Оркестр войны

1 год назад

Группа «Вагнер» была создана российским предпринимателем Евгением Пригожиным восемь лет назад как частная военная компания, действовавшая на территории Украины. Позже группа выполняла частные заказы в Африке и Сирии, а после вернулась на территорию Украины с началом СВО в 2022 году. Последние успехи, связанные с боями за Соледар, и заявления Пригожина о том, что город был освобожден исключительно силами «оркестрантов», ставят под сомнение тот факт, что «Вагнер» – это исключительно частная военная компания. И заставляет думать, что «Вагнер» ищет какую-то свою собственную нишу среди войсковых подразделений и свои специальные боевые задачи среди всех задач, что стоят перед ВС РФ.

8293010 08.10.2022 Бойцы артиллерийского расчета ЧВК «Вагнер» на территории ЛНР. Виктор Антонюк / РИА Новости

До последних событий о «Вагнере» писали как о группах спецназа или службе безопасности, но соледарский прорыв показал, что группа способна брать город штурмом. Эти штурмовые отряды – очень перспективная ниша в рядах вооруженных сил.

История штурмовых подразделений по-своему сложна и неоднозначна. Впервые штурмовые группы появились в Первую мировую войну – их создал немецкий генерал Эрих Людендорф. Военные действия в то время велись почти исключительно пехотой и артиллерией. За счет этого наступающая сторона всегда несла исключительно тяжелые потери. Солдат уничтожала крупнокалиберная артиллерия обороняющихся. В связи с тем, что никто не хотел наступать на укрепленные позиции противника, война превратилась в позиционную, фронты перемещались редко, а успешные прорывы были штучными и мало влияли на общий ход военных действий. В этой ситуации немецкий генштаб разработал оригинальную тактику: лучших и опытнейших солдат вооружали лучшим оружием и защищали дополнительной броней. Это позволяло малым группам прорывать в отдельных местах линии обороны. В образовавшуюся брешь врывались основные войска, с помощью гранат, штыков и огнеметов зачищали траншеи и закрепляли успех.

Несложно догадаться, что ветераны штурмовых войск, выжившие в такой мясорубке, практически сразу становились героями. В войсках они находились на особом положении и даже начинали активно участвовать в политике. Есть много мрачных фактов из истории штурмовых подразделений. Факельные шествия в нацистской Германии проводили не общие войска, а именно ветераны-штурмовики, желавшие вернуть свое элитное положение в обществе. Часть итальянских штурмовиков «Ардити» стали чернорубашечниками и поддержали фашистский режим Муссолини. Нацистские идеи разделяют и нацбаты Украины, которые иногда выполняют ту же функцию штурмовых подразделений. Однако есть и абсолютно диаметрально противоположные, положительные примеры. Часть тех же итальянских штурмовиков «Ардити» создали организацию «Народные смельчаки» и активно противостояли фашистской идеологии. Штурмовые части Австро-Венгрии показали выдающийся героизм и высоты патриотического духа с 1916 по 1918 год и до последнего сражались за империю и народ. Что же касается СССР, то штурмовые группы широко применялись советскими войсками начиная с боёв за Сталинград. Массовый характер их применение получило в 1944—1945 годах при освобождении и зачистке городов СССР и Европы от германских войск и войск их сателлитов. Штурм Кёнигсберга и Берлина во многом был реализован силами штурмовых бригад. В их настроении и мотивации усомниться сложно – многие штурмовики стали народными депутатами, сделали карьеру в армии и были убежденными коммунистами.

Хотя ко Второй мировой войне для прорыва фронта начали использовать танки, роль штурмовиков не упала. И даже возросла: танк представлял собой грозную силу в чистом поле, но в условиях города превращался в легкую мишень. Уничтожение на городской улице первого и последнего танка в колонне практически означало уничтожение всей колонны. В тесноте плотной застройки танку негде маневрировать и вести эффективный огонь. Штурмовые отряды, наоборот, будучи достаточно скрытными и мобильными, могли зачищать здание за зданием от закрепившихся в них войск противника. Их гражданские аналоги — спецназы ФСБ, МВД, Наркополиции, также, по сути, штурмовые отряды, выполняющие ту же функцию.

Со временем танки все больше утрачивали свою эффективность. Во-первых, из-за развития средств противотанковой борьбы. Даже пресловутые «джавелины» окупают свою стоимость. Во-вторых, из-за современных средств обнаружения. Все это привело к тому, что роль танка на поле боя меняется: он превращается в мобильную артиллерию и бронемашину пехоты, когда подвозит солдат «на броне». Танки больше не прорывают фронт и уже не нужны в таких количествах. Это резко повышает значение штурмовой пехоты, предъявляет новые требования к их подготовке, экипировке и снабжению, и, в свою очередь, отражается на их политико-правовом статусе. Если во второй половине XX века они могли быть органичной частью общих войск, то теперь явно что-то меняется.

Военный эксперт Скотт Риттер, постоянно комментирующий проведение СВО в западном экспертном сообществе, полагает, что группу «Вагнер» не стоит больше рассматривать как частную военную компанию. Он считает, что её появление означает начало перехода российской армии на полностью профессиональную основу, что нельзя было осуществить в рамках старой управленческой структуры национальных вооруженных сил. Требование полностью отказаться от призыва выдвигали разные круги, начиная с позднего СССР и до наших дней. Возможно, теперь для этого появилось подходящее решение.

Такое смещение понятий не является чем-то принципиально новым. Еще в 50-х годах XX века многие полагали, что будущее за т.н. «транснациональными корпорациями» которые независимы от любых национальных правительств и способны работать в любой точке мира, легко меняя юрисдикции и перемещая активы и финансы из страны в страну. Говорили, что будущее будет буквально принадлежать транснациональным корпорациям: они будут выдавать своё гражданство, собирать налоги, обеспечивать безопасность своих подданных и объединяться в рамках некой гипотетической Организации объединенных корпораций, так же как нынешние национальные государства состоят в ООН. Время показало, что этому не дано сбыться. Транснациональные корпорации сегодня – это еще один способ мировых держав вмешиваться в дела других стран. Как по команде они выполняют обязательства по санкциям, установленные их суверенами, закрывают свои филиалы в неугодных странах, выводят деньги и отзывают линейки товаров. Возможно, в эту же сторону движутся и частные военные компании.

Штурмовые подразделения в рядах армии на особом положении. Именно поэтому эволюция «Вагнера» из частной компании в штурмовые подразделения вполне закономерна. Риск штурмовиков втрое больше, чем солдат в обычных подразделениях. Это требует специальных средств защиты, модульных бронежилетов-разгрузок, дополнительных технических решений, обеспечивающих тактическую разведку и лечение в полевых условиях. Также требуется и особое частно-государственное финансирование для комплектования штурмовых частей.

Вакуум в области штурмовых подразделений в начале СВО привел к тому, что это была в первую очередь операция, выполняемая силами спецназа, артиллерии и легкой пехоты. Тактики просачивания, которые применялись вначале, выполнили свою роль, но уже с конца осени оказались недостаточными.

Штурмовики также важны для армий, построенных на доктрине континентализма, как для островных и полуостровных держав важны морские пехотинцы. И неспроста штурмовые подразделения наводили на последних ужас. Так, Stormtroopers из вселенной «Звездных войн» — это выражение ужаса англосаксов перед штурмовыми подразделениями континентальных государств. Как же образовался этот вакуум? Почему мы остались без, в полном смысле этого слова, штурмовых подразделений, с одними только мотопехотными частями?

Россия не вела полноценных континентальных войн со Второй мировой войны. Войны в Афганистане и Чечне, а также различное участие в мелких конфликтах времен «холодной войны» не требовали полноценных и дорогостоящих с точки зрения подготовки, экипировки и оснащения штурмовых подразделений. Только с осени 2022, когда тактика просачивания себя исчерпала, потребовались штурмовые силы. Здесь и появляется «Вагнер». Сегодня к ЧВК не стоит относиться как к тем, кто предоставляет свои услуги на рыночной основе. Возможно, скоро вообще не будет не только никакого рынка частных военных услуг, но и вообще какого бы то ни было свободного рынка. ЧВК – такие же армии своих государств, как и национальные армии. Так же как транснациональные корпорации – это экономические руки своих правительств.

Возможно, нам стоит относиться к феномену «Вагнера» как к чему-то хорошему и помогающему делу глобального мира на очень важном участке в структуре вооруженных сил России. Как уверяет британский теоретик стратегии Бэзил Лиддл-Гарт, для того и ведутся вооруженные конфликты – чтобы получить мир лучше предыдущего.

Автор: Виталий Трофимов-Трофимов

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ