«Самый странный трип за всю историю человечества»

Нам осталось коротко рассмотреть последний ингредиент того движения, которое превратило битников в хиппи, своротило головы целому поколению и подвело западноевропейскую цивилизацию к ее сегодняшнему печальному финалу. Ингредиент этот носит имя ЛСД.

Иллюстрация Ральфа Стедмана к культовому роману Хантера С. Томпсона «Страх и отвращение в Лас-Вегасе»

Фото: Иллюстрация Ральфа Стедмана к культовому роману Хантера С. Томпсона «Страх и отвращение в Лас-Вегасе» / pbs.twimg.com

Наркотики всегда были популярны в среде европейской и американской богемы: французские символисты, романтики XIX века, дадаисты, импрессионисты и проч. не пренебрегали ими, как и американские джазмены – до и после Второй мировой. Всё это, однако, не получало ещё широкого распространения. В 1938 году химик Альберт Хофман синтезировал ЛСД. Целое десятилетие психоделик не выходил за пределы лабораторий. В начале 50-х к тестированию ЛСД подключилось ЦРУ, в рамках программы MKULTRA принявшееся за изучение воздействия психотропных веществ на сознание человека.

Интерес спецслужб к ЛСД понятен: возможности манипуляции сознанием, вербовка агентов, получение сведений на допросах, промывка памяти, внедрение ложной личности и проч., и проч., ну и, конечно же, – потенциальные возможности применения ЛСД для контроля над обществом. 

Программы MKULTRA развивались чрезвычайно широко по крайней мере до конца 60-х. Однако к тому времени, когда Конгресс США в 1975 году предпринял расследование деятельности программ по MKULTRA, большинство ключевых документов было уничтожено. О масштабах программы можно судить сегодня лишь по косвенным данным. Однако и они впечатляют. Известно, например, что бюджет программ MKULTRA в 1953 году составлял 6% общего бюджета ЦРУ; что в них было задействовано 44 учебных и исследовательских института, 15 научно-исследовательских, химических и фармацевтических компаний, 12 госпиталей и клиник, 3 тюремных заведения.

Кен Кизи

Фото: Кен Кизи / morrisonhotelgallery.com

В одном из таких экспериментов принял участие начинающий писатель Кен Кизи, записавшись с целью заработка в команду добровольцев Стэнфордского университета в 1959-м. Здесь он познакомился с ЛСД и прозрел. Тогда же к Кизи приходит идея романа «Пролетая над гнездом кукушки». Опубликованный в 1962-м, роман имеет большой успех. Тем более, что он немедленно перерабатывается в постановку Дэйла Вассермана и с успехом идёт на сцене.  

Опыт приёма ЛСД Кизи оценил как фактически религиозный. Тогда же к тем же примерно выводам приходит профессор Тимоти Лири, изучавший ЛСД в Гарварде. Кизи и Лири станут настоящими апостолами ЛСД, первый – среди хиппующей калифорнийской молодёжи, второй – проповедуя в среде университетских кампусов Америки и Англии середины 60-х. 

Однако первым подлинным пророком европейской психоделической революции был Олдос Хаксли, творец антиутопии «О дивный новый мир» и культового для шестидесятников романа «Остров». Свой психоделический опыт Хаксли описал в книге «Двери восприятия» (1954), давшей впоследствии название пионерам психоделического рока группе Doors, а некоторые его философские обоснования – в книге «Рай и Ад» (1956).

Олдос Хаксли

Фото: Олдос Хаксли / izbrannoe.com

Почему драгоценные камни драгоценны? – спрашивал Хаксли. Потому что они символизируют и замещают блеск и великолепие иного мира, Высшей реальности. Так и псилоцибин и другие психоделики становятся дверями в иной мир, позволяя исследовать иные области сознания, ранее доступные лишь избранным мистикам вроде Уильяма Блейка и Эммануила Сведенборга.

Тот, кто вернулся, побывав за Дверью в Стене, никогда уже не будет прежним, – писал Хаксли на последних страницах «Дверей восприятия». – Он станет более мудрым, но менее самоуверенным, более счастливым, но менее удовлетворенным собой…

Критики оказались озадачены новым поворотом мысли именитого писателя.

Если бы кто-нибудь другой написал книгу, рекомендующую мескалин как «ценное переживание для любого человека, а особенно для интеллектуалов», это было бы воспринято как «мечты и заблуждения…» Но поскольку они исходят от одного из современных мастеров англоязычной прозы, человека огромной эрудиции и интеллекта, который обычно демонстрирует высокую нравственность, они заслуживают более внимательного изучения,

– писал один из критиков. 

В 1959 году Хаксли предсказывает «возрождение религии» в результате открытий биохимиков (которые дадут возможность большому количеству людей достичь радикальной трансценденции и понимания природы вещей), выступает с докладом с красноречивым названием «Окончательная революция» и становится неутомимым популяризатором мескалина и LSD. 

Иллюстрация Ральфа Стедмана к культовому роману Хантера С. Томпсона «Страх и отвращение в Лас-Вегасе»

Фото: Иллюстрация Ральфа Стедмана к роману Хантера С. Томпсона «Страх и отвращение в Лас-Вегасе» / Pinterest

Теперь им как человеком, оказавшемся в центре специфического полурелигиозного-полунаучного движения, начинают интересоваться научные центры Бостона, Чикаго, Буэнос-Айреса, его приглашают на ежегодное собрание Американской психологической ассоциации (АПА). Он знакомится с Элом Хаббардом, американским миллионером, директором «Ураниум корпорэйшн» (и притом ревностным католиком), который, попробовав мескалин, становится яростным его почитателем и щедро спонсирует проекты Хаксли. Само слово «психоделики» придумал другой друг Хаксли, английский психиатр Хамфри Осмонд, присочинив к нему следующий стишок:

Открыть духовные Америки

Тебе помогут психоделики… 

Вскоре LSD-терапия становится весьма популярна среди практикующих психотерапевтов. 20 апреля 1959 года в американской печати появляется интервью голливудского актёра Гэри Гранта, восторженно описывающего свои опыты с ЛСД. Кислота обретает бешеную популярность в Голливуде, следовательно – во всей американской богеме. Вечеринки с ЛСД в богатых предместьях Лос-Анджелеса становятся новой восхитительной модой. 

Роберт Гордон Уоссон

Фото: Американский писатель Роберт Гордон Уоссон / doorofperception.com

Ещё одним важным персонажем психоделической революции стал Гордон Уоссон, выпускник Гарварда, финансовый корреспондент «Нью-Йорк джеральд трибьюн», а впоследствии банкир в банке Моргана – страстный исследователь мексиканских психоделических грибов и культов, с ними связанных. В изучение грибов вовлекла Уоссона его жена Валентина, русская по рождению. В 1957 году вышел «труд жизни» Уоссона «Грибы, Россия и история сомы». Научный труд тиражом в 512 экземпляров по двести пятьдесят долларов каждый не мог бы, конечно, оказать большого влияния на мир. Однако в июльском выпуске «Лайф» 1957 года выходит статья Уоссона о мексиканских грибных церемониях, которую могли уже прочитать миллионы. В том числе и молодой психолог Тимоти Лири. Первыми же почитателями Уоссона и мексиканских грибов становятся, разумеется, Хаксли и Хаббард. 

И ещё один интересный факт. В мексиканских путешествиях Уоссона сопровождает Джеймс Мур, профессор Делавэрского университета и агент ЦРУ, которое в это время страшно интересуется психоделическими веществами и экспериментами с ними. 

В 1960 году происходит историческая встреча Хаксли и Тимоти Лири, уже возглавляющего в это время Гарвардский проект по изучению психоделиков. Сам Лири благоговейно описывал незабываемую встречу как встречу с Буддой. Энтузиазм Лири не встречает, однако, понимания в учёном сообществе. После закрытия Гарвардского проекта Лири с подвижниками организует в Мексике Международную федерацию борьбы за внутреннюю свободу, ездит по университетам с лекциями, уча своих последователей необходимости «выйти из наших умов», знакомится с Алленом Гинзбергом, Уильямом Берроузом и Кеном Кизи. Все они одержимы идеей популяризации ЛСД. Однако если Лири хочет превратить приём ЛСД в подобие религиозного опыта или психоаналитического эксперимента, то Кизи желает предельно демократизировать культ ЛСД, обратив его в веселый хэппенинг. 

Норман Мейлер

Фото: Норман Мейлер / lithub.com

В 1964 году, собрав коммуну психопатов (Норман Мейлер в своем эссе «Белый негр. Беглые размышления о хипстере» 1957 г. определял хипстера как психопата, который противопоставляет себя цивильному обществу), купив старый школьный автобус и раскрасив его яркими флуоресцентными красками, Кен Кизи отправляется в безумное путешествие по Америке с целью приобщения молодежи Калифорнии к ЛСД. В водители автобуса Кизи приглашает Нила Кесседи – символ поколения битников. На «кислотных тестах» кислота раздается бесплатно (а порой и просто подливается в коктейли ничего не подозревающим участникам вечеринок).

Acid Tests Кизи и его первой протохипповской коммуны «прикольщиков» проводились с лета 1964 по осень 1966 в основном в районах Сан-Франциско и Лос-Анжелеса и оказали решающее воздействие на популяризацию ЛСД и формирование культуры хиппи.

В это же время итогом усилий Тимоти Лири становится причащение кислотному таинству университетских кампусов Америки и Англии. Вскоре, однако, почувствовав неладное, власти подвергли Лири и его последователей преследованиям. А в 1966-м LSD был запрещен на федеральном уровне. Но было уже поздно, джин был выпущен из бутылки. Оставался лишь шаг, чтобы из «тайного знания» посвященных «кислота» стала культом демократических масс… 

Фото: Тимоти Лири / © KEYSTONE Pictures USA / cdn.nwmgroups.hu

Тому, кто хочет больше узнать о предыстории психоделической революции, деятельности Тома Лири и его друзей, можно порекомендовать подробную и хорошо написанную книгу Джея Стивенса «Штурмуя небеса: ЛСД и Американская мечта». Нам же пора заканчивать свой рассказ. 

В алхимическом действе «кислотных тестов» рождалось движение хиппи, совсем уже скоро оно будет явлено обескураженной Америке, а затем и Европе. 

Жан Бодрийяр назовёт путешествие «прикольщиков» Кизи (подробно описанное Томом Вулфом в документальном романе The Electric Kool-Aid Acid Test («Электропрохладительный кислотный тест») «самым странным путешествием за всю историю человечества после похода за золотым руном аргонавтов и сорокалетнего странствия Моисея по пустыне». Звучит, что и говорить, сильно. И согласиться с товарищем Бодрияром непросто. Бывали, наверное, в мировой истории события и более значительные, чем тусня горстки отморозков по калифорнийским пляжам и бардакам.

Фото: Кен Кизи и тот самый автобус / pbs.twimg.com

Но если принять во внимание результаты «революции шестидесятых», которые по-настоящему становятся понятны только сейчас – обрушение всей двухтысячелетней западноевропейской христианской цивилизации – роль этой компании и миссии битников в целом действительно придется признать определяющей. На этом донельзя странном, способном перевернуть наши представления о мире факте мы и поставим, пожалуй, точку. 

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии