Алексей Колобродов: ЛЕЙТЕНАНТЫ И ЦИФРОВИКИ

6 дней назад

Минцифра: «Запланировано проведение творческих встреч (6 встреч) писателей; проведение круглого стола по проблемам издания переводов на иностранные языки русской литературы, по проблемам авторских прав в сфере печатных и электронных изданий и другим проблемам книжной отрасли; проведение круглого стола, посвященного обсуждению творчества писателей-фронтовиков в рамках общероссийского проекта «Год лейтенантской прозы» (В. Астафьев – 100 лет, Б. Васильев – 100 лет, Б. Окуджава – 100 лет и др.)».

Алексей Колобродов

Алексей Колобродов

Уровень литературной компетенции минцифровиков демонстрирует ключевая позиция, где к «лейтенантской прозе» ничтоже сумняшеся отнесены столетние юбиляры Виктор Астафьев, Борис Васильев и Булат Окуджава. Всё трое строгому, имеющему очевидный набор критериев явлению «лейтенантской прозы» не просто параллельны, но подчас противоположны.

Мне уже приходилось говорить, что главный роман Астафьева о войне «Прокляты и убиты» – затея во многом даже не внутрилитературная, а сугубо внутриписательская, он оппонировал, даже на уровне названия, Шолохову, «Они сражались за Родину», которого, при всей своей мизантропии, ненавидел как-то особенно оголтело, и равнялся на Солженицына, пытаясь создать что-то вроде «Архипелага Гулаг» на военном материале. Кстати, и сам Солж, вернувшись в Россию в девяностые, вдруг взревновал «лейтенантов» и к войне, и к литературе и решил заменить собою всё направление, опубликовав несколько военных текстов (прежде всего «Адлиг Швенкиттен», «Желябугские Выселки», «На краях»). О литературных достоинствах их высказываться здесь не буду, да и само наличие их сомнительно, а задамся простым вопросом: что помешало Александру Исаичу написать о своей войне в те же 60-е, влившись, а то и возглавив славную «лейтенанскую» когорту? Да известно что.

«Прокляты и убиты» – непомерно растянутый физиологический очерк, сюжетные линии в котором мерцают и теряются, подчас не успевая возникнуть, а столь же немотивированно появляющиеся и пропадающие персонажи работают не на замысел, а на хаос. (Впрочем, может, по Астафьеву хаос и был замыслом). В то время как лучшие тексты «лейтенантской прозы» всегда композиционно совершенны, имеют стройную фабулу и совершенно чётко вписывающихся в историко-социальный архетип героев. Пример великолепной романной архитектуры – «Горячий снег» Юрия Бондарева. С войной на разных уровнях, от окопного до метафизического, бело-чёрно-красной гаммой и стихиями, на равных, вместе с людьми и машинами, участвующими в битве.

1-23 ноября 1984 г. СССР. Москва. Лауреат Ленинской премии и двух Государственных премий СССР, депутат Верховного Совета РСФСР, писатель и сценарист Юрий Васильевич Бондарев. Фото: Константин Тарусов/ТАСС

Опять же, на недавнем юбилейном вечере Бориса Васильева, где старика-писателя нещадно засахаривали, поливая мёдом и вареньем, я говорил, что относить его к «лейтенантской прозе» как минимум некорректно. Поскольку Васильев по-своему виртуозно решил для себя проблему – как не оказаться в известной когорте вторым или даже третьим рядом (а объективно это так). Он взял и заменил мальчишек – девчонками. Получилось романтично, мелодраматично, эротично, сентиментально, не слишком правдоподобно, любимо народом – но своё законное, и подчеркну – отдельное место в литературе о войне Борис Васильев застолбил.

Что до Окуджавы – он, всю вторую половину жизни полагавший себя аристократом, вынужденным жить тут среди сплошных холопей и смердов, парадоксальным образом написал несколько народных песен о войне. Замечательно; но какое это имеет отношение к «лейтенантской прозе»? Разве что через год рождения автора – 1924-й…

Эх, литературоведы в цифре…

  • S. Мне тут объясняют, что дело не в низкой литературной компетенции минцифровиков, а в политике – чиновники продвигают идеологически близких авторов, поскольку все трое были антисоветчиками. (И подписантами печально известного «Письма 42», «Раздавите гадину!» в октябре 1993 г. – добавлю). Конечно, всё так, и я просто не стал этого капитана очевидность прописывать. Однако сейчас подумал, что претензия здесь выше, демиургическая такая, – полностью заменить смыслы и знак совершенно советского, при всех нюансах, явления «лейтенантской прозы». Подловатая эта акция направлена прежде всего против основоположника Юрия Бондарева (напомню, тоже юбиляра этого года), которому они ничего, похоже, не забыли и не простили. 

Интересно, что вместе с Бондаревым предпочитают замалчивать и «своего» Григория Бакланова, бондаревского многие годы друга, а потом оппонента, – прозу лейтенантов они начинали вместе в 1957 году (у Бондарева – «Батальоны просят огня», у Бакланова – «Южнее главного удара»). При всех поздних «демократических» заслугах Бакланова в координатах «лейтенантской прозы» оба писателя слишком рядом, одно имя неизбежно рифмуется с другим. Так что «лучше не надо».



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ