Пророчество Достоевского по Украине сбылось: «Будут заискивать перед Европой и клеветать». Гоголь, кстати, был солидарен – и дал рецепт примирения

4 месяца назад

За 145 лет до того, как президент Украины Владимир Зеленский имел смелость ляпнуть про возврат статуса ядерной державы, чем спровоцировал Россию на развертывание полномасштабной операции на востоке страны, великий русский писатель Федор Достоевский почти в деталях описал механику российско-украинского конфликта и модель поведения русофобов.

Открываем одну из самых сильных книг автора – «Дневник писателя» (1877), где откровенность и открытость Достоевского зашкаливает как никогда. И что там видим?

 

Федор Михайлович подробно выписывает пророческий приговор славянам, настроенным против России:

«Не будет у России и никогда еще не было таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными! И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному, будто бы, характеру славян, совсем нет, – у них характер в этом смысле как у всех, – а именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут. Распространяться не буду, но знаю, что нам отнюдь не надо требовать с славян благодарности, к этому нам надо приготовиться вперед. Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают. Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия, отняв их у турок, проглотила бы их тотчас же, имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени».

Ну подумаешь, скажете, наговорил гадостей про врагов страны. Что тут особенного?
Дальше – больше и ближе к реальности.

«Может быть, целое столетие или еще более они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее. <…> Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия – страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации. У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в Болгарии и составилось новое из либерального большинства и что какой-нибудь ихний Иван Чифтлик согласился наконец принять портфель президента совета министров».

Как точно, остроумно и едко по поводу уважения мало значащих в мировой повестке европейских государств типа Польши или Венгрии, к которым так стремилась приблизиться Украина Порошенко – Зеленского.

И что же ждет нашу страну, по мнению Федора Михайловича?!

«России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества. Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать. Разумеется, в минуту какой-нибудь серьезной беды они все непременно обратятся к России за помощью.

Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя ее в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит – Россия, которая, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство. Будут даже и такие минуты, когда они будут в состоянии почти уже сознательно согласиться, что не будь России, великого восточного центра и великой влекущей силы, то единство их мигом бы развалилось, рассеялось в клочки и даже так, что самая национальность их исчезла бы в европейском океане, как исчезают несколько отдельных капель воды в море. России надолго достанется тоска и забота мирить их, вразумлять их и даже, может быть, обнажать за них меч при случае».
Федор Михайлович Достоевский. Дневник писателя. 1877, ноябрь, гл. 2, III / Д., XXVI, 78-79

Не надо быть специалистом по современной истории, чтобы понимать, насколько прав оказался писатель.

Иллюстрация: regnum

Отношение Украины к Донбассу.
Отношение Украины к советской памяти и истории.
Отношение Украины к Великой Победе.
Отношение Украины к Русской православной церкви.
Отношение Украины к русским пенсионерам с георгиевскими ленточками.

Нет, это не Путин заставлял (некоторых) украинцев творить это. Это не Путин вырастил целые поколения русофобов с факелами в руках и рунами на туловище. Извините, братья, вы сами допустили это.

Выбрали главой государства продюсера и комика – это очень прогрессивно и прикольно. Почти как в США. Только Украина – не США, вот в чем проблема. И каждое слово Зеленского воспринималось совсем не как шутка.

– Отношения Украины и украинского народа к россиянам после этого сломались, – констатировал президент Зеленский, бегающий по траншеям в бронежилете. – Отношений нет, мы стали врагами. Представьте себе эту пропасть, это расстояние. И как это преодолеть, как это вернуть – никто не понимает. В любом случае добро побеждает, а территории, люди и, наверное, отношения вернутся.

Зачем было тыкать медведя палкой?
Зачем было говорить про ядерное оружие?
Зачем было столько лет унижать русских?

Каждое слово имеет вес.
И последствия.

Кстати, а что думает по вопросу Николай Васильевич Гоголь – еще один русский писатель, которого особенные украинцы считают своим?

«Вы еще не любите Россию: вы умеете только печалиться да раздражаться слухами обо всем дурном, что в ней ни делается, в вас все это производит только одну черствую досаду да уныние. <…> Нет, если вы действительно полюбите Россию, у вас пропадет тогда сама собой та близорукая мысль, которая зародилась теперь у многих честных и даже весьма умных людей, то есть будто в теперешнее время они уже ничего не могут сделать для России и будто они ей уже не нужны совсем; напротив, тогда только во всей силе вы почувствуете, что любовь всемогуща и что с ней возможно все сделать». («Нужно любить Россию», «Выбранные места из переписки с друзьями», 1847 г.).

Да, москали-кацапы были разбросаны по «Вечерам на хуторе близ Диканьки». Да, автор ориентировался в этом на фольклорные стереотипы, поскольку любил собирать народные предания, песни и рассказы. Да, малороссийские крестьянки на хуторе пугают детей чертом, зарифмованным Гоголем с москалем. Да, есть там и фразочки типа «Бреше, сучий москаль»,
«Как начнет москаля везть» (завираться), «Твою милость величают такими словами… словом, сказать стыдно; пьяный москаль побоится вымолвить их нечестивым своим языком…».

Но Николай Васильевич никогда не отказывал себе в том, что он – и русский.
И, пожалуй, был одним из немногих великих, кто мучился внутри себя дилеммой, которая заботит всех русских и украинцев как минимум последние 10 лет.

– Сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская, – писал автор Александре Осиповне Смирновой. – Знаю только, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому перед малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены богом, и, как нарочно, каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой – явный знак, что они должны пополнить одна другую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им непохожие одна на другую, дабы порознь воспитались различные силы их характеров, чтобы потом, слившись воедино, составить собой нечто совершеннейшее в человечестве.

Прекрасно понимая, что Русь-тройка не даст прямого ответа на вопрос, куда несется, Гоголь все же тонко чувствовал, КАКИМ ОБРАЗОМ можно понять и принять русского человека. И что славянским братьям надо сделать, чтобы жить в мире.

«Но как полюбить братьев, как полюбить людей? Душа хочет любить одно прекрасное, а бедные люди так несовершенны и так в них мало прекрасного! Как же сделать это? Поблагодарите бога прежде всего за то, что вы русской. Для русского теперь открывается этот путь, и этот путь есть сама Россия. Если только возлюбит русской Россию, возлюбит и всё, что ни есть в России. К этой любви нас ведет теперь сам бог. Без болезней и страданий, которые в таком множестве накопились внутри ее и которых виною мы сами, не почувствовал бы никто из нас к ней состраданья. А состраданье есть уже начало любви.

Уже крики на бесчинства, неправды и взятки – не просто негодованье благородных на бесчестных, но вопль всей земли, послышавшей, что чужеземные враги вторгнулись в бесчисленном множестве, рассыпались по домам и наложили тяжелое ярмо на каждого человека; уже и те, которые приняли добровольно к себе в домы этих страшных врагов душевных, хотят от них освободиться сами и не знают, как это сделать, и всё сливается в один потрясающий вопль, уже и бесчувственные подвигаются. Но прямой любви еще не слышно ни в ком, – ее нет также и у вас.

Нет, если вы действительно полюбите Россию, вы будете рваться служить ей; не в губернаторы, но в капитан-исправники пойдете, – последнее место, какое ни отыщется в ней, возьмете, предпочитая одну крупицу деятельности на нем всей вашей нынешней бездейственной и праздной жизни. Нет, вы еще не любите России.

А не полюбивши России, не полюбить вам своих братьев, а не полюбивши своих братьев, не возгореться вам любовью к богу, а не возгоревшись любовью к богу, не спастись вам» («Нужно любить Россию», «Выбранные места из переписки с друзьями», 1847 г.)

Подписаться
Уведомить о
guest
4 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Виталий
Виталий
4 месяцев назад

Изъясняться Фёдор Михайлович не умел… Словоблудием прельстился…

Последний раз редактировалось 4 месяцев назад Виталий ем
Marina
Marina
4 месяцев назад

Очередная статья и очередной шедевр!Спасибо!

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ