«Экономический коллапс неизбежен». Экономист Владислав Жуковский о том, что ждет Россию в (очень!) обозримой перспективе

Такого за все долгое правление Владимира Путина еще не было: чтобы суммарный долг россиян перед банками не только превысил размер федерального бюджета, достигнув отметки в 22,756 триллиона рублей, но и впервые едва не сравнялся с объемом средств, который граждане держат в банках на рублевых счетах и вкладах (25,667 трлн рублей).

Фото: torange.ru

Причем, что важно отметить, наращивается и скорость, с которой население уходит в кредитную кабалу: за март текущего года закредитованность населения выросла на 283 млрд рублей, за апрель – на 468 млрд рублей, за май – 469 млрд, за июнь – уже на 558 млрд рублей. А если к этому добавить еще и рост цен, то картинка складывается вообще скверная. О том, что происходит в российской экономике, мы и поговорили с экономистом Владиславом Жуковским.

«ВН»: – Владислав, объем закредитованности населения уже выше размера годового бюджета страны – что это значит? Население России живет в долг?

– Это значит ровно одно, что людям банально не хватает денег на то, чтобы свести концы с концами: не хватает денег на удовлетворение своих базовых потребностей, на покупку товаров первой необходимости. Поэтому уже с начала этого года долги россиян выросли практически на 2 трлн рублей, в прошлом году выросли более чем на 2,5 трлн рублей, причем это чистый прирост, то есть новые долги без погашения.

И суммарно получается, что с 2017 года на фоне застоя в экономике, на фоне падения реально располагаемых доходов населения, которое длится уже восьмой год подряд, на фоне экономии семейного бюджета на продукты питания – долги россиян выросли в 2 раза: с 11,5 трлн рублей до 22,7 трлн рублей. И продолжают расти дальше.

Люди пытаются хоть как-то удержать штаны у себя на поясе на фоне многолетнего экономического кризиса. Поэтому да, эта история крайне опасна, в один прекрасный момент она приведет к мощнейшей волне неплатежей по кредитам и, соответственно, к банкротству домашних хозяйств, что создаст очень серьезную проблему для нашей банковской системы.

Что касается уровня жизни населения, то тут нужно понимать, что здесь откровенный провал, все эти «майские» указы, национальные проекты, предвыборные обещания на счет того, что касается экономической, социальной сфер, – они успешно провалены.

И как результат с 14-го по 20-й год, даже по официальным данным Росстата, который всегда крайне причесанный и крайне политкорректный, падение жизни – более чем на 13,5%. И по итогу первого квартала текущего года – падение на 3,7%. В итоге уровень жизни у нас сейчас упал ниже 2009 года, вернувшись к показателям 2008 года.

То есть 13 лет российские власти обещали реализацию майских указов, модернизацию, нанотехнологии, колонизацию Луны и полеты к Марсу, продавали нефть, газ, лес, зерно, получили сверхдоходы, но по факту люди стали жить только хуже. И эта тенденция будет только закрепляться.

Поэтому долги будут расти и дальше, темпы будут увеличиваться – если в прошлом году было 2,5 трлн рублей, то в этом мы выйдем за 4 трлн рублей к концу года, в следующем – будем пробивать планку в 5,5 трлн рублей. То есть единственное, что в России растет, это не экономика, не рабочие места, не уровень жизни населения, не размер реальных пенсий и зарплат – у нас растет только задолженность россиян по кредитам, причем каждый второй кредит – это кредит наличными. Это значит, что люди берут кредиты на какие-то свои текущие нужды: сходить в магазин, оплатить коммуналку, рефинансировать ранее взятый кредит, собрать детей в школу к 1 сентября, когда, даже по официальным данным, стоимость школьного набора выросла на 20-25%, а на самом деле – почти в полтора раза и так далее. Вообще, с 14-го года у нас упал и объем розничного товарооборота более чем на 10,5%, и инвестиции в основной капитал упали на 6,5%.

Таким образом, за счет роста кредитования происходит замещение выпадающих доходов населения, то есть население реально беднеет, но создается иллюзия, что оно может потреблять столько же, пусть меньше, но все-таки может. Это все держится на эффекте снижения ключевых ставок, которое было последние годы, сейчас, правда, прекратилось. То есть при падающих доходах кредиты позволяют хоть как-то поддерживать текущий уровень потребления, который тоже снижается, и это как-то удерживает ту часть экономики, которая ориентируется на внутренний платежеспособный спрос.

Но на самом деле все это абсолютная фикция и кризис в экономике и социальной сфере только нарастает и обостряется. Потому что никакого роста экономики нет, никого стимула для развития несырьевого сектора экономики не наблюдаем, малый бизнес у нас находится под сильнейшим ударом.

С начала этого года было закрыто 550 тысяч индивидуальных предпринимателей, 350 тысяч, правда, открылись, но 200 тысяч – все равно чистой потери. Еще 170 тысяч организаций были «потеряны» с начала этого года, в том году был вал банкротств, то есть, по большому счету, российская экономика сейчас держится только на тех доходах, которые получают экспортеры сырья, крупный бизнес. Вот они реально отчитываются о росте прибыли. Росстат фиксирует, что у них доходы выросли более чем в три раза по сравнению с прошлым годом, рекордные прибыли в 7,5 трлн с января по май месяц, у них рекордные дивидендные выплаты будут, как всегда. Плюс свыше одного трлн 200 млрд рублей получили госбанки. Вот на этом и держится российская экономика – на доходах от экспорта сырья за рубеж плюс на перераспределении финансовых потоков через банковскую систему. И все. А вся остальная экономика, которая не связана с «трубой», в том числе и та ее часть, которая работает на внутренний рынок, – она по большому счету загибается. Как и население, которое связано с этой экономикой.

«ВН»: – Можем ли мы сказать, что российские власти игнорируют, упускают из внимания внутриэкономическую ситуацию, по крайней мере, их действия в плане повышения уровня жизни не отличаются показательной эффективностью?

– У меня гораздо более жесткая позиция на этот счет. Я считаю, что власть не то чтобы ничего не делает, какие-то предвыборные подачки есть, и вообще ничего не делать власть не могла, она должна была как-то реагировать, иначе были бы голодные бунты, иначе бы у нас тут на улицах стояли миллионы людей. Поэтому и в том году, и в этом президент и правительство были вынуждены пойти на какие-то декоративные меры в виде раздачи крох с барского стола, например, те же самые детские выплаты по 10 тысяч или повышение пособий на детей до 7 лет.

Но это копеечные копеечные меры, которые, даже по оценке Минфина, если брать поддержку экономики в пандемийный период, составили меньше 4% от ВВП, когда в Европе, в США поддержка составляла по 20-30% от ВВП, а прямые выплаты составили меньше 0,8% от ВВП, это меньше 700 млрд рублей, то есть вообще ни о чем.

Но на самом деле кризис в России абсолютно рукотворный, абсолютно искусственный, он не связан с какими-либо происками Госдепа, происками Брюсселя, Вашингтона. Ни с санкциями, ни с Украиной. Главные санкции для российской экономики ввели российские власти: тот же Минфин, тот же Центробанк, то же правительство, та же «Единая Россия», которые делали внутреннее производство планово убыточным и нерентабельным.

Они повышают издержки производства, они повышают тарифы монополий, тарифы на электроэнергию, цену на газ, на бензин, на грузовые перевозки и прочее, повышают налоги, вводя квазиналоговые платежи, тот же самый «Платон» или систему маркировки товара, за которую мы платим из своего кармана известным бизнесменам, связанным с государством, повышение ставки НДС. Плюс за последние годы прошла девальвация рубля, вследствие которой выросла стоимость иностранных закупочных материалов и товаров.

А с другой стороны, у нас на полном серьезе сказано, что надо повышать долю не нефтегазовых доходов бюджета. Это подается как большой прорыв, большое достижение, но никто не понимает, как это достигается. Это достигается не путем развития промышленности, создания каких-то российских технологических компаний, создания конкурентных корпораций уровня Apple, Samsung. Просто за счет банального повышения налогов для населения. То же самое повышение пенсионного возраста – это порядка 3,5 трлн рублей в расчете на 6-летний период. Кроме этого, отказ от индексации пенсий работающим пенсионерам, разные платные парковки, повышение коммунальных платежей и прочее, прочее. Разумеется, при таком раскладе не может быть и речи о развитии несырьевого сектора экономики. Не может быть речи о развитии промышленного производства, малого бизнеса и прочее.

«ВН»: – Что же тогда получается? С одной стороны, доходы падают, с другой – цены растут, задолженность банкам превысила размер федерального бюджета, задолженность по ЖКХ – более 1,3 трлн рублей, но кредиты и долги отдавать надо, а отдавать их не из чего. Не говорит ли это о том, что уже в обозримой перспективе – осень-зима – мы получим коллапс в экономике?

– Получим мы его точно. Он постепенно приближается. Единственное, что он, скорее всего, произойдет не осенью, но объем «плохих» кредитов и невозврата – он увеличивается. В этом году количество россиян, которые проходят процедуру банкротства, выросло более чем в два раза, и с каждым годом эта цифра только увеличивается. Уже сотни тысяч россиян банально не могут платить по кредитам. Поэтому без изменений в экономической, социальной политике – это цунами рано или поздно поднимется, и реально банкротства станут уже просто неконтролируемыми. Вопрос лишь в сроках. Это не произойдет до выборов в Госдуму, но мы к этому идем.

Поэтому сейчас все более актуальным становится вопрос о кредитной амнистии, о помощи тем, у кого реально низкие доходы, помощи пенсионерам, которые вынуждены были взять кредит банально для того, чтобы ремонт у себя в квартире сделать. Все больше появляется инициатив о помощи многодетным, неполным семьям, семьям, оставшимся без кормильца, чтобы их задолженности хотя бы частично погасить за счет бюджетных средств. Но сказать, что власть воспринимает эту проблему всерьез – нельзя.

Периодически возникают споры Центробанка с Минэкономразвития, насколько это хорошо или нет, что доходы населения падают, а кредиты растут, но пока мы видим, что серьезно к этой проблеме они не относятся. А люди находятся в тяжелейшей ситуации. На основе социологических опросов стало известно, что почти четверть российских заемщиков на уплату кредита отдают около 80% своего дохода. Половина отдает 50% от своего дохода. И лишь 20% тех, у кого стабильное финансовое состояние – и они отдают на погашение кредитов не более 20-25% от своего дохода. Тут ситуация очень тяжелая и потенциально взрывоопасная с возможными политическими последствиями.

«ВН»: – На ваш взгляд, насколько велика вероятность того, что все это обернется экономическим коллапсом и последующими социальными взрывами?

– Я считаю, что экономический коллапс неизбежен. Мы планомерно движемся в сторону сильного социально-экономического кризиса, который произойдет при первом же резком снижении котировок на нефть и, соответственно, при очередном падении экспортно-сырьевых доходов. Это будет неизбежно. Мы это проходили в 2008 году, в 2014 году, 2016 году, отчасти в 20-м.

Мы к этому придем, потому что экономика становится все менее конкурентоспособна, все менее диверсифицирована, все более зависима от крупного бизнеса, экспортеров сырья и госкомпаний, все более зависима от распределения бюджетных потоков, и все более технологически мы отстаем. Мы к этому придем, вопрос – в сроках.

«ВН»: – На какое время можно ориентироваться?

– Это может случиться и через полгода, и через два года. В любом случае нужно понимать, что в эти полгода, два года или три года никакого улучшения ситуации в стране происходить не будет. И тот кризис, который будет в обозримом горизонте времени, он будет еще более сильным, еще более глубоким, чем кризис 2014-2016 гг.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Михаил Мишустин
Михаил Мишустин
1 месяц назад

Олигары разворовали Россию и продолжают грабить…!!! ВЫХОД — НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ КАПИТАЛОВ!!!