Ждать военного положения и всеобщей мобилизации, или Все ограничится «закручиванием гаек»?

2 месяца назад

«Медиа-кампания “Надо перестать врать” в отношении Минобороны санкционирована лично президентом и в ней нет ничего судьбоносного в плане кадровых ротаций. Как видно из реплик Путина на встрече с учителями, он воспринимает “отдельные недоработки” в сфере частичной мобилизации в технократической парадигме. Мол, есть недостатки, их и исправляем. Так что надежды из-за рубежа, что российские технократические генералы поднимут там “какой-то бунт” и будут “смертельно оскорблены” присвоением Рамзану Кадырову внеочередного генеральского звания, лишены всяких оснований», – пишет политолог Максим Жаров в своем телеграмм-канале.

Рамзан Кадыров. Фото: Денис Тырин / AP

И в чем-то он прав.

Да, действительно, надежды Запада, если они были, на то, что генералы, оскорбившись, поднимут мятеж или, заручившись поддержкой элит, устроят «дворцовый переворот», – тщетны абсолютно. Ничего подобного не произойдет даже близко.

Но вот то, что силовики крайне недовольно восприняли новое назначение, – это факт. «Приходят сведения о реакции Вооруженных Сил на присвоение Кадырову воинского звания генерал-полковник. Уже можно с уверенностью сказать, что Армия не поняла это решение своего Верховного главнокомандующего. Причем негативная реакция отмечена, как в офицерском корпусе, так и среди генералитета, а также в ветеранской среде. Поскольку повышение Рамзана Ахматовича в воинском звании произошло сразу после беспрецедентного оскорбительного для военных скандала, армейцы восприняли это чуть ли не как личное оскорбление», – пишет в своем телеграм-канале руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности, полковник в отставке  Александр Жилин.

И такая реакция – она, в принципе, была предсказуема. Отсюда вопрос: с какой целью президент решил нарушить баланс системы «сдержек и противовесов»?

Начнем с того, что лежит на поверхности. Этим решением Кремль, можно сказать, легитимировал претензии Рамзана Ахматовича к Минобороны. То есть эта позиция стала де-юре как бы официальной. Следовательно, за провалы на фронте отвечать будет именно Минобороны. И да, в некоторой степени это обоснованно (все-таки профильное министерство). Однако во всем ли  виновато Минобороны? Многие вещи ведь определялись/определяются той политикой, которую проводит Кремль. Как вовне, так и внутри. Но также очевидно, что сам Кремль этого никогда не признает, а виновных найти надо (хотя время для разбора полетов в публичной плоскости выбрано очень неудачное).

Отсюда напрашивается вывод, что, по всей видимости, в Минобороны стоит ждать определенных кадровых перестановок. Хотя и не факт. Возможно, они будут перенесены на время окончания СВО. Лошадей на переправе не меняют – этому принципу Владимир Владимирович следовал всегда. Поэтому вполне вероятно, что внешне все останется так, как есть. Но только внешне.

А теперь к менее очевидному. Новое звание дает Кадырову – по крайней мере, теоретически – претендовать и на новый пост – главы Росгвардии.

В пользу этого говорит и недавнее заявление депутата Госдумы от Чечни Адама Делимханова: «Я вам хочу сказать, в ВУЗах, начиная от МГУ, МГИМО – все ВУЗы в России. У нас уже есть поручение от Рамзана Ахматовича, чтобы мы со своими представителями мониторили в каждом регионе, если они там, в регионах, не справятся, если службы там не справляются с этим, мы справимся. И мы спросим с вас – с каждого за то, что вы сегодня оскверняете и оскорбляете нашу страну, наш гимн, нашу Конституцию, нашего президента Владимира Владимировича Путина. Все вы будете за это отвечать. Даю вам слово», – заявил парламентарий.

Надо полагать, что если Кадыров уже делегировал Делимханову следить за политической атмосферой в российских ВУЗах, у него на это есть соответствующие полномочия. Может быть, пока неформальные.

И это – сигнал к серьезным внутриполитическим изменениям.

Кадыров известен как человек жесткий, бескомпромиссный. И если его поставят во главе Росгвардии – как органа обеспечения прежде всего внутреннего правопорядка – то это говорит о том, что Кремль решил озаботиться внутриполитической обстановкой. Получается, что она – по крайней мере, потенциально – вызывает у Кремля опасения. И нуждается в превентивном купировании возможных рисков.

Здесь, впрочем, возможен и другой вариант: рисков пока нет, но они могут возникнуть в связи с новыми решениями. В принципе, не трудно догадаться, что часть из них была уже озвучена Рамзаном Ахматовичем. В частности, объявление военного положения. Кадыров, правда, предлагал это сделать на граничащих с Украиной территориях, но вряд ли это серьезно изменит ситуацию. А вот введение военного положения по всей России с переходом всей страны на «военные рельсы» – это действительно ситуацию переломить может. С важным уточнением: на фронте.

А вот внутри страны это может вызвать серьезные волнения. Возможно, не сразу, но с течением времени. Как общество отреагирует на то, что ему от политики не увернуться и более того: придется выносить ситуацию на собственных плечах, – это еще вопрос. Одно дело – сидя на диване перед телевизором поддерживать СВО и совсем другое – быть непосредственным участником. И тут даже не столь важно в каком качестве – на поле боя или в тылу (при переходе на «военные рельсы» и в тылу будет не сахарно). И вот к такому коленкору российское общество вряд ли готово. Причем его к этому никто и не готовил. Наоборот, в этом плане политика (внутренняя) Кремля была направлена на аполитизацию.

Ясно, что никто не ожидал, что Россия увязнет на Украине, тем не менее прогнозировать, во что может вылиться гипотетическое решение о введении военного положения и перехода на «военные рельсы», – на сегодняшний день вряд ли представляется возможным.

Впрочем, далеко не факт, что подобные решения могут быть озвучены уже завтра. Может быть, Кадырова и не поставят во главе Росгвардии, а присвоение звания может политически трактоваться как подстраховка, чтоб если что – не было заминок. Может быть, и вообще ничего такого не планируется (кто ж разберется в логике Кремля, о которой во многом мы можем судить лишь по косвенным признакам?).

Однако дыма без огня не бывает. Если не это, то что-то другое точно произойдет в прямой или косвенной связи с новым званием Кадырова. И, судя по сложившейся конъюнктуре, эти изменения – не за горами.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ