Александр Пелевин: «Нам повезло жить в учебнике истории, в котором, возможно, мы все погибнем, а возможно, вознесемся до уровня полубогов»

7 месяцев назад

После начала специальной военной операции российское общество довольно четко поделилось на фракции. Без дополнительных социальных исследований, как говорится, «невооруженным глазом» можно было увидеть тех, кто был резко против (они в ощутимом количестве уехали из страны); тех, кто был формально за, но только до тех пор, пока того требует руководство; тех, кто осознанно и действенно поддерживал СВО (их стали называть военно-гражданское или z-сообщество); и – как бы это ни было печально – тех, кому на самом деле вообще всё равно (об этом не принято говорить, но такие знакомые есть, пожалуй, у каждого из нас). 

Пелевин

Фото: Телеграм-канал А. Пелевина

Сегодня мы обсуждаем с писателем Александром Пелевиным промежуточный итог спецоперации в разрезе общественных настроений, народных ожиданий и чаяний. 

«ВН»: – Саша, не кажется ли тебе, что сегодня z-сообщество оказалось наособицу, о чем на языковом уровне свидетельствует само это клише «z-патриот»?

– Черт его знает, я такого не наблюдаю. Но возможно, всё-таки в обществе появляется некоторая усталость от этой движухи, потому что невозможно быть взвинченными всё время. Может быть… В целом я не вижу затухания народной мощи, которая сейчас идет. Но это сложный вопрос. 

«ВН»: – Ты ведь помнишь, как в первый год СВО ожидали, что сейчас коренным образом поменяется культура России, фронтовики придут во власть. Но определенные надежды z-патриотов пока не оправдались?

– Надежды надеждами, но реальность такова, какая она есть. Конечно, было бы здорово, если бы сейчас стали снимать хорошие фильмы об СВО и кто-то в губернаторы пошел или если бы появилось хотя бы какое-то новое мощное СМИ. Мы сейчас с товарищами пытаемся этим заняться, но это очень медленно продвигается. Эта медленность тоже раздражает. 

У нас очень инертное общество, всё боится перемен, как бы чего не вышло. Всё боятся излишне перегнуть палку с z-идеологией. 

Игорь Стрелков (Гиркин). Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

«ВН»: – Ты говоришь, что аналитику смотреть бесполезно. Не возникает ли у тебя самого определенного выгорания из-за того, что новых функций у z-патриотов не появляется? 

– Устаю, все устают. А что ещё делать? Надо работать дальше. Усталость усталостью, но на фронте парни устают в разы сильнее, чем мы в тылу. 

«ВН»: – Мы тут не претендуем на сравнение. Но ведь гражданский мир огромен, и в нем каждый для себя что-то решает, от чего тоже зависит жизнь страны. На этом фоне кто-то запил, кто-то занялся личной жизнью, кто-то ушел в творчество. 

– Вариант третий – идеальный. Я призываю всех, кто от чего-то устал и хотел бы как-то работать, собрать силы в кучку и заниматься полезным творчеством. Будьте реалистами – требуйте невозможного. И так далее. 

Александр Пелевин

Александр Пелевин

«ВН»: – Надо заметить, «совесть нации» за границей тоже демонстрирует признаки усталости. Некоторые просятся назад, просят у россиян прощения. 

– Мне для того, чтобы следить за «совестью нации», хватает паблика «Жизнь насекомых». Это всё, что мне нужно о них знать. В общем-то, вся эта публика стала настолько самопародийной, сама не замечая того. Это какая-то дикая смесь смеха и горя. Уделять им больше внимания, чем просто поржать над ними, смысла нет. 

«ВН»: – У нас в обществе есть еще немало людей, вполне гласная позиция которых – «мне вообще всё равно». Как ты относишься к ним?

– Я знаком с такой позицией, но в моем кругу общения таких людей очень мало – человека два. Что смысл их обсуждать? Получается, что эти люди не представляют собой абсолютно ничего. То есть это как обсуждать камень, землю, дерево, табуретку. От таких людей нашему бытию ни холодно ни жарко, они никак на него не влияют. От них ни пользы, ни вреда. Но если фронт придет к ним, то они пойдут. Если будет некуда деваться, то им придется. 

Александр Пелевин, Анна Долгарева и Дмитрий Филиппов

Я не думаю, что это какой-то феномен. Такие люди были всегда, во все эпохи. Типа «не трогайте меня, я тут сижу, починяю примус, никому не мешаю». Это абсолютно нормально. Я не хочу оскорблять народ, это обычные люди. Если им пофиг на происходящее, то пусть так. 

«ВН»: – Политологи называют нечто похожее в электоральном смысле «болотом». Но я хочу заметить, что это так называемое «болото» переодически «зацветает» в переломные моменты. И вдруг в 1991 году выясняется, что как раз среди таких рядовых советских граждан (Акакиев Акакиевичей), которым «всё равно», оказываются новые миллиардеры, организаторы всяких «МММ», рэкетиры, валютные проститутки и так далее. 

– Когда политика приходит в твой дом, тебе резко перестает быть «всё равно». Это логично. «Болото» не может быть всегда ровным и тихим. Особенно такие вещи, как войны, революции и перевороты, всегда это «болото» очень сильно перетряхивают – и в нем могут обнаружиться удивительные «черти». 

Фото: Игорь Зотин/ТАСС

Я думаю, что в итоге всех этих событий конца света не будет. Но нам повезло жить в учебнике истории, в котором, возможно, мы все погибнем, а возможно, вознесемся до уровня полубогов. Мы живем буквально в буре. О другой жизни я уже не мечтаю. 

«ВН»: – Идем дальше. Повестка либеральной оппозиции – выборы 2024 года. Они бьются и решают, что делать на голосовании: не ходить вообще или голосовать не за Путина. 

– Этому спору много лет, он обостряется перед каждыми выборами. Это такие две непримиримые точки зрения, за которые они готовы друг дружке обломать рога. Я поддерживаю в этом обе стороны. Пусть живут своей жизнью и воюют друг с другом сколько влезет. Любая их войнушка послужит материалом для очередного поста в «Жизни насекомых». А я потом какую-нибудь шутку придумаю. 

Алексей Венедиктов, признан в РФ иноагентом. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

«ВН»: – Да, вот они тоже устали там. 

– Там вообще у них всё плохо. Быть либерахой – это в принципе тяжелый и печальный крест. Потому что когда ты либераха, тебя угнетает абсолютно всё вокруг. Тебя угнетают неправильные шутки, неправильные новости, твои же соратники – всё тебя угнетает. Ты самое угнетенное и страдающее существо в мире, мир тебе враждебен. Это основной смысл наших протестунов – быть самыми угнетенными и страдающими. Потому что у них очень хорошо продается страдание. 

Грета Тунберг. Фото: EPA/JUSTIN LANE/ТАСС

«ВН»: – На Западе вообще страдания продаются отлично. 

– Да, это целая идеология. Вся так называемая «левая повесточка» состоит целиком из того, как бы нам быть самыми страдающими в мире. 

«ВН»: – Российские и украинские выборы президента должны пройти в марте. А потом и выборы в США. Если бы была ситуация, в которой во всех этих странах сменились бы лидеры, то какую тройку ты бы выбрал для расхлебывания всей этой каши?

– Вот это вопрос! Я не знаю таких людей. Точно не Абрамовичу, он учтет интересы только хохлов. А тут речь ведь идет о том, чтобы учесть интересы абсолютно всех. Три новых президента… В Америке – Такер Карлсон, я считаю. В России – воскресший Эдуард Лимонов. А на Украине – Владимир Владимирович Путин. 

Президент РФ Владимир Путин во время встречи с военными корреспондентами в Кремле. Фото: Гавриил Григоров/пресс-служба президента РФ/ТАСС

«ВН»: – Ты собираешься идти на выборы?

– Не знаю. Об этом рановато думать. И будем честны, мне неинтересно голосовать на выборах. Интересно, когда есть какая-то загадка, интрига. А тут без меня справятся. 

«ВН»: – То есть они в этой ситуации не нужны?

– Ну если я так скажу, то меня обвинят в том, что я злой фашист. Может быть, нужны, чтобы создать некую видимость чего-то. Но лично мне они неинтересны. 

В. Путин. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

«ВН»: – А еще, к слову, об Украине: там Арестович объявил о своем участии в выборах. И его главная программа – мир с Россией. И он сильно критикует украинскую действительность. 

– Арестович – плут, пройдоха и такой типичный персонаж плутовского романа. Несмотря на то что он враг, он мне иррационально симпатичен. Он совершенно очевидно ненавидит свою украинскую публику, и за этим очень интересно наблюдать. Не удивлюсь, если его скоро убьют. Но если не убьют, то я за этой клоунадой с удовольствием понаблюдаю. 

Правда, я помню, был один президент Украины, который тоже перед выборами обещал мир с Россией. И я не верю ни единому слову, выползающему из грязных уст украинских политиков. Но Арестович хотя бы смешной. 

Алексей Арестович. Кадр из видео.

«ВН»: – За яркой медиакартинкой мы часто забываем о какой-то высокой конечной цели. На что будет похож прекрасный мир, который ты видишь?

– Я за новую Античность. Я считаю огромной геополитической катастрофой падение Римской империи. Если бы она не пала, то мы бы уже летали на Марс и основывали там колонии.

Нам нужна, по Владимиру Паперному, «Культура два», культура созидания, возврата к традициям. 

Наша цивилизация сейчас, мягко говоря, совсем не на пике. Она в состоянии, на мой взгляд, упадка. Это и культурный упадок, и во всех сферах. Это состояние крайнего упадка и величайшей депрессии. И хочется верить, что это будет преодолено. 



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ