«Власть безумно обижена на население». Кагарлицкий, Калачев, Журавлев и Галлямов о том, есть ли жизнь после выборов

Выборов больше нет. С одной стороны, парадоксально, с другой – абсолютно логично побеждает «Единая Россия». Помимо сомнений в легитимности, честности и прозрачности голосования возникает простой, но важный вопрос: «Что будет дальше?».

Фото: kremlin.ru

«Ваши Новости» пообщались с экспертами, которые оценили ситуацию и дали свой прогноз. В одном уверены единогласно – ничего не изменится.

А что принципиально может измениться с учетом консервативного настроя нашего руководства? Консерватизм и патриотизм – два столпа, на которых все стоит, и предполагается, что ничего меняться принципиально не будет. Даже «Единая Россия» вряд ли подлежит глубокому ребрендингу,

– рассуждает политолог Константин Калачев.

Аналогичного мнения придерживается и его коллега Дмитрий Журавлев:

Что мы можем ожидать дальше? По большому счету, ничего не изменится. По очень простой причине. Что может получиться негативного из того, что какая-то часть населения (не будем обсуждать, сколь велика эта часть) посчитает, что «Единая Россия» – это не их выбор? Хотя бы потому, что значение парламента не так уж и велико, поэтому как к нему относится та или иная часть населения, на внутриполитическую ситуацию влияет мало. Хотя, как ни парадоксально, этот парламент будет влиятельнее предыдущего. Потому что система концентрации власти, которая была отработана на прошлом созыве – она будет работать уже на 200%. Министры поймут, кто в доме начальник, им придется на поклон к председателю Госдумы бегать, раньше они отправляли законопроекты с полной уверенностью, что всё само случится. Уже на прошлом созыве приходилось что-то объяснять, что-то доказывать. А теперь придется ой как много объяснять и доказывать.

Социолог Борис Кагарлицкий тоже уверен, что результат был предсказуем:

По результатам выборов – в том виде, в котором они проводились – ничего не могло измениться, потому что сами выборы были тщательно спланированы и не допускали, по мнению власти, никаких возможностей для избирателя влиять на исход голосования. Ключевой момент здесь состоит даже не в фальсификациях. Строго говоря, во многих случаях подсчета голосов в обычном смысле и не было. То есть использовали заранее заготовленные сейф-пакеты, которые еще до начала выборов определяли результат голосования.

Неоптимистичный прогноз и у политолога Аббаса Галлямова:

Строго говоря, избиратель уже понял, что политическая и экономическая ситуация в России лучше не станет. Предпосылок для роста нет, нынешнее засилье силовиков во власти не позволит улучшить инвестиционный климат. Значит, экономика будет умирать и дальше, значит, и уровень жизни продолжит снижаться. Это будет вести к росту протестных настроений, и чтобы справиться с ними, власти будут вынуждены всё больше закручивать гайки. Закручивание это в свою очередь будет вести к дальнейшему падению качества жизни и дальнейшему росту недовольства. Страна попала в воронку, и ее засасывает всё глубже. Люди это понимают, однако на уровне эмоций они противятся этой безнадёге и пытаются нащупать какой-то повод для надежды,

– пишет он в своем телеграм-канале.

В свою очередь, Журавлев считает, что дальше закручивать гайки власть не будет:

Там особо нечего закручивать. Партия парламентского большинства подтвердила свое большинство, и теперь бояться нечего. Когда говорят «закручивать гайки», вы имеете в виду возможность. Но возможность – это еще не действительность по той простой причине, что давить нужно тараканов, а чего давить бабочек, когда они и сами отомрут?

Калачёв на это смотрит по-другому. По сути, реакция власти ожидаема:

Будут ли дальше завинчивать гайки? Судя по всему, да. Прошли выборы, а завинчивание гаек продолжается. Возьмите осаду московского горкома КПРФ и историю с подачей исков в суд, возьмите задержания, в том числе и депутата Госдумы – Обухова вчера задержали. Завинчивание гаек продолжится. Это, конечно, будет под лозунгом ведения общественно-политической стабильности. К сожалению, очень трудно вести общественную и политическую стабильность, честно говоря. То есть. у нас идет перекос в сторону стабильности. Но у нас стабильность перемен узко направленная. А вот эта меняющаяся стабильность тоже отражает лишь определенный интерес сохранения статус-кво.

Казалось бы, давление на КПРФ обусловлено их недовольством итогами выборов. А власть стандартно использует полицию для того, чтобы угомонить несогласных. Однако Борис Кагарлицкий открывает нам другую сторону медали и называет иные причины ополчения на коммунистов.

Никаких сюрпризов не могло быть, кроме того что «Единая Россия» не смогла получить столько мест в Государственной думе, сколько было запланировано и – что очень важно – обещано соответствующим людям. И это соответственно вызвало некоторый скандал и нынешнюю истерику во власти. Причем относительно обещанных мест – это очень важно – тут ведь часто рассуждают с точки зрения политики. Что вот конституционное большинство, всякие такие вещи. Это как раз мало кого волнует. Потому что если большинство нужно – как надо проголосуют.

Проблема совершенно в другом. Места распределяются централизованно. Кому-то пообещали место, потому что у него важный покровитель, кто-то сам очень важный человек, за кого-то ходатайствовал губернатор, кто-то просто проплатил место в Госдуме. И, соответственно, места распределены заранее, просто для того, чтобы всем нужным людям, с кем уже есть договоренности, угодить и дать то, что им обещано. А избиратель мешает этому, потому что он может неправильно проголосовать, и нужный человек не попадает в Госдуму. Вместо него может попасть другой, вполне вероятно, что столь же лояльный к власти. Но как быть, если уже были занесены деньги, а депутатский мандат не был выдан за эти деньги? Возникает проблема, истерика, трудности и так далее. Сейчас мы видим, судя по имеющейся информации, «Единая Россия» не досчиталась примерно 25 мест. А это означает, что как минимум 25 важных людей не получили то, что им было обещано. Это не могло не вылиться в скандал, разборки, какие-то взаимные претензии, обиды и желание кого-то наказать, кто вроде как ответственен за этот сбой. Ответственными назначили КПРФ.

А Константин Калачёв отмечает, что власть видит в коммунистах определенную угрозу. По его словам, их решили «додавить». И вот почему:

Уже начинаются разговоры о том, что КПРФ с ЛДПР пора сходить с исторической арены. Сейчас много говорится о кризисе в оппозиционных партиях. Так или иначе сотрудничество ЛДПР и КПРФ с властью затруднено, былого консенсуса, былого согласия и взаимопонимания нет. Власть не готова к тому, чтобы КПРФ росла дальше. Тем более в планы власти не входит союз КПРФ с либеральными, демократическими, некоммунистической направленности силами. А этот союз уже прям прорисовывался.

Если смотреть у́же, то изменения уже начались. Взять хотя бы законопроект об обнулении губернаторских сроков.

Это же не только о том, что Собянин и Воробьёв задержатся еще на один срок. Это фактически – окончательное оформление системы публичной власти, в которой самое главное – это управляемость, вертикаль, учет и контроль. Фактически мы завершили переход от федерализма 90-х к централизованному унитарному государству Владимира Путина. И это нужно было юридически оформить, не меняя государственное устройство. Потому что невозможно сейчас убрать территориальные образования, республики, поделить все на губернии и назначить глав-губернаторов. Но можно менять правила игры в отношении регионов, в отношении губернаторов. Региональные руководители, хоть они и избранные, но по факту система подчиненности совершенно понятна – надо смотреть на президента в первую очередь, а потом на своих избирателей,

– объясняет Константин Калачёв.

Ситуация кажется безвыходной, но опускать руки не стоит. Ведь и у власти есть свои трудности, то самое бельмо на глазу, которое не дает чиновникам объективно оценивать ситуацию. Калачёв рассказывает, по какой линии начинаются претензии населения к власти:

Есть еще некоторая проблема для нашей власти, которую пока она еще не замечает. Я думаю, что по линии морали будут расти претензии у населения к власти. То есть будут сомнения относительно морального права власти. Потому что власть демонстрирует оторванность от населения. Борьба с бедностью, конечно, как приоритет – у нас звучит очень часто, но реально мы видим, что расслоение продолжается и мы идем к какому-то сословно-корпоративному государству, что людям не может нравиться.

С этим нельзя не согласиться. И тому подтверждение – слова Аббаса Галлямова:

У людей есть чёткое понимание, что добровольно уходить нынешний режим не собирается. При этом вступать с ним в противостояние им страшно. Вот россияне и пытаются бессознательно избежать перехода в оппозицию. А вообще надо иметь в виду, что рост симпатий к оппозиционерам в условиях авторитарных режимов всегда идёт медленнее, чем утрата надежды на власть. Сначала падают показатели поддержки правительства, и только через несколько лет начинается рост рейтингов оппозиции. Сейчас мы как раз находимся между этими двумя циклами. Популярность властей снижается уже несколько лет, а одобрение оппозиции только-только намечается. Но чем дальше, тем быстрее она будет расти. Это процесс нелинейный, иногда его можно будет приостановить, но развернуть уже не получится. Таков «дух эпохи».

Но недовольство народа, протестность по отношению к власти являются более чем взаимными чувствами. Правящая верхушка ненавидит население, уверен Борис Кагарлицкий:

Власть, конечно, чувствует свою безнаказанность, но при этом у нее есть еще одна очень важная эмоция: власть безумно обижена на население. Население России воспринимается властью как враждебное, неприятное и раздражающее ее. Это видно в целом ряде высказываний, например, «Вас никто не просил рожать» и т. д. Но эти высказывания – это просто те случаи, когда прорывается то, что в самом деле является доминирующим настроением в правящих сердцах.

Люди, живущие в России, их очень раздражают, они очень неприятны, они мешают, они воспринимаются как помеха для реализации какой-то нормальной работы. И, соответственно, их надо наказывать. Сейчас помимо того, что будет продолжаться все та же либеральная политика, которая предполагает демонтаж социальных прав, социальных гарантий, есть еще и субъективный фактор.

Большинству населения будет хуже просто от того, что экономическая политика, проводимая в России, враждебна интересам большинства населения страны. Но к этому добавляется еще сугубо субъективный момент. Чиновники, правящая верхушка в принципе настолько ненавидят население, что совершенно сознательно хотят его наказать, сделать ему жизнь хуже. Чтобы люди поняли, насколько они вообще ничтожны, а лучше – вымирать начали. Это абсолютно субъективное, абсолютно сознательное ощущение, которое доминирует в правящих кругах. Оно нерационально, но понятно. Потому что мы им очень мешаем своим фактом существования. Поэтому, конечно, вдобавок к объективным вещам – к тому, что в любом случае будут расти цены, будет сокращаться доступ к медицине, будет обостряться жилищный кризис, будет дорожать ипотека и т. д., добавится, скорее всего, целый ряд конкретных специальных решений, которые просто сознательно будут направлены на то, чтобы людям насолить.

Власть считает единственной лояльной группой населения военнослужащих и – особенно – работников полиции. Относительно, кстати, военнослужащих – я не уверен, что они правильно рассчитывают, и вот эти попытки подкупить военных, которые сейчас постоянно проводятся – не факт, что сработают. У военных несколько иная логика мышления. Ну а что касается лояльности полиции, то, пожалуй, да, пока им удается ее обеспечить.

Есть ли надежда на светлое будущее – говорить пока рано, но Константин Калачёв с уверенностью заявляет, что бесконечно это продолжаться не может:

Мне кажется, желание какой-то альтернативы, недовольство властью, снижение социального самочувствия, проблема социального оптимизма – они будут в дальнейшем нарастать. Пока не видно света в конце тоннеля.

В начале 2000-х был один настрой, когда росла экономика, росли доходы и, собственно говоря, общественный договор между населением и властью был очевиден и соблюдался, сейчас этого нет. И что дальше – дальше неизвестно все. Даже вопрос о транзите власти повисает в воздухе. Повисает в воздухе и вопрос о будущем партийно-политической силы, а губернаторы остаются прежними. Злые языки скажут, что мы вступили в период застоя, а я скажу, что мы вступили в период консервации и заморозки. Но это бесконечно продолжаться не может.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Алевтина
Алевтина
18 дней назад

Это власть влюбленная в себя и остальных она не интересует !