставленник Лукашенко, а не пророссийский кандидат и уж тем более не тот политик, которого бы поддержал народ Белоруссии.

Но это – в крайнем случае. Повторюсь: Александр Григорьевич покамест никуда не собирается, на что указывает, например, положение, согласно которому один и тот же человек может занимать президентский пост не более двух сроков (раньше – таких ограничений не было). Вроде бы это уступка либеральному обществу и вообще всему населению Белоруссии, уставшему от бессменного президента. Но в том-то все и дело, что – не более чем «вроде бы», поскольку, думается, никто даже не сомневается, что Лукашенко как спаситель страны и борец за ее суверенитет будет участвовать в выборах, что автоматически – по крайней мере, исходя из сегодняшней конъюнктуры – делает его победителем. Причем этими двумя сроками Александр Григорьевич сможет воспользоваться уже после того, как истечет срок его нынешних полномочий на президентском посту. То есть теоретически у Лукашенко в запасе более тринадцати лет (а потом, если здоровье позволит, можно снова будет изменить конституцию). Ну чего еще желать?

Но это – один из сценариев. В Конституции заложен и запасной: на тот случай, если обстановка станет уж совсем тяжелой и горячей (то ли Запад окончательно задавит санкциями, то ли «старший брат» не на шутку осерчает на «младшего»; ясно, что мнение простых белорусов при таком раскладе не учитывается). Тогда да, Лукашенко может и уйти с поста, оставив за собой лишь должность председателя Всебелорусского народного собрания (ВНС), аналога российского Госсовета и формально очень влиятельного органа, которому, согласно новой Конституции, передается немало полномочий – вплоть до права сместить президента с занимаемой должности «в случае систематического или грубого нарушения Конституции либо совершения государственной измены или иного тяжкого преступления». Понятно, что на этом посту и при поддержке силового блока Александр Григорьевич может полностью контролировать своего «преемника», который, надо полагать, лишится поста, едва сделав любой шаг, который Александр Григорьевич расценит как нарушение белорусского суверенитета, то есть выпад против себя (не будем забывать, что в представлении Лукашенко – он и есть Белоруссия). Поэтому здесь даже речи не идет о ситуации – потенциальной, но все же – «двоевластия», что отмечает ряд экспертов, например, политический обозреватель Петр Кузнецов. В случае отставки Лукашенко и перехода его в ВНС будущий президент (допустим, та же Наталья Кочанова, которая ныне занимает пост председателя Совета Республики) – будет лишь номинальной фигурой, имеющей весьма ограниченное число рычагов влияния (так, даже премьера, главу Нацбанка, генпрокурора президент сможет назначать лишь с согласия ВНС, то есть самого Лукашенко, а назначение глав судов и ЦИК и вовсе остается за ВНС).

Но что-то подсказывает, что в ближайшем будущем этот сценарий не реализуется (если только Кремль не станет нажимать на экс-батьку уж совсем не по-детски). Все-таки некие риски в нем наличествуют: новый президент может ведь и вступить в «преступный сговор» с Кремлем, а то и с «коллективным Западом», чтобы освободиться от назойливого контроля со стороны Александра Григорьевича, которому при таком раскладе светят не слишком радужные перспективы – вплоть до Гааги (а дело на Лукашенко уже там!). И все «заботливо» прописанные в новой Конституции гарантии, в частности положение, по которому человека, покинувшего должность президента, нельзя привлечь «к ответственности за действия, совершенные в связи с осуществлением им президентских полномочий», – не спасут (надо полагать, что в этом случае новая Конституция будет вообще отменена). И это белорусский диктатор понимает очень хорошо. Поэтому будет держаться за президентское кресло до последнего, параллельно готовя пути отхода, чтобы в случае чего – преемник даже пикнуть не смел, зажатый в железных ладонях Александра Григорьевича.

Для Кремля же такая конъюнктура означает только одно: никакой интеграции не будет. Что бы там периодически не говорили приспешники диктатора, разумеется, с позволения последнего, или даже он сам. Ибо любые интеграционные процессы – это в том или ином виде ущемление власти Лукашенко, а на такое он не пойдет (для него это, создается такое чувство, как сменить пол). К тому же Александр Григорьевич не забыл отметить этот момент и в новом Основном законе, в преамбуле которого говорится, что народ Белоруссии стремится обеспечить независимость своей страны. И тут уж, будьте уверены, Лукашенко будет на стороне народа, то есть самого себя (не забываем, что, по его мнению, он и есть Белоруссия). Поэтому никаких сближений, кроме тех, что выгодны самому Лукашенко и связаны с финансовыми потоками из России, в рамках Союзного государства не будет. Ну разве пойдет Александр Григорьевич против Конституции, которою писали под него? Ответ, думается, очевиден.

И, что самое интересное, Кремлю – по крайней мере на сегодняшний день – придется смириться с таким положением дел, продолжив не только финансировать белорусского диктатора в рабочем режиме, но и покрывать все выпадающие доходы страны, возникшие вследствие американских и европейских санкций (Лукашенко уже выкатил России счет на 3,5 млрд долларов, и это – только начало). Можно сказать, что Кремль в этом плане попал в ловушку собственного изготовления, так как начатая Россией игра на обострение против Запада («ультиматум Путина») заметно снижает возможность маневрирования: Кремль не может себе позволить лишиться одного из главных геополитических союзников на постсоветском пространстве. А в том, что Лукашенко начнет делать реверансы Западу, если Россия откажется платить, сомнений нет ни у кого: как уже не раз показывала практика, Александр Григорьевич, не моргнув глазом, «кинет» «старшего брата» ради своего политического (и не только) выживания.

Поэтому Кремлю не остается ничего другого, кроме как изобразить «хорошую мину при плохой игре» (мол, мы не можем отказать в помощи братскому народу и проч.) и пойти на все, ну или на большую часть условий Александра Григорьевича, который, надо отметить, очень чутко чувствует политическую ситуацию: до обострения на «западном треке» такой ход был бы неприемлем, а сейчас Кремлю просто нечего противопоставить белорусскому диктатору, который ко всему прочему еще является и партнером России по гибридной войне против Запада (миграционный кризис на белорусско-польской границе). И пока не запахнет оттепелью в отношениях с Западом (а ей в ближайшее время не запахнет – не надо и надеяться), Кремль будет вынужден потакать всем прихотям Лукашенко, не требуя ничего взамен (ну разве что кроме грозной антизападной риторики). Тем самым признавая полную и безоговорочную победу Александра Григорьевича, который, воспользовавшись геополитическими играми Кремля, заставил последнего плясать под свою дудку. Причем в тот самый момент, когда уже казалось, что от объединения с Россией ему не отвертеться. А он не только отвертелся, но еще и занял наиболее – в его случае – выгодную позицию, как бы иллюстрируя известный тезис, что политика есть искусство возможного.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии