Верховная рада Украины уже не первый раз планирует на законодательном уровне инициировать гонения на церковь

3 месяца назад

На Украине между тем в очередной раз пытаются запретить Украинскую православную церковь Московского патриархата. Это далеко не первая подобная попытка, но если раньше официальный Киев пытался действовать через косвенные механизмы воздействия, прямо не говоря о том, что законодательные инициативы направлены против УПЦ МП, то в этот раз украинские парламентарии идут в «лобовую атаку».

Верховная рада. Фото: LIGA.net

В частности, речь идет о двух законопроектах, внесенных на рассмотрение в Верховную раду с интервалом в несколько дней. Первый от националистической партии «Свобода», зарегистрированный 25 марта под названием «О запрете Московского патриархата на территории Украины».

Второй был внесен 28 марта депутатом от партии «Голос» Инной Совсун, о поправках в закон Украины «О свободе совести и религиозных организаций», который, в общем-то, о том же самом.

Чтобы было совсем понятно, то в этом документе есть следующие тезисы:

«Для охраны общественной безопасности и порядка запрещается деятельность религиозных организаций (объединений), непосредственно или как составные части другой религиозной организации (объединения) входят в структуры (являющиеся частями) религиозной организации (объединения), руководящий центр (управление) которых находится за пределами Украины в государстве, которое законом признано совершившим военную агрессию против Украины и/или временно оккупировало часть территории Украины».

А в рамках практической части проекта правительству Украины предлагается в двухдневный срок со дня принятия закона «осуществить необходимые меры по распоряжению объектами недвижимого имущества и движимых вещей, находящихся в собственности, в аренде или на других основаниях в распоряжении у организаций (объединений), деятельность которых запрещается согласно настоящему закону».

В Московской патриархии уже отреагировали на данные радикальные предложения. Так, заместитель председателя Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) МП протоиерей Николай Балашов подчеркнул:

«Если такой закон будет принят, он позволит оказывать сильнейшее давление на тысячи общин УПЦ, принуждая их к переходу в раскол, и «легализует» участившиеся в последние дни захваты храмов канонической церкви на Украине, а также насилие по отношению к ее духовенству и верующим».

Стоит напомнить, что для «незалежной Украины» попытки давления на каноническое православие – это вообще старая и очень недобрая традиция, которая началась с девяностых годов. Тогда на роль «национальной украинской церкви» сразу стал претендовать так называемый «филаретовский раскол» отлученного от Церкви бывшего митрополита Филарета Денисенко.

Претензии эти довольно часто выливались в силовые захваты храмов Московского патриархата, избиение конических священников и прихожан Вано.

Власть этой страны то откровенно смотрела сквозь пальцы на эти по сути рейдерские захваты, то вообще негласно поддерживала, намекая на то, что Украине нужна «своя церковь», а «филаретовцы», которые активно опирались именно на неонацистское сообщество, вполне подходили на эту роль.

После первого Майдана 2004-2005 года официальный Киев заговорил о подобных желаниях уже практически прямым текстом. В 2008 году тогдашний президент Украины Виктор Ющенко подчеркивал:

«Каждый раз, когда я общаюсь с вами о религии, церкви, межконфессиональных украинских отношениях, я каждый раз говорю о том, что моя мечта – создание в Украине единой поместной церкви. Все, что будет в моих силах, я буду все делать для того, чтобы народ Украины был един во Христе».

По сути, уже тогда глава Украины в лоб говорил о нежелательности присутствия в стране «организаций, связанных с Москвой». При том что УПЦ МП является самоуправляемой, обладает правами широкой церковной автономии и сама никогда особо не стремилась приобретать автокефальность, то есть становиться поместной церковью.

О чем, к слову, перед встречей с Виктором Ющенко в 2009 году заявлял и Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл:

«Вопрос об автокефалии встает в том случае, когда ее захотят не журналисты или политики, а сами верующие во главе со своими архипастырями и пастырями… Я глубоко убежден в том, что поместная церковь на Украине существует. Этой Церковью является Украинская православная церковь Московского патриархата».

Тогда инициативы Ющенко были остановлены дипломатическим путем, а с начала президентства Виктора Януковича Украину по «церковному вопросу» всё же несколько попустило. Хотя бы на официальном государственном уровне. Но тут случился второй Майдан, когда к власти пришли самые одиозные персонажи, с самой радикальной антироссийской и антирусской программой в голове.

И вот уже Петр Порошенко в 2018 году заявил:

«Разве это нормально, когда в Кремле собирается срочно Совет безопасности России с одним вопросом в повестке дня – как защитить Русскую православную церковь на Украине? Дорогие мои, вам тут нечего делать. Нечего делать вашей церкви. Нечего делать вашим вооруженным силам. Нечего делать вашему вооружению. Домой, в Россию».

Ну и далее тогдашний глава Украины обвинил УПЦ МП ни много ни мало, а в участии в «гибридной войне против всей демократической Европы».

Впрочем, вопрос действительно важный: почему в том году Совбез РФ действительно собирался по вопросу защиты УПЦ МП, и от чего, собственно, её планировалось защищать?

А от инициатив, аналогичных нынешним. В 2017 году Рада рассматривала два законопроекта. Один из которых предполагал назначение на кафедры митрополитов и епископов строго по согласованию с государственными властями, а второй – «предоставление прихожанам права менять юрисдикцию религиозных общин».

Тогда у здания Верховной рады в Киеве собрался пикет православных в несколько тысяч человек. А позиция церкви была однозначна:

«В случае принятия данных законопроектов будет узаконена неслыханная для современной Европы дискриминационная правовая практика в отношении большинства православного населения Украины. Столь ограничительное религиозное законодательство не действовало на Украине даже в период коммунистического режима, а на остальной территории Европы нечто подобное существовало разве лишь во времена нацистского правления в Германии».

И тогда положение церкви на Украине, и без того крайне шаткое, православным все же удалось отстоять, а данные законодательные инициативы были положены украинскими парламентариями «под сукно». Хотя попытки снова пустить дело в оборот предпринимались в Киеве неоднократно. Собственно, именно поэтому через год Совбез РФ и озаботился данной проблемой.

Это не говоря о том, что силовые захваты храмов на Украине приняли систематический характер, которого не было, кажется, с самого начала девяностых. Ну и не стоит забывать эпопею с константинопольским «томосом» и появлением «Поместной церкви Украины» (ПЦУ), которую не признает сейчас примерно половина поместных православных церквей во всем мире, считая их теми, кто они и есть – раскольниками.

И вот в 2022 году во время российской спецоперации украинские парламентарии снова вернулись к вопросу гонений на церковь на систематической основе. И в этом смысле они, честно говоря, мало чем отличаются от украинских же неонацистов. Те пытают и убивают мирных граждан, которые ничего не могут им противопоставить. Эти решили пытать, унижать, да попросту уничтожать православных Украины, которые тоже не могут противостоять этим гонениям силой. Ну а учитывая явную националистическую подоплеку всех этих телодвижений (тут и партия «Свобода», и факт похищения православных священников неонацистами, и призывы к грабежам церквей и монастырей), есть мнение, что под денацификацию, которая будет проведена на Украине Россией, должны подпасть не только подобные законопроекты, но и их авторы и горячие сторонники.

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
kelvin phitrow
kelvin phitrow
2 месяцев назад

Я бы эту иудейскую организацию в России тоже запретил,
как пропаганда ценностей Израэля, противоречащих нравственным ценностям граждан России.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ