Тайная игра ХАМАС с Израилем, или Как оправдать терроризм

7 месяцев назад

Израиль, конечно, лютует. И это ещё мягко сказано (даже в ООН уже вовсю идут разговоры, чтобы приравнять кое-какие его действия к военным преступлениям). А если версия о том, что теракт 7 октября был плодом рук самих израильтян, решивших самолично создать железный повод для того, чтобы окончательно решить вопрос с палестинским анклавом, верна, тогда Израиль предстаёт в роли совершенного монстра наподобие Третьего рейха (но нового Нюрнберга не будет – поддержка США даёт иммунитет от любых судебных процессов).

Фото: AP/TASS

И глядя на фото (нет, не с израильскими детьми, обезглавленными террористами, которые, фото то есть, по его собственному признанию, видел американский президент Джо Байден и существование которых позже опровергли в администрации Белого дома) последствий от израильских авиабомбёжек, читая рассказы очевидцев и проч., в этом только убеждаешься ещё крепче. И сопоставление Израиля с Третьим рейхом становится всё более обоснованным (ну не зря же сами израильские чиновники прибегают к таким сравнениям, правда, в отношении боевиков ХАМАС, которых по примеру своих ненавистных предшественников отождествляют со всеми жителями сектора Газа, видимо, воспроизводя свой травматический опыт, но уже переоблачившись в фигуру доминанта в лучших традициях психоанализа) и даже несомненным (а какой может быть скепсис, если Тель-Авив замахнулся на, считай, массовое истребление жителей палестинского анклава).

Тогда, если признать за Израилем роль агрессора, а за палестинцами – соответственно – жертвы, выходит, что и ХАМАС как правящая партия сектора Газа относится к последней (а в этической системе координат – к силам добра)? Судя по тому, как события выглядят на сегодняшний день, может сложиться такое впечатление, что, в свою очередь, уже отдаёт (не будем забывать, что теракт 7 октября всё-таки имел место и от рук боевиков ХАМАС погибли несколько сотен гражданских и ещё несколько сотен были взяты в заложники) оправданием терроризма. Мол, снова же если смотреть на ситуацию с точки зрения этики, меньшее зло оправдывается злом большим? А если к этому присовокупить ещё и «героический» ореол боевиков ХАМАС как борцов за свободу и независимость, то и оправдывать уже ничего и не надо: картинка складывается сама собой.

Именно так, кстати говоря, и работает пропаганда ХАМАС. Вы видели на фотоматериалах с палестинской стороны тела убитых боевиков? И не пытайтесь даже найти такое фото. Его не существует в природе. ХАМАС пропускает лишь те, на которых запечатлены убитые гражданские, точно противник бьёт только по ним, даже ради исключения не задевая военных, будто бы их нет вообще (что подчёркивает как бы абсолютно мирный статус сектора Газа и самого ХАМАС).

А вот это уже заставляет задуматься: пропаганда – она на то и пропаганда, чтобы представлять события сугубо в нужных цветах и ракурсах для той или иной стороны.

Нет, речь об оправдании Израиля даже не стоит. Ровнять с землёй жилые кварталы, лупить по лагерям беженцев и больницам – тут извольте проследовать на эшафот.

Но.

Во-первых, а кто заставлял героических защитников сектора Газа рыть свои тоннели под школами, больницами и т. д.? Ясно, что исходили из предположения, что противник бить по ним не будет, руководствуясь гуманистическими соображениями. В обиходе такой подход называется тактикой «живого щита». То есть в принципе хамасовцы допускали, что может прилететь по этим объектам, но это защитников палестинского народа нисколько не смутило: что значат тысячи убитых женщин и детей в сравнении с идеей «священной войны»?

Во-вторых, вернёмся к событиям 7 октября, даже если к теракту приложились израильские спецслужбы, то автоматы в руки палестинских боевиков никто не вкладывал, на спусковые крючки за них никто не нажимал, да и выбор – косить гражданских или нет – оставался за ними. К тому же не будем забывать и о заложниках в числе двух с лишним сотен, включая немало граждан иных государств, вообще не имеющих никакого отношения к противостоянию Израиля с Палестиной, которых транспортировали на территорию сектора Газа. Много ли в этом доблести?

В-третьих, как-то упускается из вида, что и ХАМАС не особенно выбирает цели, нанося удары по гражданской инфраструктуре врага.

И, наконец, в-четвёртых: а на что надеялись лидеры ХАМАС, согласовывая операцию «Наводнение Аль-Аксы»? Что заложники оберегут их от ответного удара? Или то, что мировая общественность, возмущённая действиями Израиля, надавит на последний, заставив если не одуматься, то вернуть ситуацию к статус-кво? Или в ХАМАС рассчитывали на то, что за них впрягутся ливанская «Хезболла» с Ираном, а может быть, даже и Турция?

Надо полагать, верный ответ будет заключаться в синтезе всех трёх вышеозвученных предположений, ни одно из которых, впрочем, не оправдалось.

Заложники не уберегли сектор Газа от израильского гнева (такое чувство, что Тель-Авив, исходя из того, как продвигаются переговоры по этому вопросу, заложников даже не заметил, видимо, решив, что любые поблажки террористам будут контрпродуктивными и будут выглядеть проявлением слабости).

Не справилась с возложенными на неё задачами и мировая общественность: да, пропалестинские митинги прокатились по США и всей Европе (и тут отчего-то думается, дело не только в качественной палестинской пропаганде, но и в отмашке глобалистов, которыми любые притязания национальных государств на проведение собственной независимой политики полагаются за угрозу будущего мирового порядка), но требуемого выхлопа (даже Вашингтон оказался бессилен: ни госсекретарь Энтони Блинкен, ни сам американский президент Джо Байден не смогли выбить у премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху даже трёхдневное прекращение огня) это не дало.

Подвели и братья-мусульмане. Ещё в конце октября президент Ирана Эбрахим Раиси сказал, что Израиль уже перешёл все «красные линии», как бы намекая на скорый ответ от Тегерана, но спустя что-то около трёх недель духовный лидер республики Али Хаменеи заявил, что Иран «не вступит в войну от вашего имени», сославшись на то, что ХАМАС не предупредил Тегеран об атаке. Впрочем, то, что Исламская республика увильнёт от войны с Израилем, стало понятно ещё где-то за неделю до того, как об этом объявил Хаменеи, когда лидер «Хезболлы» Хасан Насралла дал понять, что их помощь ХАМАС ограничится лишь дежурными перестрелками на северной границе Израиля (а именно «Хезболла» должна была стать авангардом мусульманской коалиции). Что уж говорить про Турцию, которая ко всему прочему является ещё и членом НАТО (очевидно, что Эрдоган если бы и дал приказ своим войскам атаковать Израиль, то лишь в составе большой коалиции, к которой бы он присоединился уже после того, как её другие члены вступили бы в войну).

Но хамасовцы должны были просчитать и вариант, условно, без сбывшихся надежд и быть готовыми к нему. То есть текущее положение дел сюрпризом для них стать было не должно. А значит, они должны были прикидывать, чем обернётся их атака. А если к этому присовокупить вероятный договорняк с Тель-Авивом (ну или даже в отсутствии оного у них, беря во внимание то, как прошла операция – легко и словно по маслу – не могло не возникнуть подозрений, что это всё не просто так), то, скорее всего, они точно знали, какими будут последствия и, следовательно, жертвы среди мирного населения сектора Газа.

С большой долей вероятности можно предположить, что значительные потери среди гражданских входили в расчёты ХАМАС. Более того: они были им на руку, чтобы выставить Израиль в наихудшем свете. То есть огромные потери (а то и вовсе уничтожение львиной доли населения сектора Газа) среди гражданских уже были как бы запрограммированы в теракте 7 октября, что как-то плохо бьётся с высокими идеалами борьбы за свободу и независимость палестинского народа (ценой его геноцида).

Тогда в чём же дело? Чем обосновать и объяснить ту недальновидность, если не безрассудство (при самом негативном сценарии ХАМАС может лишиться своего главного ресурса – территории сектора Газа с двумя с лишним миллионами его населения, на которой он является легитимной властью), которая лежит в основе решения об операции «Наводнение Аль-Аксы»?

С точки зрения философии, сама логика войны (да, у любого военного конфликта есть своя логика, согласно которой он и развивается, подчас уже именно она верховодит полководцами, которые превращаются в инструмент Истории). Конфликт между Израилем и сектором Газа (палестинцами) с той или иной интенсивностью (то затухая, то вновь вспыхивая) идёт уже не первый год, и совершенно очевидно, что когда-то он должен либо завершиться, либо перейти на новую стадию (например, масштабной войны между Израилем, поддерживаемым Западом, и мусульманским миром). Сейчас, по всей видимости, настал именно такой – переломный – момент. И судя по тому, что «Хезболла», Иран и Турция не вступили в войну, он движется к своему завершению.

Но есть и другое объяснение, не противоречащее вышеизложенному, но объясняющее процесс на практическом уровне. И это объяснение укладывается в одно магическое слово: «деньги».

Если кто-то представляет верхушку ХАМАС в виде союза этаких бессеребренников и альтруистов, «дон кихотов», преданных великой миссии, то вынужден разочаровать: это совсем не так.

Например, лидер ХАМАС Исмаил Хания – человек очень небедный (его состояние на 2014 год оценивалось в 4 млрд долларов), ютящийся не в тоннелях под Газой, а проживающий в своих роскошных резиденциях в Турции и Катаре, между которыми он перемещается на собственном бизнес-джете.

Его сын Мааз Хания – крупнейший владелец недвижимости в секторе Газа (палестинцы его называют «отцом недвижимости»), а также главный строительный подрядчик (что, беря во внимание довольно частые обстрелы со стороны Израиля, нередко провоцируемые самими палестинцами, является очень прибыльным бизнесом). В январе текущего года стало известно, что Мааз получил турецкий паспорт, позволяющий ему без проблем перемещаться по миру, и тут уже от бдительных журналистов, алчущих сенсаций, не удалось скрыть страсть Мааза к алкоголю и женщинам, находящимся под запретом согласно исламскому вероучению.

Или возьмём заместителя Хании Мусу Абу Марзука (с капиталом более чем 2 млрд долларов), который долгое время проживал в Штатах (кстати говоря, все шесть его детей являются гражданами ненавистных США по праву рождения) и которого даже подозревали в связях с администрацией американского президента (на что указывало то обстоятельство, что после обвинений в терроризме Марзук отделался лишь высылкой из страны без конфискации/заморозки активов).

Или вот Халед Машаль – бывший глава политбюро ХАМАС, а ныне занимающийся финансами организации. Его состояние на начало 2010-х перевалило за сумму в 5 млрд долларов, причём бежав из Дамаска, когда там стало слишком жарко, он «приватизировал» 2,5 млрд долларов из «сирийского фонда» для помощи палестинцам.

Не очень красивые истории для лидеров сопротивления. И это при том, что, по данным ООН, 65% населения сектора Газа живёт за чертой бедности.

Поэтому вполне можно предположить, что между руководством ХАМАС и Тель-Авивом была заключена сделка, в результате которой ХАМАС воплотил в жизнь теракт 7 октября, за что и получил солидный гонорар, если не был посвящён в дальнейшие планы Израиля, или – отступные, если был.

С этической точки зрения версия выглядит, конечно, не очень, но тут надо понимать, что политика и этика – вещи, как правило, несовместимые, антагонистичные друг другу. И по многим и не только косвенным признакам (все странности операции «Наводнение Аль-Аксы», непропорционально жёсткий ответ Израиля, уже готовый план по переселению палестинцев на Синайский полуостров и т. д.) можно сделать вывод, что вся эта история с неожиданно вспыхнувшим палестино-израильским конфликтом является классической иллюстрацией тезиса о несовместимости этики и политики, когда жизни простых палестинцев и израильтян отдаются на откуп Истории, свершаемой в высоких кабинетах.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ